Журнал Огни Кузбасса
 

Константин Стафиевский. Письмо себе

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
***

Время расставило все на свои места,
Загнало каждого в свой круг.
Сказало когда надо жить перестать,
Указало каждому: враг, друг.

Каждому ноша своя–непосильный груз,
Под кожу вшита немая боль.
Время знает будущее каждого наизусть,
Рассматривая каждого как ноль.

 

Пыль всем пуская в глаза и смеясь в ответ,
Водит за нос по кругу дней.
Водит долго, пока не исходит на нет
Терпение каждого. Кто сильней?

Время – проверка на прочность, на "кто есть кто".
Стреляет в спину, не видя глаз.
Время скрывается тихо. И все. Притом,
Уносит пепел того, кто угас.

На выбывании каждый, кто в круге игры
Стрела по кругу вращается.
Кто будет первым, а кто станет вторым -
Не обсуждается...


***

Внутри НЕ себя, я СЕБЯ обнаружил.
Буквально недавно, на прошлой неделе.
Помню, я видел как в темной луже
Свободно летать облака умели.

Ветер учил меня быть крылатым –
Я научился смотреть на небо.
Жизнь врачом приходила в халате,
В котором лежало всегда плацебо.

Как хорошо не включать телевизор,
Помнить, что есть за окошком птицы.
Я просто живу и не жду сюрпризов,
Я не хочу побывать за границей.

Окутан травой и проветренный летом.
Просто сижу. Остальное неважно.
Наутро письмо, а точнее, с рассветом.
Себе я отправлю в конверте бумажном.


***
Природа подарила мне сослепу вечные окна глаз,
Через которые я вижу, какую-никакую жизнь.
Они открываются при рождении в первый раз.
Они смотрят налево, направо, и вверх, и вниз.

Я просыпаюсь утром и снова я есть живой.
В глазах утопает сумрачно-городской пейзаж.
Лампочка солнца зажигается надо мной
И я составляю из города свой коллаж.


Сегодня


Сегодня, знаю точно, снег растает
И я увижу свет прозрачней прежнего.
Земля меня вокруг себя вращает,
А я иду по улицам заснеженным...

Небесный потолок повис над нами
Он изредка иЗВЁЗДкой осыпается.
Ты Вечность измеряешь временами –
Она всего лишь мигом измеряется.

Вот, видишь, как всё странно в этом мире.
Вот, мыслями похожими меняемся.
В прошедшем было много черных дырок.
Планета нас вращает – мы вращаемся.


***

Нам незачем бежать, нам некуда спешить.
Мы больше просто так не будем торопиться.
Мы скоро, как и все начнем, наверно, жить.
Утрами в семь вставать, и вечером ложиться.

Нам незачем бежать, нам некуда спешить.
Пора без суеты уже дышать свободой,
И сердце нам от ран пора свое зашить.
Сегодня маслом вверх летают бутерброды.

Нам незачем бежать, нам некуда спешить.
Но мы опять бежим и не остановиться.
Дай Бог, себя в себе надежно сохранить.
Но ветер навсегда срывает наши лица.


Молчание

Так тихо в комнате моей, что свет
Боится надевать себя на стены.
Поэтому его, сегодня нет.
Я с тишиной молчу, но откровенно.

Так тихо, что пора сойти с ума
В четырехстенном замкнутом молчанье.
Я знаю, что когда придет зима,
Опять меня загонит в плен-отчаянье.

Так много в этой старой тишине,
Что слов не нужно говорить впустую.
Я вижу тени на моей стене
Послание мне тайно адресуют.

Глаза переболели тишиной
И тем, что не до сна вторые сутки.
Я уезжаю в сны, я там чужой,
Чужой до помутнения рассудка.

Спешить молчать, но медленно спешить.
Молчание почти уже взаимно.
Мне не о чем сегодня говорить.
Твое я, молча, повторяю имя.


Миллениум – минимум лет

Мой миллениум начинает отсчет не с начала.
Когда все смирились, молча, душа кричала.

Я знаю, куда я иду, и что там случится.
Поздно чудо лелеять - пора лечиться.

В моем миллениуме нолей на порядок меньше.
И сразу вопрос пульсирует: "Камо грядеши?"*

Милениум - минимум лет всего лишь.
Я говорю: "Уйду", ну а ты не споришь.

____________________________________________________

* Из Библии (на церковно-славянском). Рус. пер.: Куда ты идешь?



***

Папа Карло был пьян, когда делал своего Буратино.
Время смеялось над ним а он в рамках «Так принято»
Жил, словно гений писал свою бредо-картину,
Не помня, когда и за кого была первая рюмка выпита.

Ну, а время идет. Папа Карло стареет и портится.
Буратино проклинает отца за трухлявое дерево.
Остается сидеть или пытаться  бесполезно ворочаться,
Осознавая, что дерево в руки мастера не поверило.

Мастер набит пьяной радостью, гордый за сына.
Сам забыл, как он выглядит, сколько исполнилось лет.
Папа Карло был пьян, когда делал своего Буратино
И теперь он не помнит: был он, есть или нет.


***

Эти стены были тюрьмой нам на долгие годы,
Преградой для света и чужих интересных глаз.
Этот мир - обрывок всеобщего сумасброда,
Этот мир - осколок, частица, мгновение нас.

Мы склеены клеем, и нам не уйти от событий,
От произошедших и будущих новостей.
Мы связаны болью – невидимой крепкостью нитей
И сочетанием всех позвонков и костей.

И никто и ничто вроде не виноваты.
Только этот бурлящий с частотностью мыслей вулкан
Заменяет круг моего-твоего циферблата
На круг, который ты видишь, когда допиваешь стакан.

Мы придуманы так, чтобы быть постоянным вопросом,
Искать в темноте как перчатки знакомые голоса.
Всё бы не было сложно, если б всё оказалось так просто.
Жизнь – это асфальтовая дорожка – черно-белая полоса.

 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.