Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Бегут, бегут седые облака…

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Вослед уходящим

С какой-то глубокой-глубокой щемящею болью
Я слышу о том, что из жизни ровесник ушел.
Как будто мы связаны общей судьбой и любовью,
Как будто мы птицы, летящие стаей большой.
И снова, и снова, взмахнув неуклюже крылами,
Товарищ по стае прервал свой недолгий полет…
Все меньше и меньше друзей, остающихся с нами,
И кто-то последний крылами прощально взмахнет.
 

Забытое лето

Лето явилось внезапно, как гость,
Что-то забытое напоминая,
Яблонь цветущих взяв себе в горсть,
Синего неба, звона трамвая.
Словно сквозь сон вспоминаю тебя,
Честное слово, мы где-то встречались!
Помнится, где-то бродили, любя,
Помнится, где-то с тобой обнимались.
Вот только имя не вспомню никак.
Не обижайся, давно это было.
Ты извини, что в душе моей мрак,
Что-то в ней умерло, что-то остыло.
Ты лишь заветное слово скажи –
Может, я вспомню встречи той радость…
Что же в глазах моих небо дрожит?
Памяти, что ли, совсем не осталось?
 

Фото у фонтана

Сфотографируй меня у городского фонтана,
Под звуки скрипичных этюдов Ванессы Мэй.
И остановится всё на фото, как ни странно:
Струи фонтана, фигуры прохожих, лица людей.
Только душа моя будет лететь неустанно,
С музыкой слившись, в далёкий неведомый путь.
Но не увидишь её ни на фото, ни с телеэкрана –
Может быть, в голосе скрипки услышит её кто-нибудь.
 

Я ещё возвращусь в золотую долину

Я ещё возвращусь в Золотую Долину,
Где меня не забыли друзья и враги,
Где шумящие сосны уходят в пучину
Вековой, неоглядной сибирской тайги.

Я ещё возвращусь в этот город науки,
Где горит моя юность кленовым листом,
Через все расстоянья, года и разлуки
Я вернусь на заре в свой покинутый дом.

Я вернусь в сентябре, когда звёздное небо
Над штормящим заливом опустит шатёр,
И в награду за то, что я столько здесь не был,
Лес расстелит цветной драгоценный ковёр.

Будет солнечный день, – может быть, воскресенье,
И с Морского проспекта идя наугад,
Я увижу, как в небе знакомые тени
Сквозь верхушки деревьев навстречу летят.

Я услышу имён позабытые звуки,
Голоса отдалённые в шуме листвы,
И невольно раскрою навстречу им руки,
В пустоту, в уходящую ввысь синеву.

Мы пройдём, как миры
в параллельных пространствах,
На мгновенье коснувшись друг друга лучом,
И дымок сигареты растает бесстрастно,
Когда, снова очнувшись, я вздрогну плечом.

Я зайду наугад в дверь ближайшего дома,
Сам не зная ещё, что же будет затем…
И какой-нибудь мальчик, сын старых знакомых,
Скажет: «Дядя Володя, вы к нам насовсем?»
 

Орфей и эвридика

Ты только не смотри назад, Орфей,
На Эвридику – ведь тебе сказали,
Что суждено навек расстаться с ней,
Лишь ты уступишь боли и печали.

Ты просто верь, что за тобой идёт
Неслышной тенью верная подруга.
Опасен этот долгий переход,
Но ты не должен показать испуга.

Представь, что впереди струится свет,
Услышь далёких птиц призыв певучий.
Для смертных из Аида хода нет –
Лови, раз повезло, счастливый случай.

Представь себе, взглянув через века, –
Тебя напишет Питер Брейгель Старший!
Но эта перспектива далека –
Иди вперёд, тебе уже не страшно.

Ты слышишь – Монтеверди, Глюк и Гайдн
Тебя волшебной музыкой прославят.
Орфей, ты только не гляди назад –
Пускай тебя надежда не оставит.

Увы, увы, – не слышишь ты меня,
Мой голос до тебя не долетает.
Ты оглянулся, тень её ловя, –
И Эвридика исчезает, тает…
 

Одна большая деревня

Сегодня весь мир –
Одна большая деревня.
И потому все земляне –
Мои земляки.
Здорово, земляк! –
Говорю я испанцу и немцу.
Здорово, земляк! –
Говорю я индусу и негру.
Как жизнь, как здоровье?
Что нового в нашей деревне?
И мне отвечают:
Здорово, земляк Владимир!
Живём себе понемногу,
Хотя хотелось бы лучше.
А как там у вас в России,
В сибирской глубинке? –
И мы, слава Богу,
Живём себе понемногу.
Захаживайте к нам в гости
По-братски и по-соседски.
Своим, деревенским людям,
Всегда будем рады.
Деревня у нас большая –
Всех сразу и не узнаешь!
А где-то в пещерах, я слышал,
Живут ещё троглодиты.
Они до сих пор не верят,
Что мир – большая деревня.
Увидите троглодитов –
Зовите их тоже в гости!
Пускай убедятся сами,
Что люди в МИРЕ живут.
 

Шизер

Шизер – не лузер, не мазер, не лазер.
Кто такой шизер? – спросите вы.
Тот, кто вторгается властно в ваш разум
И оставляет в нём раны и швы.

Тот, кто не даст вам ни сна, ни покоя,
Скальпелем слова ваш ум раскроит,
Тот, кто пред вами раскроет такое,
Что вашу душу насквозь поразит.

Зло и добро поменяет местами,
В логике корень безумья найдёт,
Лёд превратит в раскалённое пламя,
Яд превратит в свежий сотовый мёд.

Вы шизанётесь, перевернётесь,
Сбросите шляпу, мозги и пальто.
Вы никогда в этот мир не вернётесь,
Вас не узнает здесь больше никто.

* * *

Эпоха Гутенберга позади.
Лишь мы, жрецы культуры уходящей,
Ещё читаем книги, но всё чаще
С тоскою и стеснением в груди.
Вокруг шумит эпоха Интернета,
CD и DVD, и дела нету,
Что миллионы драгоценных книг
Уйдут в макулатуру не за фиг.
Прошла эпоха глиняных табличек
И рукописных книг – и что жалеть,
Что потускнела переплётов медь;
Тех мастеров уже никто не сыщет.
Так и о нас, смешных библиофилах,
Потомки скажут: время их пробило.
На скромной флэшке в десять гигабайт
Кристаллы десять тысяч книг хранят.
 

Сентябрь

Прохладою небес окутались леса
И, словно виноватые, примолкли.
И стали тише птичьи голоса,
И влагой дождевой цветы намокли.
Так и душа трезвеет в сентябре,
Послушная дыханию природы,
И загодя, к назначенной поре,
В ней незаметно что-то происходит.
Бегут, бегут седые облака,
И кажется – то годы пролетают.
И стаей журавлиною строка
Моих стихов когда-нибудь растает.
 

Исток письма

Способность видеть символы и знаки
В узоре на камнях, в сплетении ветвей,
На крыльях бабочки и в звёздном Зодиаке,
И в беге волн, и в бликах на траве
Когда-то иероглифы родила,
Чтоб чудо слова в знаках удержать,
И письменность исток тот сохранила,
Чтобы к нему могли мы припадать. 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.