Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Марина Чертогова. Большой стиль

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
В октябре 2014 года в залах Кемеровского областного музея изобразительных искусств состоялась межрегиональная художественная выставка «Большой стиль». Реализация этого проекта стала возможной благодаря финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации (ФЦП «Культура России») и участию региональных отделений ВТОО «Союз художников России» Сибирского Федерального округа.
 
 
 
БОЛЬШОЙ СТИЛЬ
Так называется выставка, представляющая избранные произведения современных художников Сибири. Точнее, их лучшие произведения, созданные за последнюю четверть века, начиная с постсоветских времен.
 Те, что, отличаясь своей завершенностью – содержательной и формальной – соответствуют всей совокупности художественных критериев: насущность темы и ее глубинное осмысление, концептуальность замысла и оригинальность образного решения, выразительность сугубо авторской стилевой манеры и высокое мастерство исполнения. То есть произведения, демонстрирующие не процесс творческого поиска – его результат.
Сегодня такие произведения встречаются на выставках очень редко, причем независимо от статуса: городские, региональные, всероссийские. Их экспозиции чаще составляют иные работы: в лучшем случае – среднего ряда, из тех, что «в строку», без созидательной энергии и больших идей; в худшем – созданные формально или на скорую руку, а порой неумело. Словом, те, что, сливаясь на экспозициях в пеструю массу, даже не помнятся. Невольно возникает ощущение, что художники, утратив чувство большого стиля, не творят, а работают – как придется: по инерции, на заказ, для карьерного роста или ради отчетности, или …играя в искусство.
Тенденция к мелкотравчатости и аутизму, во многом свойственная нынешнему искусству, стала глубоким эхом того потрясения (исторического слома), который пережила наша страна на рубеже XX–XXI веков, в постперестроечные и постсоветские времена. Переоценка ценностей, произошедшая в отечественной культуре, существенно изменила эстетические и духовные ориентиры – с точностью до наоборот, и основательно расшатала традиционные устои, породив неизжитые и нынче идейные метания, беспочвенность, неприкаянность. Свобода, открывшаяся художникам, в творчестве большинства из них обернулась эклектикой, бесчисленными заимствованиями, бесплодным разнообразием всего, что со временем породило в их душах чувство пресыщенности – от повторения пройденного и неизбежной усталости, опустошения. На волне актуального искусства, утверждавшего производство смыслов и хоронившего как рудименты школу и мастерство, расцвела вседозволенность, и теперь художником может назваться всякий, даже не имеющий на то никаких оснований – ни природного дара, ни специального образования, а лишь претензию, нередко пустую – покривляться да выпятиться.
Неудивительно, что сегодня, после отшумевших культурных революций – их открытий и ниспровержений, завоеваний и разрушений, мы имеем искусство, чьи художественные и нравственные критерии настолько разбалансированы и стерты, что широкому зрителю бывает трудно понять, где есть истинное искусство, где явление массовой культуры, а где дилетантская профанация, выдающая ничтó за нéчто.
И все-таки, несмотря на засилье вала, в современном искусстве встречаются и принципиально иные произведения, выпадающие из общего ряда: не проходные – непреходящие. Те, что актуальны своей эпохе, философичны и личностны – о времени и о себе; те, где выразительный язык органичен авторскому высказыванию – неповторим и пронзителен; те, которые демонстрируют высокое мастерство, неподвластное большинству, и тем самым разрушают ложное представление о легкодоступности изобразительного искусства, бытующее сегодня. Таких произведений никогда не бывает много, но именно они – как квинтэссенция творческой деятельности – в полной мере определяют «себестоимость» мастера: масштаб личности, степень таланта, глубину самоотдачи, профессиональную состоятельность.
Выявить такие произведения у сибирских художников стало задачей нынешней выставки. Причем выявить – не значит отделить зерна от плевел и только. Это стремление противостоять уничижающим тенденциям времени – оттеснения изобразительного искусства в сопредельные сферы: либо сугубо функциональную, переживающую небывалый подъем на волне революционного прорыва новых технологий, либо досуга и развлечений, что обидней. Это попытка отстоять право гражданства большого искусства, не имеющего других назначений кроме бытия себя самого и убедиться в том, что в эпоху глобальной коммерциализации и падения в стране культурного уровня такое искусство еще существует. Это желание поднять профессиональный статус художника-станковиста, вернуть ему уважение и престиж, подчеркнуть избранность, даже элитарность. К слову, таких мастеров, одержимо преданных большому искусству, творящих единственно из желания высказаться, нынче действительно мало, поскольку по-житейски, с точки зрения здравого смысла, это не мотивированно ничем, поэтому нерентабельно: не покупается, не окупается, не воздается…
Так, наперекор времени, крепчая из года в год, сложилась концепция выставочного проекта «Большой стиль», сформулированная следующим образом: произведение, достойное быть в музейной коллекции и …остаться в истории, каким оно видится современным сибирским художникам.
Прямо скажем, поставленная задача, точнее, даже сверхзадача, не только вызывающе амбициозна – практически невыполнима, тем более бескомпромиссно. Уж слишком все субъективно: и само искусство с присущей ему индивидуалистской природой, и его восприятие, которое, как известно, у каждого свое, и суждение о нем, тем более суждения современников о современниках, которые в виду отсутствия временной дистанции нередко бывают ошибочны.
Трудности, порой разводившие замысел с практикой, начались на этапе комплектования выставки. Во-первых, природа художников, и человеческая, и творческая, настолько индивидуальна, что оказалось невозможным представить всех равными – ровно. Во-вторых, точка зрения на выбор произведения самого автора и моя, пусть изредка, все-таки не совпадали, и приходилось идти на компромисс, прежде всего с собой, со своим пониманием «большого стиля». В-третьих, немало произведений, некогда виденных и запомнившихся, которые бы качественно усилили экспозицию выставки, оказались мне недоступны – по разным причинам: проданы, экспонируются, утрачены или вообще неизвестно где…
И все-таки, понимая высокую степень личной ответственности, отступать не хотелось. И не только потому, что идея проекта, витая в воздухе, нашла поддержку в широких кругах: в Министерстве культуры Российской Федерации, у многих моих коллег, весьма уважаемых, у самих художников, проявивших обостренное чувство профессиональной чести. Еще потому, что был свой резон: если налицо мотив, желание и возможность (выражаясь юридическим языком), то почему не рискнуть? Тем более это сугубо кураторский проект, выражающий взгляд устроителя и не претендующий на истину в последней инстанции.
Честно признаться, проведение всесибирской выставки «Большой стиль» является для меня, инициатора и куратора, профессиональным исследованием. Занимаясь искусством Сибири более двадцати лет (и более тридцати работая в художественном музее), я пытаюсь тщательно разобраться в вопросе, который сегодня, мне думается, актуальней и насущней других, то есть поверяю сомнения практикой. С другой стороны, проведение всесибирской выставки на территории Кемеровского областного музея изобразительных искусств (КОМИИ) – это возможность оставить в его собрании лучшие из представленных произведений. Для нашего музея, программно собирающего коллекцию современного искусства Сибири на протяжении четырех с половиной десятилетий, это не только принципиально – важнее важного.
Подобные выставочные проекты, такие же масштабные и комплексные, благодаря финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации уже проводились мною дважды: это «Прямая речь» – всесибирская выставка автопортрета (2011) и «Аз есмь» – межрегиональная выставка молодого искусства Сибири (2013). Опыт показал их бесспорную значимость. Во-первых, собирая творческие силы Сибири (десятки художников, сотни произведений), они представляют искусство обширного края как уникальное явление – со своими истоками, историей, бытием. Во-вторых, способствуя изучению и продвижению данного искусства, они активизируют его современные процессы, выявляя актуальные аспекты и проблемы развития. В-третьих, содействуя усилению положительного имиджа КОМИИ, они превращают его в открытый музей – престижную выставочную площадку и центр по формированию коллекции современного искусства Сибири.
Достаточно сказать, что после проведения двух предыдущих выставок – «Прямая речь» и «Аз есмь» – фонды музея преумножились на сорок с лишним единиц хранения – авторских даров! Чтобы оценить и понять истинную стоимость этих работ, необходимо только представить, сколько бы понадобилось денег и лет на их приобретение, тем более сегодня, в эпоху бюджетного дефицита.
Наконец, особое значение всесибирские выставочные проекты имеют для художественной жизни Кузбасса, где подобные форумы крайне редки, а в административной столице, г. Кемерово – даже исключительны. До этого в Кемерово состоялась только одна подобного статуса всесибирская выставка («Сибирь социалистическая»), но это было в далеком 1985 году, еще в советский период отечественной истории.
Неудивительно, что местные художники, находясь, по большому счету, в творческой изоляции, имеют об искусстве Сибири, которому сами принадлежат, весьма отдаленное представление. Остались в прошлом советские времена, когда отечественная культура находилась на полном государственном финансировании и художники регулярно встречались в домах творчества, поездках по стране, на пленэрах, выездных выставкомах, статусных смотрах (зональных, республиканских, всесоюзных). С тех пор, за неимением собственных средств, они почти не покидают родных пределов. И к себе не зовут – в отличие от омских, новосибирских, красноярских коллег, которые, консолидируя творческие силы Сибири, почти ежегодно проводят масштабные выставки – всесибирские, всероссийские и даже международные с участием широкого круга специалистов, причем не только художников, но и музейщиков, искусствоведов, галеристов .
То есть, для кемеровских художников всесибирские выставочные проекты – это редкая, а для большинства, и единственная возможность непосредственно познакомиться с творчеством сибирских коллег. И не только познакомиться, но и соотнести их искания с собственными, дабы не утратить чувство контекста, своей сопричастности художественным процессам сибирского края, его профессиональному сообществу.
Отдавая должное идее проекта, актуальной на все времена, хочется верить, что выставка «Большой стиль» не окажется разовой. Поскольку невозможно представить, чтобы земля сибирская оскудела талантами, и исчезли произведения, достойные остаться в истории, свидетельствующие о ней – талантливо, художественно, глубоко. Не дать таким произведениям кануть в лету есть неизбывная цель проекта, предполагающего быть периодическим, а по сути – бессрочным. К тому же, по ходу комплектования выставки, выяснилось, что художников – возможных участников выставки – несколько больше, чем изначально планировалось и реально отобралось, и я в долгу перед теми, кого обошла стороной. Именно поэтому, смягчая категоричность концепции, к существующему названию выставки добавлю еще одно слово: «Большой стиль. Избранное».
 
 
 
Марина ЧЕРТОГОВА
заместитель директора по научной работе КОМИИ
автор и куратор выставочного проекта «Большой стиль»
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.