Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


История общения друг с другом (три фрагмента воспоминаний)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Как всё начиналось

Я и раньше в журналистской и литературной практике предпочитал свидетельства из первых уст пересказам и комментариям, которые неизбежно обретают субъективный характер. Теперь, приобщившись на склоне лет к музейному делу, в полной мере оценил документальность факта, достоверность детали, естественность интонации, закономерность и вероятность события. Дорогие мне люди предстают в монологах и высказываниях, в поступках и письмах, в мечтах и творческих откровениях. Многие из них умерли, но они продолжают разговаривать со мной, с нами. Без их свидетельств невозможно постичь происходящее.

Осенью 1976 года Кемеровское книжное издательство отмечало свое тридцатилетие. И директор издательства Виталий Васильевич Банников поручил мне выпустить газету, посвященную этому событию, - настоящую, в двухкрасочном полиграфическом исполнении, четырехполосную, тиражом 500 экземпляров. К сожалению - малоформатную, это несколько сковало творческий порыв авторов, к которым я обратился, ограничив их воспоминания определенными размерами. Теперь эти строки бесценны. Они об истоках, о том, как все начиналось. Каждая фамилия, каждое издание книги - предмет исследования для историка и краеведа.

Мне и в голову не приходило, что я издаю будущий музейный экспонат, хотя об исторической основательности и достоверности я, конечно же, заботился. И сегодняшний Геннадий Юров (музейный работник) благодарен тогдашнему Геннадию Юрову (матерому журналисту) за предоставленную ныне возможность обнародовать, ввести в исследовательский обиход уникальные материалы, вышедшие из-под пера известных в Кузбассе людей.

Газете я придумал название - «Свет в ладонях». Безусловно, оно продиктовано издательской эмблемой «Рука - уголек - пламя». Эмблема как бы освещает первую полосу, врисованная в заголовок. Полагаю, тогда и началось мое участие в совершенствовании символического рисунка.

Первым откликнулся на мою просьбу Александр Никитич Волошин, которого мы называем патриархом литературы Кузбасса. И тогда называли. И дело не только в том, что он автор нескольких романов о земле Кузнецкой. Но и в том, что он принял участие в становлении десятков писательских судеб, бережно и нежно пестовал каждого из нас. В его квартиру на четвертом этаже дома по улице Весенней (там ныне установлена мемориальная доска) мы подымались по нескольку раз на неделе, несли сюда новые стихи и рассказы, беды и радости, свои суждения о жизни и творчестве. И Никитич всегда нас выслушивал. «Все мы вышли из-под крыла Волошина!». Эти слова верны для нескольких поколений кемеровских литераторов и журналистов.

Свое воспоминание Никитич назвал «У истоков»:

«Это было сразу же после Великой Победы в войне с фашизмом. Работы впереди у каждого - море неоглядное. Нужно было восстанавливать промышленность, сельское хозяйство, транспорт, сёла и города, подвергшиеся нашествию коричневой чумы. И тут, как и в годы войны, первое слово принадлежало Уралу и Кузбассу.

Боль утрат, понесенных в борьбе с врагом, прибавляла ярости, усиливала порыв в будущее шахтеров и металлургов, строителей и колхозников, интеллигенции. Наступили трудовые будни. В областной, городских и районных газетах появились об этом первые очерки, рассказы, стихи. И мечталось о первых книгах.

Регулярно собирались при редакции газеты «Кузбасс». Приходили Алексей Косарь, Иван Балибалов, Григорий Умнов, Михаил Небогатов, старейший поэт Сибири Иван Ерошин и многие другие. Часами читали стихи, прозу, даже драматургические опыты, со страстью спорили, и, чего греха таить, иному из нас казалось, что только ему одному ведомы потаенные секреты творчества, мастерства. Хотя не только до мастерства, но и до просто умения было еще ой как далековато. Но главное, конечно, что всех сближало, я бы сказал даже роднило, так это бескорыстная, трепетная любовь к слову, которое немедленно же нужно было найти, с которым хотелось обратиться к людям, к читателям, которое бы повествовало о том, что такое есть огромная Жизнь, ее просторы, ее слезы и песни.

Помнится, как воодушевило некоторых из нас предложение издательства «Кузбасс» принять участие в составлении сборника «Передовые шахтеры» по материалам комбината «Кемеровоуголь». Небольшие очерки о людях Анжерки, Ленинска-Кузнецкого, Кемерова написали А. Косарь, Э. Ливянт, И. Балибалов и другие. Книжечка получилась тоненькой, но это же была первая книжка, отпечатанная типографским способом, сброшюрованная и даже в картонном переплете - как у людей.

Еще немного погодя была работа над сборником о Кузнецком металлургическом комбинате, о его людях - «Трижды орденоносный». И еще через год вышел первый номер нашего областного альманаха. При помощи партийной организации литературный актив получил свой печатный орган. Самые смелые наши мечтания стали претворяться в жизнь».

Конкретные даты тех событий мы найдем в воспоминаниях, здесь же опубликованных, поэта Небогатова. Михаил Александрович рассказывает, как в самом начале 1953 года его пригласил директор издательства Андрей Семенович Мазюков и предложил работу:

«Работа моя в издательстве началась с подготовки материалов для альманаха «Огни Кузбасса». До этого вышло, начиная с 1949 года, пять номеров «Сталинского Кузбасса» (так назывались тогда нынешние «Огни Кузбасса»), предстояло выпустить очередной номер. Напомню имена тех, кто участвовал в подготовке этого очередного номера альманаха. Вот они: редактор А. С. Мазюков, члены редколлегии: Ф. Е. Дёмин, А. В. Косарь, В. Д. Соколов, Н. Я. Троицкий, А. И. Чарушников».

Михаил Александрович подчеркивает:

«Не помню случая, чтобы кто-то из членов редколлегии сослался на занятость, не откликнулся на ту или иную просьбу - всем было дорого первое литературное детище Кузбасса, свой, местный альманах. И пусть не очень большим был его тираж - всего пятнадцать тысяч, и выпускался он не так регулярно, как сейчас, зато этот орган печати открыл немало литературных имен, в то время довольно известных. Правда, не все тогдашние авторы прочно вошли в литературу, но тут уж нет вины альманаха, а простое подтверждение истины: пишут, пробуют писать многие, а писателями становятся единицы... И не какие-то пустячки печатались в тех первых номерах «Огней Кузбасса», а вполне солидные вещи - романы, повести, пьесы. Достаточно сказать, что именно на страницах нашего альманаха увидел свет роман Александра Никитича Волошина «Земля Кузнецкая», за который автор был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР».

«В далеком пятьдесят девятом» - так озаглавил свое воспоминание представитель другого, более молодого поколения кузбасских поэтов Валентин Махалов. Он рассказывает о весенних днях, когда в Кемерове проходило первое совещание-семинар начинающих литераторов Кузбасса и Томской области:

«Помню, наш край представляли тогда вместе со мной Евгений Буравлев, Виктор Баянов и Борис Тучин. Евгений Сергеевич был уже в ту пору автором сборника стихов «Кладоискатели» и казался нам, младшим его товарищам, вполне сформировавшимся поэтом. В нашем же творческом багаже было несколько публикаций в газетах да по два-три стиха, напечатанных в альманахе «Огни Кузбасса». Примерно на таком же уровне выглядел и маленький отряд томичей, в котором чуть ли не самым молодым и малоопытным был Геннадий Юров, тогда студент Томского университета».

 

Первый межобластной семинар молодых писателей Кузбасса и Томской области в 1959 году был первым значительным литературным событием моей жизни. Я помню многие его подробности, о которых, став нынче музейным работником, просто обязан рассказать. Например, такая деталь: во время работы семинара вскрылась Томь. И литературная братия утрами и в перерывах выплёскивалась на набережную, чтобы полюбоваться на ледоход.

Как музейный работник обнаружил я и необходимый для повествования документ: в альманахе «Огни Кузбасса» № 12 за 1959 год представлен первый секретарь Кемеровского обкома КПСС С. М. Пилипец, его статья называется «Герои нашего времени живут среди нас». По сути это тот доклад, которым первый секретарь обкома открыл семинар. Он опирался на директивное выступление Н. С. Хрущёва «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа». Накануне был оформлен Союз писателей РСФСР (в рамках многонационального Союза писателей, созданного А. М. Горьким в 1934 году), шёл процесс рождения областных и краевых писательских организаций. Литературное дело в Кузбассе характеризуется в докладе таким образом:

«Растёт выпуск художественной и детской литературы. Достаточно сказать, что в 1950 году была издана всего одна книга, в 1958 году - 11, а в 1959 году выйдет 13 книг. У нас есть способные прозаики и поэты. Это члены Союза писателей Александр Волошин и Геннадий Молостнов, авторы сборников стихов Евгений Буравлёв, Михаил Небогатов, Александр Пинаев, Владимир Измайлов. Вышла книжка о героях Брестской крепости, написанная Лушкиным и Юхимчуком.

Идёт в литературу молодёжь. В числе её уже полюбившиеся читателям помощник машиниста паровоза Виктор Баянов, молодой врач Борис Тучин, журналисты Валентин Махалов и Олег Король. За последнее время оживилась творческая деятельность шорских литераторов Софрона Тотыша, Степана Торбокова, Фёдора Чиспиякова».

Внимательный читатель обнаружит в этом перечне отсутствие имени Алексея Косаря, который определял в послевоенные годы поэтическую атмосферу в Кузбассе и участвовал в открытии памятника А. С. Пушкину на главной площади областного центра (1954 год). Дело в том, что Алексей Косарь уже покинул Кемерово, став собкором «Экономической газеты» в другой области.

Среди забот Кемеровского обкома партии есть и такая:

«Центром притяжения литературных сил должен стать наш альманах. Но кемеровский альманах ни своей периодичностью, ни постановкой дела не отвечает насущным задачам сегодняшнего дня. Никто по-настоящему не занимается его выпуском. Есть материал в издательстве - альманах выходит. Нет материала - ни у кого душа не болит за него... Учитывая настоятельную необходимость изменить существующее положение, обком партии наметил ряд конкретных мер по альманаху. Решено альманах сделать органом областного литературного объединения».

И далее:

«Каждая страница альманаха должна быть насыщена животрепещущими темами сегодняшнего дня. К нему надо широко привлечь способную молодёжь; следует установить крепкие творческие связи с нашими соседями - томичами, новосибирцами, барнаульцами и красноярцами, организовать обмен произведениями, совместные выпуски номеров, посвящённых делам тружеников семилетки».

Для установления этих творческих связей и был организован в Кемерове межобластной семинар молодых литераторов. Обе делегации опекала работник Кемеровского обкома партии Эвелина Владимировна Суворова, женщина очень красивая, в строгом тёмно-красном платье (позднее возглавит отдел культуры газеты «Кузбасс».) Она разместила участников семинара в гостинице и приглядывала за дисциплиной (что было не лишнее для поэтической публики).

На семинаре я был томичом. Самым младшим в группе. Ещё учился (очно) на последнем курсе историко-филологического факультета и уже работал в газете «Молодой ленинец» (имел от деканата свободное расписание).

Сейчас я представлю своих старших товарищей. Руководил нашей делегацией Николай Фёдорович Бабушкин - известный критик и литературовед, заведующий кафедрой советской литературы Томского государственного университета. Был статен, седовлас, имел фронтовую и рабочую закалку. Диссертацию защитил по творчеству М. Ю. Лермонтова. Изучая рукописи великого поэта, открыл седьмую редакцию поэмы «Демон». Студенты его боготворили.

Владимир Коган заведовал отделом молодёжной газеты, где и я работал. Представлял томскую школу журналистики, где были Виль Липатов, Борис Бережков, Эдуард Бурмакин, Ирина Дементьева, Борис Ярин. Любил выступать со своими стихами в манере Владимира Маяковского. Был находчив и остроумен. Впоследствии стал доктором философских наук в Академгородке (Новосибирск). Тогда-то наконец издал свою заветную книгу стихов.

Георгий Муллин был из таёжной глубинки (Бакчар). Работал в районной газете, преподавал в школе.

Выпускник томского политехнического института поэт Геннадий Овечкин начал с заявления, которое всех развеселило: «Мне двадцать два года и три месяца!» После института жил в Новокузнецке, печатался в газетах.

Школьный учитель Михаил Щербинин представил подборку стихов. Позднее он перешёл на прозу.

Наибольший успех, если говорить о томичах, выпал на долю Леонида Андреевича Гартунга, директора сельской школы, человека уже немолодого и мудрого (из ссыльных немцев). Он представил на обсуждение повесть о жизни таёжного посёлка. Среди судей (руководителей семинара), помимо Н. Ф. Бабушкина, были: Валентин Глущенко (Москва), Казимир Лисовский (Новосибирск), Марк Юдалевич (Барнаул), Александр Волошин и Геннадий Молостнов (Кемерово), Стихия Михайловна Соколовская (собкор «Учительской газеты»). Все они единодушно решили: эта рукопись должна стать книгой! Так оно и случилось. Леонид Гартунг позднее стал известным томским прозаиком.

Теперь о литераторах Кузбасса.

Самой яркой личностью, встреченной нами на семинаре, был Евгений Сергеевич Буравлёв, приехавший из Междуреченска. Он издал книгу «Кладоискатели», учился заочно в литературном институте имени Горького. Для обсуждения привёз большую поэму «Красная Горка» - о строительстве Красногорского угольного разреза.

Биография для писателя блистательная! Школу окончил на станции Промышленная в Кузбассе. Затем авиационно-техническое училище в Иркутске. С 1941 по 1945 год воевал сначала в военно-воздушных силах, потом в штрафном батальоне (за буйный нрав). Награждён орденом Красной Звезды и многими боевыми медалями. После войны работал в полярной авиации и строил железную дорогу Сталинск - Абакан. Одна из рецензий на его стихи так и называлась: «Муза в прорабском плаще».

Приведу кусочек из вступления в поэму, который Евгений Сергеевич охотно читал и в товарищеском кругу, и в большой аудитории:

Не для того свой край изъездил,

Чтоб в полночь как-нибудь открыть

Посёлка нового созвездье

И стих о звёздах сочинить.

И нужен ли блокнот с собою

Для впечатлений про запас,

Когда живу твоей судьбою,

Твоим дыханием, Кузбасс;

Когда бок о бок с земляками

Шёл, одержим одной мечтой,

Ворочал брёвна, землю, камень,

Чтоб ожил край необжитой!

 

И если смутное волненье

Ещё не складывалось в стих,

Я не пенял на вдохновенье,

Бессильно руки опустив,

Я знал: вот-вот он народится,

Весь озарённый новизной,

Предубеждений и традиций

Недуг ломая затяжной.
 

Вскоре с поэмой «Красная Горка», опубликованной в «Сибирских огнях», Буравлёв вступит в Союз писателей (1961 год), а в июне 1962 года будет избран ответственным секретарём только что родившейся Кемеровской писательской организации.

Валентин Махалов, выпускник Ленинградского университета, приехавший с дипломом журналиста в Кемерово и работающий в газете «Кузбасс», представил на семинаре рукопись первой книги: «Сердце ищет песню». Получил поддержку.

Очень заботливо отнеслись руководители семинара к первым стихам Виктора Баянова. Геннадий Модестович Молостнов говорил о них буквально с нежностью: «Вот они, зеленеющие всходы на литературной ниве нашего края». На устах участников семинара были образные строки из баяновской поэмы «Трудная весна»: «Родилась непрошенно, как в стручке горошина». Вызревала первая книга стихов «Росы».

Обсуждались стихи Бориса Тучина, работающего в Кемерове после окончания Томского медицинского института. Через два десятка лет Тучин издаст фундаментальный исторический труд: «Хроника Томского университета». Ну, а на Кемеровском семинаре 1959 года он запомнился стихотворением «Как это будет», в котором предвосхищён полёт Юрия Гагарина в космос (12 апреля 1961 года).

На заседаниях семинара присутствовали и участвоваля в дискуссиях поэты Владимир Матвеев и Эдуард Гольцман, которые уже тогда были связаны большой творческой дружбой.

К моим стихам руководители семинара отнеслись доброжелательно. Валентин Глущенко, подводя итоги нескольких дней работы, зачитал стихотворение «На Ангаре»: «В Ангаре зелёная струя. К Ангаре пришёл впервые я. Я дивлюсь на необычный цвет, тайне Ангары ищу ответ». Корреспондент «Учительской газеты» Стихия Соколовская похвалила стихотворение «Учителю». Казимир Лисовский с листа читал «Осеннее солнце».

Ну вот и всё, пожалуй. Тем не менее Николай Фёдорович Бабушкин, наш руководитель, был доволен. Он выделял меня среди своих учеников, хотел, чтобы я остался в аспирантуре, хотя не препятствовал и моим газетным увлечениям.

Бабушкин был носителем просветительской традиции старого Томска (Потанин, Ядринцев, Шишков, Наумов, Макушин). Через него держали связь с родными пенатами писатели, вышедшие на всесоюзную арену: Георгий Марков, Виль Липатов, Анатолий Иванов... Он пестовал тонкого лирика Василия Казанцева, который в то время по распределению работал учителем в таёжной глубинке, университетских поэтов Анатолия Суздальцева, Станислава Федотова, Сергея Заплавного, Анатолия Полковникова и поэтов из политехнического института - Геннадия Круглякова, Николая Чиркова, Геннадия Карпунина, Александра Родионова... Многие из них потом жили в Кузбассе.

Страна переживала поэтический бум. В столице восходили имена Вознесенского, Рождественского, Евтушенко, Ахмадуллиной, Окуджавы... В «Молодом ленинце», где я работал, всегда присутствовала творческая братия. Возле стенда, где вывешивались свежие номера газеты, поэтическая рубрика собирала толпу заинтересованных читателей. Стихи зазвучали в больших залах и аудиториях. Меня однажды объявили так: «Поэзия - та же добыча радия для студента ТГУ Юрова Геннадия».

В ту пору я часто бывал в доме Вадима Филипповича Иванова, любил его стихи (и сейчас люблю), носил ему свои поэтические опыты. Впрочем, так поступали многие молодые томские поэты. Дело в том, что Вадим Филиппович был болен (паралич), передвигался лишь в коляске. Когда его приняли в Союз писателей, я решил посвятить его творчеству свою дипломную работу.

Бабушкин привёл на мою защиту Сергея Павловича Залыгина, будущего редактора «Нового мира», заехавшего в Томск по своим научным делам. В ту пору Залыгин заведовал кафедрой гидрологии в Новосибирске и был уже известным писателем.

Все стихи Вадима Иванова я знал наизусть. Я рассказал, как они рождались и как доводились до совершенства (творческая лаборатория писателя), как они соотносятся с русской поэтической традицией, идущей от А. С. Пушкина, и с творчеством поэтов-сибиряков начала века. Я проанализировал, как пейзажная лирика поэта переплетается с его прозой и его живописью (Вадим был незаурядным художником). Стихи читал по памяти:

Давая радости излиться,

Ты, как мальчишка, свистнешь вдруг,

И удивлённая синица

Вспорхнёт с земли на голый сук.

Залыгин задавал мне какие-то вопросы (сейчас уже не помню). Ответами остался доволен. Вскоре в газете «Литература и жизнь» (орган правления Союза писателей РСФСР), в номере за 26 апреля 1959 года, в рубрике «Новости литературной жизни» появилась информация, набранная чёрной нонпарелью. Подписана В. Коганом, называется «Диплом литературоведа»:

«В Томском университете на кафедре советской литературы студент-выпускник Геннадий Юров защитил диплом. Темой своей работы он избрал творчество земляка Вадима Иванова. Это талантливый и разносторонний писатель, неутомимо занимающийся литературным творчеством, хотя уже около 20 лет прикован к постели тяжёлым недугом. В. Иванов - автор повести «Однажды летом», книги детских рассказов «Товарищи». Но он пишет и стихи, и именно его поэзия давно привлекала внимание Юрова. Дипломная работа «Поэзия Вадима Иванова» получила отличную оценку».

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.