Журнал Огни Кузбасса
 

Людмила Оленич. Князь Владимир (Образ князя Владимира в произведениях, посвящённых 1000-летию со дня кончины святого Крестителя Руси)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
         В нашей истории совсем немного тысячелетних дат, имеющих общекультурное значение. 2015 год несет в себе память о кончине святого князя Владимира десять веков назад. Это событие стало поводом для строительства новых Владимирских церквей, создания пластических изображений Крестителя Руси. И, судя по всему, великий князь до сих пор привносит в жизнь потомков созидательное начало, вдохновляя художников к творческим свершениям.
        Трудно найти в отечественной истории личность, сравнимую с равноапостольным  князем в той энергии духовного обновления, которой была пронизана его деятельность. В сущности, кн. Владимир – это символ благотворных начинаний.
        Креститель Руси стал основным персонажем древнейших текстов, созданных в начальный период христианства. И это далеко не в первую очередь связано с политическими задачами формирования нового имиджа русского князя. В «Слове о Законе и Благодати» митрополита Илариона, в «Повести временных лет», в письме миссионера Бруно Кверфуртского и других источниках равноапостольный князь представлен как мощный, со своими противоречиями, очень достоверный характер. Это стало ядром народной памяти о нем.
        Уже в XIвеке митрополит Иларион прославляет кн. Владимира как святого, а в последующие века это закрепляется. Поскольку СЛОВО И ОБРАЗ НЕРАЗДЕЛЬНЫ (незыблемый принцип иконописания), именно из вербального источника произошла каноническая иконография Крестителя  Руси. И в наше время любой мыслящий художник обращается к авторитетным сочинениям, повествующим о деятельности св. Владимира. И тут сделать правильный отбор информации становится все сложнее. Многие гипотезы и суждения современных историков о Крестителе Руси  часто противоречат агиографическим текстам о нем. Дело в том, что сфера гуманитарных знаний раскололась по линии несовместимости личных убеждений тех или иных ученых. Одни из них сохраняют верность атеизму, видя в нем условие научной объективности. Другие ученые убеждены в том, что их религиозная позиция помогает углубиться в исследование культурно-исторической проблематики. Первые из них рассматривают христианский выбор князя Владимира только как политический расчет: для укрепления государства. Но есть и целый ряд исследователей, которые убеждены в искренности веры Крестителя Руси, преломляя знание через собственный духовный опыт.
        И для художников, изучающих характер равноапостольного князя, первостепенно важна своя религиозная практика. Но если ее нет, развитию творческой рефлексии очень помогает приобщение к художественной традиции, доверие к опыту предшественников: писателей, ученых, живописцев. При этом надо заметить, что речь идет не о плагиате. Обращаясь к церковному заказу, даже светский мастер должен направить свой поиск образа в русло кенозиса, творческого самоумаления и меньше стремиться к самовыражению. И, конечно, надо понять, что слово и образ объединяются в символе, учитывая определение А. Ф. Лосева, который считал, что символ – это указание на трансцендентное, имеющее в себе элемент того, на что указывает.
         При всем значении свершений великого князя, храмов и памятников, ему посвященных, на территории России было сделано меньше, чем должно быть. В последние двадцать лет большинство построенных Владимирских церквей именуются так не столько ради памяти Крестителя Руси, сколько в честь их настоятелей или заказчиков. Однако 2015 год меняет эту ситуацию  в сторону почитания   самого кн. Владимира. Это хорошо просматривается на территории Кузбасса и соседних регионов.
        В 2013 г. известный кемеровский мастер Евгений Тищенко  получил заказ на выполнение убранства нового Владимирского храма, построенного в живописном месте неподалеку от Горноалтайска, на территории оздоровительного центра «Каимское». Сначала были выполнены четыре мозаики на фасадах церкви. Как живописцу Е. Тищенко очень удаются образы из смальты (кусочков непрозрачного стекла). Используя древние приемы византийского набора «по графье», художник строго следовал иконографическим образцам, выкладывая двухметровые фигуры Спасителя, Богородицы, архангелов Михаила и Гавриила. При этом он был предельно раскрепощен живописно и  добился подлинно  импрессионистической игры цвета.  Фон мозаик не монохромный, а заполнен многоцветными смальтами с мягким переходом живописных пятен.
        Позднее, уже в 2014 году, Е. Тищенко получил заказ и на создание росписей для этого же храма. Художнику хотелось, чтобы белокаменная Владимирская церковь, безупречная по пропорциям, доминирующая в прекрасном ландшафте, стала и духовным центром небольшого поселка. Воплощая эту идею, он весьма взыскательно подошел к программе будущей росписи, отбору самых важных персонажей и сюжетов в виде объектов изображения. Как ни странно, достаточно  полных образцов  программ  церковно-владимирских росписей существует совсем немного. В основном, это - довольно поздние примеры академической живописи  во Владимирских  соборах Киева, Санкт-Петербурга, Москвы, Севастополя, Архангельска.
        Е. Тищенко стремился сохранить стилевое единство с архитектурным решением церкви, поэтому его роспись могла иметь преемственность только с древнерусской художественной традицией. Для этого художника идеалом монументальной церковной живописи всегда остаются достижения Дионисия. И в своей интерпретации великих фресок Ферапонтова кемеровский мастер каждый раз открывает что-то еще неизведанное в них. Но самое главное,  что видит для себя в церковном искусстве Евгений Тищенко как единственном способе приобщения к Божественному, – это гармония, достигнутая и сохраненная в живописном опыте гениальных предшественников. И тут все  обязательно «алгеброй поверяется». Е. Тищенко на редкость ответственно относится к созданию всего комплекса подготовительных материалов. Он тщательно готовит цветные эскизы, до сантиметра точно соизмеряя их с размером стен и сводов; затем создает картоны (рисунки в натуральную величину), переводя их на стену, не прибегая к проектору. Это всегда вознаграждается безупречной сомасштабностью сделанных композиций и церковного интерьера. В чередование сюжетов, медальонов, декоративных обрамлений заложена идея развития главных событий из жизни кн. Владимира. Для этого изучены не только житийные тексты, летописи, но и научно-исторические публикации. Из всех материалов выбраны важнейшие эпизоды, связанные с крещением Руси: «беседа с философом», «выбор веры», «крещение Владимира», «крещение народа», «свержение кумиров», «строительство церквей», «взятие вражеских крепостей», «смерть равноапостольного князя», «вручение мученических венцов князьям Борису и Глебу». В трактовке образов мастер сохраняет предельную отвлеченность.   Жесткие границы формы, выверенная безупречность линий  образуют почти формулы ликов и фигур, что позволяет автору  быть отстраненным, избегать эмоциональной окраски. Несколько лиричнее выглядят образы небесных сил, возвышенную красоту которых всегда очень выразительно претворяет этот мастер. Общая интонация росписи формируется благодаря изысканной декоративной гамме, очень светлой, праздничной, с преобладанием белых и голубых тонов. Меньше чем за год Евгений Тищенко один, без помощников, создал живописный ансамбль площадью  более 150 м кв. И эта роспись – одна из лучших в длинном перечне выполненных  мастером церковных заказов.
        Еще один живописный ансамбль, посвященный Крестителю Руси, появился к июлю этого года в алтаре нижнего Владимирского придела  кафедрального Знаменского собора в г. Кемерово.  За очень короткий срок, в три месяца, группа мастеров, организованная руководителем иконописной мастерской Кемеровской епархии Михаилом Прошкиным, заполнила  росписью  обширную площадь  алтарных стен около 200 м кв. Этот храм освящен еще двадцать лет назад, но оставался без монументального убранства, был украшен только резным по камню «византийским» иконостасом и отдельными иконами. Тематика алтарных росписей, в основе своей,  весьма устойчивая. В алтаре всегда присутствуют сюжет Евхаристии с Престолом Уготованным, образы Спасителя и Богородицы, апостолов, святителей, преподобных. В данном случае мастера дополнили это евангельскими сюжетами со страстями Иисуса Христа и образами новомучеников, в том числе, и сибирских святых.  Центральное положение занимают большие фигуры св. Владимира и равноапостольной княгини Ольги, хотя размещение их в алтаре не совсем типично, но в этой ситуации просто необходимо.
        Художникам удалось решить задачу росписи «неудобного» интерьера с невысоким плоским потолком, сложным членением полукруглого пространства. Учитывая, что в цокольном этаже собора мало дневного света, роспись сделана легкой по тону, с преобладанием теплых красок.  Поскольку над росписью работало десять человек, поначалу живописное единство не достигалось: слишком ярко проявлялась индивидуальность каждого из мастеров. Но завершилось все вполне стилистически целостно. В процессе создания композиций происходила коррекция цвета и форм. Все много импровизировали, но сообща двигались в сторону усиления динамичности изображения и его «очеловечивания», особенного сближения горнего и дольнего. Все персонажи как бы «здесь и сейчас» обращаются к людям. Это концептуально важно для М. Прошкина, поскольку он считает, что в такой росписи нужно было  рядом с духовными смыслами подчеркнуть и историческое значение всех действующих лиц, усилить их достоверность, не уходя от древнерусских традиций.
        Декоративные элементы росписи поддерживают общую идею историчности, изначальной связи с Византией, где в храмовом убранстве было много мраморных деталей. Каменный пол алтаря хорошо сочетается с живописной имитацией мраморных плит в нижнем ярусе росписи. Все элементы убранства храма, и старые, и новые, созвучны друг другу. Эта коллективная работа показывает тот высокопрофессиональный творческий уровень, который достигнут иконописцами за восемь лет существования кемеровской мастерской.
        Рядом со Знаменским собором в Кемерове 28 июля этого года открыт и памятник Крестителю Руси, выполненный молодым московским скульптором  Дмитрием Левиным. Весь процесс работы, включая создание первых эскизов, занял около восьми месяцев. Художник сам, без участия архитектора, вполне удачно определил соотношение среды и монумента. Сказывается его опыт работы и как ландшафтного дизайнера.  Скульптура вместе с постаментом достигает пяти метров. Не самые крупные размеры такой пластической формы позволяют соединить в ней монументальную торжественность и несколько камерный характер изображения. Памятник окружен постройками во главе с собором, поэтому виден только на сравнительно небольшом расстоянии от него. Но здания вокруг создают пластически богатый фон для скульптуры, дающий разнообразие художественных аспектов при круговом рассматривании.
        Д. Левин весьма взыскательно подошел к сбору материала, изучая не только историко-культурные тексты, но и уже существующие памятники.  И здесь для скульптора было очень важным  приобщиться к традиции пластических изображений  кн. Владимира, созданных и в 19-м, и в 20-м веке на территории России. В сложившейся иконографии князя не так уж много вариантов. И не трудно заметить, что русские скульпторы (и академисты, и реалисты) обязательно вводили символический компонент в образ этой исторической личности. Особенное внимание Д. Левин обратил на монумент Крестителя Руси работы В. Клыкова в Севастополе. Как видно, были учтены  не только  достоинства памятника, поставленного в 1994 году, но и то, что можно совершенствовать.  У Левина фигура князя с византийским венцом на голове (а не в шапке Мономаха, как часто его изображают) динамична, наполнена внутренней энергией. Правая рука направлена назад, к большому, но ветхому щиту, языческие знаки на котором уже не могут быть защитой Руси. В левой руке у князя – высокий крест, воздетый очень торжественно. Ногой кн. Владимир попирает  низвергнутого идола Перуна, примкнутого к постаменту. Сочетая два материала, металл и камень, мастер точно расставляет смысловые акценты. Темная бронза, из которой отлита фигура, контрастирует с более светлым гранитным постаментом. Это несколько утяжеляет статую, но придает ей эффект соприсутствия, приближения к тем, кто вокруг. Тут можно видеть общность подходов к образу у Д. Левина и М. Прошкина, что не случайно, ведь они сотрудничают в совместных проектах.
        Скульптор не считает свою работу до конца завершенной. Ему хотелось бы гравировать на постаменте слова из молитвы кн. Владимира: «Боже, сотворивший небо и землю, призри на новых людей и даруй им, Господи, уведать тебя …». Кроме того, Дмитрий Левин мечтает о полном благоустройстве всей площади вокруг памятника, что вполне осуществимо. И люди ожидают этого.
        Все представленные мастера, создавая свои живописные и пластические  ансамбли, решали разнообразные художественные задачи, но самая важная из них имеет синестезийный характер. Нужно было самоумалиться, отвести на второй план свою индивидуальность ради полноты творческих  созвучий, достижения художественного синтеза.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.