Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Проза

Юрий Копытин. Тайный вояж. Отрывок из романа

Рейтинг:   / 1
 «История России…Она, как вымощенная камнем дорога, отображает путь, пройденный нашей державой. Каждый участок брусчатки – своя эпоха, олицетворяемая: самодержцами, полководцами, учёными.
Но чтобы значила слава царей, триумфально прошедших свой путь, без прочной опоры под ногами – миллионами гранитных кирпичиков – судеб простых людей, отдавших себя служению Родине. Об некоторых из них – сибирских казаках, верой и правдой отслуживших Отечеству, расскажет этот роман».

Любовь Скорик. Рассказы из цикла «Тени детства».

Рейтинг:   / 1
КУКЛА
Мудрец изрёк: «Человек не может быть полноценным, если не имел счастливого детства». На то и мудрецы, чтобы изрекать истину. Уж они-то не ошибаются. Следовательно, я вот – особь воистину неполноценная. Быть ущербной мне предначертано судьбой сызмальства, бессрочно и бесспорно. Ибо у меня вообще детства как такового не было. То есть возраст, обозначаемый этим словом, я, конечно же, прожила. Но как-то не по-настоящему, вроде понарошку.

Александр Брюховецкий. Мы шахтёры, брат. Рассказ

Рейтинг:   / 1

«Пусть родные не ропщут,
Не скулят обо мне,
Что лежат мои мощи
На такой глубине».
 
 Дмитрий Клёстов



Конец смены у забойщика. Дома семья, дети и прочее, что мило сердцу простого человека. Но в шахте бывает всякое: каменный свод, являющийся для подземных тружеников своеобразным небом, может рухнуть в одночасье, и полетят человеческие души по самым тёмным закоулкам мироздания.

Виктор Коняев. Горе, горюшко, война. Рассказ.

Рейтинг:   / 1
Станцию Кородеево заколотило в лихорадочном ритме войны - эшелоны, составы, теплушки пугали тайгу придорожную тревожными вскриками паровозов и дробью колесной. Шория отдавала фронту, что имела: руду, пушнину, лес, мясо для армии и мясо для танковых гусениц и орудийных снарядов.
Первые месяцы войны в Усть-Пазнассе, как и по всей Рассее-матушке, не успевали просыхать платки, рукава и подолы от слез бабьих и ребячьих.

Александр Хохлов. Отец. Рассказ.

Рейтинг:   / 0
                        I
 
 Отец мой, Андрей Кондратьевич Хохлов был очень увлекающейся натурой,  даже – страстной. Когда он жил фотографией, весь дом был в увеличителях, фотобумаге, в бесконечных пластмассовых ванночках для проявления, промывания и закрепления, черных бачков, различных по размеру резаков, проявленных  и не проявленных черных пленках во всех углах квартиры. Пленок было, наверное, сотни. 

Владимир Ильиных. Нефёдов и Найда. Рассказ.

Рейтинг:   / 1
Даже сейчас, по прошествии долгого  времени, перед глазами видится  фигура Нефедова,   отчетливо и ярко, как на киноленте.  Ранняя весна, грязь, но мужчина  ловко едет на велосипеде посередине деревенской улицы. Сам – в шапке - ушанке с аккуратно спрятанными завязками наушников на макушке.  Былая выправка солдатская  велит…  Ноги едва достают до педалей. Потому, как росточку не дал ему Бог  большого.  Так… метр с кепкой.

Александр Брюховецкий. Убить зверя. Рассказ.

Рейтинг:   / 0
Обожал матюкаться Анатолий Трескин. Просто смаковал непристойное словцо, да так, что рядом с ним порядочному человеку хотелось тут же провалиться на месте. Порядочному человеку казалось при этом, что всякая певчая пташка, сидящая на ветках и усердно вещающая о красоте божьей, тут же превращалась в дохлую ворону, падающую прямо ему на голову. Таков русский изысканный мат в устах Трескина. Мало того - богохульничал он.

Владимир Мазаев. Искушение 45 года.

Рейтинг:   / 1
На календаре - последний военный январь. Сводки с фронта летят победные, а январь здесь, в глубоком сибирском тылу, ведёт себя – ну как последний диверсант. То обрушивается на город небывалым гололёдом, рвёт провода, погружая целые кварталы во тьму, загуливает вьюгой, и тогда вязнут в заносах трамваи, битком набитые рабочими сменами металлургического комбината, буксуют посреди улиц грузовики.