Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Алексей Петров. И несерьёзно так, что всё всерьёз

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Поздняя осень
 
Проснись и задержи дыхание, 
Замри зародышем-козявочкой, 
Понаблюдай, как расстояния
Со временем свернутся в трубочку.
 
И ты услышишь невозможное, 
Как у тахты вздыхают тапочки, 
Глухое шарканье прохожего, 
Что первым побредет по улочке.
Как воскресенье запоздалое
Наполнится осенней ленью, и
Соседи ждут под одеялами, 
Когда же включат отопление...
 
 
Так
 
Так капля за каплей, летящей вниз
на чей-то пиджак, на асфальт, карниз 
за радугой, воткнутой в горизонт
за тем, кто сейчас открывает зонт
скрываются рваные ветры роз
и солнце, заплаканное до слёз...
 
 
Средневековое
 
Раздавались ох да ах
По лихим окрестностям, 
В фешенебельных домах
И на сельской местности.
 
По оврагам и кустам, 
Да вдали за речкою…
Обошлось не без костра
С юными сердечками.
 
Закипала дымом кровь, 
Да в таких позициях...
 
Это я не про любовь, 
Я – про инквизицию.
 
 
Африка
 
Лоснилось солнце чёрным,
Вздымалось небо белым,
И рыжим отливали
Пружиночки волос, 
Мы были не причем, но
Тянулось тело к телу
Свирелью сатурналий
И пением стрекоз.
 
А ты была рабыней,
Не знающей хозяев,
Сбегающей по коже
Счастливою слезой
От знания, что были
И слишком много знали
Чтоб просто не тревожась
Уснуть перед грозой.
 
Я бредил про однажды,
Шептал, что все срастётся
И что в Сибири, клялся,
Такая же жара,
Испытывая жажду,
Закатывалось солнце,
И вдалеке качался
Колодезный жираф
 
 
 * * *                                                          
                                                      Киру Ленникову
 
Течет рекою за годом год, и тихо стучат часы,
То бодро ходят усами вверх, то вниз опустив усы.
И время капает, как вода, и сыплется, как песок.
Здесь проще некуда, господа, вот – палка, вот – колесо
 
Но если правильно заглянуть под брови усталых крыш,
То сразу ясно, где видишь сон, а где бесполезно спишь.
И слышно четко, как трется фа о старый скрипичный ключ.
Кому-то плохо, кому – лафа, кому-то и пух колюч.
 
И коли поразмышлять всерьез о времени, что идет,
То можно просто сойти с ума, а можно – наоборот.
И время скачет, как детский мяч, и тянется, как резин…
А стих дописан.  И через час. Откроется магазин.
 
 
* * *
 
Как будто дождь. И он, увы, прошёл.
Не разуваясь.
Здесь не безумно. Просто хорошо.
И не стараясь.
 
Ни темноты, ни смерти не боясь,
В глазу у кошки
Возможно жить и жить, не торопясь,
По чайной ложке.
 
Полцарства нет, но я ещё герой
И конь на троне,
И дворник с бородатою метлой
Твой сон не тронет.
 
Здесь кошка-ночь с подпалинами звёзд
Легла на крыши.
И несерьёзно так, что всё всерьёз, 
Пока ты дышишь.
 
 
Покойный муж
 
Батя мой, работая уже в Кемерово на КЭМЗ, знаком был с одной замечательной тетенькой. Тетенька заведовала кандейкой с краской и прочим хозинвентарём. Как эта должность называется, я вспомнить затрудняюсь, но их обычно называли "бабой Зиной" или там "бабой Валей", не в этом суть... 
 
И был у бабы Зины перед кандейкой маленький кабинет и стол. И на столе стояла фотография. Батя каждый раз смотрел на нее и думал, какая баба начитанная, а с виду и не скажешь. А потом как-то не выдержал и спросил. А кто это? На что баба Зина с гордостью ответила: "Это мой покойный муж".
 
Батя мой человек деликатный и сдержанный, поэтому ни один мускул не дрогнул на его лице. А Хэмингуэй на фотографии, кажется, улыбнулся...
 
 
Мечта для Абрамовича
 
Засыпая, Ромка мечтал о разном. И о машине времени, и как бы здорово было полететь куда-нибудь на космическом корабле, или, ещё того лучше - на Фиджи. И даже о волшебной палочке бывало, хотя был Ромка, признаться, мечтателем далеко не малолетним. Правда, мечты от этого к реалиям приближались ненамного.

– А вот подарил бы мне, подумал Ромка, - тёзка Абрамович, или там, «Какой-Нибудь Билл Гейтс» миллион долларов, а лучше два. Хотелось бы конечно миллиард, или хотя бы четвертинку миллиарда, но согласитесь, миллион долларов, он куда как реальнее миллиарда. Да и не знал Ромка, что будет делать с миллиардом, а с миллионом знал. И да…. Подарили чтоб не просто так, а прочел бы Абрамович или «Какой-Нибудь Билл Гейтс» Ромкины стихи или рассказики, поразился бы их талантливости, смахнул скупую мужскую со щеки, и подарил.

О том, что Абрамович или «Какой-Нибудь Билл Гейтс» стихов не читают Ромка предпочитал не думать. Просто вероятность того что прочтут мала. А так они совсем не жадные, как думают некоторые, а просто очень занятые. И им некогда искать в интернете Ромкины стихи, чтобы поразиться их талантливостью, а так бы обязательно. Обязательно подарили.

Ромка тут же купил бы коттедж где-нибудь в окрестностях своего не самого большого города. В месте, что принято сейчас называть «города спутники». Ну типа «Солнечной Опушки». С аккуратными улочками и чистым воздухом. И чтоб не до фига комнат, но чтоб обязательно гостевая спальня, камин, бильярд и два холодильника.

А еще лучше сразу скопом, штук двадцать коттеджей купить и чтоб все рядышком. Друзьям раздарить. О их планировке Роман думал еще меньше чем о своей, ну тут оно и понятно. У друзей у самих голова на плечах, сами разберутся где мангал поставить. Так и зажили бы большой улицей. И соседи незнакомые не беспокоят, и в гости друг к другу ходить не далеко.

А Ромка тем временем бросил бы работу, но не сразу, а подошёл бы к нравящейся ему девушке Даше из соседнего отдела и позвал жить к себе. Но без всяких задних мыслей, а просто потому что друзья, и ему нужна домработница, у которой была бы единственная обязанность. К примеру - готовить для собаки и кормить её вовремя. Потому что у Ромы, конечно же, со свалившимся капиталом появится много неотложных дел, и собаку он вовремя кормить не сможет. А Даша собак любит. А в остальное время, свободное от кормления, пусть делает все что хочет, всё равно домоседка. Хочешь в игры играй, хочешь кино смотри. Хочешь в бассейне купайся. (Ромка быстро достроил для Даши удобную комнату и бассейн.) А потом...

А потом можно будет отдыхать, перечитывать любимые книжки вслух, пересмотреть все любимые фильмы и неожиданно Даша поймет что Рома тот самый-самый и родит ему двоих пацанов...

Ромка долго думал как они назовут близнецов, но так и не решился называть их без Даши. Но, чтобы облегчить ей поднятие только что вылупившегося поколения на ноги, он нанял десять квалифицированных нянь, поцеловал счастливую супругу и пошел строить дельфинарий.

Дельфинарий должен быть обязательно крытым и просторным. А рядом еще надо будет построить летний аквапарк. Впрочем, аквапарк, это раз плюнуть. Уже считай построили. А вот с дельфинами сложнее. Это же и специалисты нужны как содержать, и дельфинов как-то надо в Сибирь доставить, чтобы им было комфортно. И, самое главное, сколько брать? Ромка сошелся на четырех бутылконосах, и четырех черных афалинах. Чтобы им не было скучно.

Сыновья росли так и не названными, а Даша так вообще на некоторое время была забыта. Но дельфины - они же умные как люди. Я бы даже сказал, умнее, поэтому дрессировка им не потребовалась, и уже спустя какое-то условное, а в мыслях и вовсе незначительное время, потраченное на постройку и обустройство - состоялось открытие дельфинария. И все на него пришли. И было просто здорово. Дельфины прыгали из воды, а дети смеялись. И, да… Вход в дельфинарий и в аквапарк детям бесплатный!

Поначалу Ромка хотел сделать бесплатным вход для всех, но прикинул что денег, судя по всему, уже почти не остаётся, ибо постройка и содержание приличного дельфинария в Сибири – штука наверняка невероятно дорогая. Так что пусть худо-бедно отбивается хотя бы живая сельдь и прочая скумбрия. А мороженой Ромка своих дельфинов кормить не собирался.

Он уже собрался устыдиться своей мелочности, но тут в дельфинарии к нему подошла его бывшая жена. Она привела туда его дочь. Уже почти взрослую. Ей уже должно быть лет семь-восемь. Дельфинарий построить, это же год минимум...

И всё было бы...  Естественно. И почти никому не больно. Ромка бы подружился с дочерью, а она с младшими братьями и с Дашей. И приезжала к отцу всё чаще и чаще, а может бы и осталась на «Солнечной Опушке» жить с отцом и новой семьей, потому что тут школа лучше, а на школу ну точно от миллиона или двух после дельфинария осталось.

А у бывшей... У бывшей пусть тоже будет всё хорошо. Но чтобы она всё увидела и поняла. И осознавая, что ошибалась, чуть-чуть кусала свои бывшие локти...

Уже засыпая, уставший после дельфинария и вернувшийся мысленно домой с Дашей и детьми, Ромка успел подумать о глупой невыполнимости своей мечты. А потом представил, что где-то там далеко Абрамович или «Какой-Нибудь Билл Гейтс» лежит и не может заснуть. И мечтает. Мечтает о том, чтобы у него была мечта.  Эта мысль почему-то его успокоила, и их даже стало немножко жалко.

Ромка спал и улыбался во сне. Возможно ему снились один или два миллиона долларов, девушка Даша с безымянными карапузами или дочь Аля. Никто не знает. Думаю – ему снились дельфины...
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.