Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Марина Чертогова. Художники о войне

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
В 2015 году в Кемеровском областном музее изобразительных искусств прошла выставка «Художники о войне», посвященная 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.
Это была шестая из моих «военных» выставок, начиная с 2000 года. Казалось, сила личного чувства, вдохновляющего к работе, должна бы иссякнуть. Но этого не происходит. Наоборот, чем чаще обращаюсь к этой тематике, тем проникновенней и осмысленней мое отношение к ней.
Первые четыре выставки, посвященные художникам Кузбасса военного поколения, я готовила движимая благодарностью к ним. К тем, с которыми сотрудничала долгие годы, которые стали почти родными, о которых, уходивших из жизни, горевала и помнила. Последние две выставки, предыдущую и нынешнюю, показавшие произведения о Великой Отечественной из собрания КОМИИ (Кемеровского областного музея изобразительно искусства), неожиданно восприняла с неведомой прежде проникновенностью – через себя. Именно тогда появилось новое восприятие войны, уже не казавшейся далекой историей, а близким событием, сопричастным мне лично.
Вдруг вспомнилось то, что, казалось прочно забытым, растворенным в далеком детстве – настолько раннем, что уже похоже на сон, проступающий расплывчато и бессвязно, краткими эпизодами, с щемящей пронзительностью. Вспомнилось, что улицу, на которой жила в родном мне Иваново, называли вдовьей, поскольку никто из мужчин, ушедших на фронт, не вернулся. Вспомнилось, что мои оба деда, которых не знала, тоже погибли, а из близкой родни уцелел лишь один – безрукий калека с изломанной психикой. Вспомнилось, что в одном из писем, отправленном дедом по материнской линии из Сталинграда (там и убитом), он написал, как месит ногами землю, в которой смешалось все: снег, кровь, детали орудий и ...части человеческих тел.
Вспомнилось, что мои обе бабушки, ставшие вдовами, когда им не было тридцати, так и остались одинокими до конца жизни; что в военные годы у одной из них было четверо малых детей (последний родился в 1941-м), и за ними присматривала самая старшая – моя мама, которой тогда не исполнилось десяти лет (не представляю!).
Эта кровная связь с Великой Отечественной, роднящая поколения через поколения, стала вдруг вызывать во мне живую реакцию – мгновенную, обостренную, пронимающую насквозь. Например, говоришь о войне и внезапно, на полуслове – ком в горле, парализующий речь. Или – смотришь кадры военной кино- и фотохроники, показывающие смерть с безжалостной откровенностью – просто и прямо, и, не выдерживая, обрываешь просмотр. Или – читаешь поэтические тексты фронтовиков, беспощадно оголявших окопную правду, и вздрагиваешь, как от полоснувшего лезвия. Вот один из таких, пожалуй, самый шокирующий и при этом – Господи, помилуй! – понятный:
Мой товарищ, в смертельной агонии,
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.
(И. Л. Деген. 1944)
 
Генетической памятью, открывшейся с возрастом, обусловлен посыл той выставки, которая – посвященная юбилею Победы – больше чем выставка. Это дань памяти участникам фронта и тыла Великой Отечественной, познавшим школу мужества и страдания – до самых глубин. Это выражение личной сопричастности их поколению – от лица потомков, внуков и правнуков, сплотившихся в акции «Бессмертный полк», чтобы так утверждать незыблемость истины: бывшей войны не бывает.
 
Прошло семьдесят лет, как завершилась Великая Отечественная война (1941–1945), самая безжалостная и кровопролитная в ХХ столетии. Освобождение от фашизма, длившееся целых четыре года, стоило СССР миллионов человеческих жизней. На поле брани оставались лучшие – самые храбрые, сильные духом, и эти потери невосполнимы не только для родных и близких – для генофонда нации. Поэтому День Победы для нашей страны есть праздник священный, выстраданный, поистине всенародный; это День памяти защитников Отечества, воевавших на фронте и трудившихся в тылу, легендарных и безымянных, павших и выстоявших.
Даже невозможно было представить, что придут времена, когда заслуги советских солдат, отстоявших не только свою многострадальную Отчизну – благополучную Европу, будут оспариваться, причем европейцами! Сегодня эти времена наступили: стремительно нарастает тенденция к пристрастному пересмотру истории и итогов Великой Отечественной, Второй мировой. Оскверняются наши памятники, перечеркиваются наши заслуги, попираются наши святыни.
Поэтому ныне, как никогда прежде, празднования годовщин 9-го мая особенно важны. Это нравственный долг всех и каждого, кому победители Великой Отечественной обеспечили мир, а теперь уходят из жизни, неумолимо и безвозвратно. Чтобы так, укореняя традицию, отдавать им дань уважения и славить их беспримерный подвиг. Чтобы так, проникаясь уроками мужества, учиться у них защищать свою Родину – самоотверженно, преданно, бескорыстно. Чтобы так, воспитывая граждан страны, прививать им высокие качества, какими обладали они: чувством достоинства, патриотизма, национального единения. Чтобы так, противостоя поветриям времени, защищать нашу правду и память.
Миссия государственной важности и особая роль в ней принадлежит музеям, хранящим подлинные свидетельства ушедших эпох, в том числе о Великой Отечественной войне. В такой миссии участвуют все музеи, без исключения: военно-исторические, мемориальные, краеведческие… а также художественные, представляющие произведения искусства, среди которых есть произведения о войне, показанной через духовные образы – воспоминаний и откровений, размышлений и чувств.
 
***
К семидесятилетию Великой Победы, которое отмечалось в 2015 году, Кемеровским областным музеем изобразительных искусств (КОМИИ) была подготовлена выставка, названная «Художники о войне».
Для нашего музея тематические выставки о Великой Отечественной войне – традиционны, поскольку проводятся регулярно, чаще, чем раз в пять лет. Вспомним некоторые из них, наиболее значительные: «Художники Кузбасса – участники Великой Отечественной войны» (1985), выставка-конкурс к 50-летию Великой Победы (1995), «Художники Кузбасса: военное поколение» (2000), «Чтобы помнили...» (2005), «Свет жизни» (2008), «Ветеранам Великой Отечественной войны посвящается» (2009), «Художники о войне» (2010).
Все перечисленные выставки, за исключением последней, связаны с искусством Кузбасса – родного края. Одни из них представляли творчество художников-фронтовиков (1985, 1995, 2005) и военного поколения в целом (2000); другие – творчество фронтовиков-юбиляров, в память о них (2008, 2009); третья была областным конкурсом, объединившим произведения о войне, созданные современными художниками, кемеровскими и новокузнецкими (1995). Примечательно, что все эти выставки включали экспонаты как из фондов КОМИИ, так и других кузбасских музеев, а также из собраний авторов, их наследников.
На открытии первых выставок присутствовали сами художники – ветераны фронта и тыла Великой Отечественной: Александр Михайлович Ананьин, Яков Тимофеевич Буймов, Александр Николаевич Кирчанов, Иван Александрович Чермянин, Павел Афанасьевич Чернов, Николай Михайлович Шемаров… С годами их ряды убывали, пока не остался один – Иван Данилович Лячин , и тогда, вместе с ним, продолжая традицию, на открытия выставок приходили вдовы, просившие называть их по-прежнему – женами: это Нина Тимофеевна Буймова-Ступак, Зинаида Ивановна Кирчанова, Людмила Ивановна Алексеева, Анастасия Архиповна Борисова. Всех чествовали, всем вручали подарки, устраивали для них чаепития, где они вспоминали, вспоминали...
Принципиально иной стала выставка «Художники о войне» (2010). Она показала произведения военной тематики – только из собрания КОМИИ. Это была их первая масштабная презентация, неожиданно открывшая целостную коллекцию – многочисленную, ретроспективную, разнообразную по видам и жанрам.
Вторая выставка «Художники о войне» (2015), развивая замысел предыдущей, имела с той одинаковой название, свидетельствуя о преемственности, о едином музейном проекте, актуальном на все времена. Представляя «военную» коллекцию из собрания КОМИИ, она демонстрировала ее гораздо обширней, включая новые произведения – и те, что не экспонировались в 2010 году, и те, что поступили в фонды за последнее пятилетие, в частности, живописные произведения О. А. Качарова (Москва) , весомо полнившие не только данную тематическую коллекцию – собрание в целом. Или: впервые не частями, а целостно, раскрывая полноту авторского замысла, были показаны графические серии: «Памяти Твардовского» И. Л. Бруни, «Памятники, разрушенные войной» Э. Б. Бернштейна, иллюстрации к рассказу Е. И. Носова «Красное вино Победы» С. С. Косенкова.
***
Военно-тематический комплекс (коллекция) из собрания Кемеровского областного музея изобразительных искусств насчитывает около двухсот произведений живописи, графики, скульптуры. Не предусмотренный изначально, он сложился с годами, сам по себе, свидетельствуя об актуальности и непреходящем значении избранной темы – Великой Отечественной войны. Постепенно, по мере осознания ценности этого комплекса, в том числе исторической, его комплектование стало целенаправленным, и, конечно, особое внимание уделялось фронтовым работам – подлинным документам военного лихолетья.
Формирование комплекса осуществлялось преимущественно двумя способами. Это целевые закупки Министерства культуры РСФСР (РФ) с выставок, посвященных Великой Отечественной, – с их последующей передачей в фонды российских художественных музеев, в том числе КОМИИ. Это закупки, сделанные собственно музеем, на бюджетные средства, из мастерских художников, реже с городских и областных выставок.
Начало военно-тематическому комплексу положил «Портрет генерал-лейтенанта Ф. Я. Лисицына» Н. И. Дрючина, поступивший из МК РСФСР в 1969 году (год основания музея). Последними приобретениями на сегодняшний день являются работы О. А. Качарова – триптих «Синий платочек», «Первая снежинка», «Памяти отца», закупленные в 2013 году на средства МК РФ по индивидуальной заявке нашего музея.
Источники поступлений, неизменные на протяжении четырех с половиной десятилетий, обусловили географию авторской составляющей. Так поступления по «министерской» линии – это чаще всего работы столичных мастеров, нередко весьма известных; поступления по «музейной» линии – это большей частью работы кузбасских художников, прежде всего участников Великой Отечественной. Но были исключения: некоторые произведения классиков советского искусства появились в коллекции благодаря усилиям научных сотрудников музея: это литографии из серии «По дорогам войны» (1942–1944) В. И. Курдова, «Портрет В. А. Васильева» (1942) Ю. И. Пименова, «Домны Кузбасса» (1944) А. Н. Самохвалова.
Хронологически военно-тематический комплекс делится на два раздела: один составляют работы, созданные в годы войны, в тылу и на фронте (более семидесяти), другой – работы, созданные в мирное время (более ста). Самая ранняя датирована 22 июнем 1941 года («Львов. Первый день войны» Я. Т. Буймова), самая поздняя – 2001-м (триптих «Синий платочек» О. А. Качарова). В этом сочетании, контрастном и неразрывном, заключается содержательная основа комплекса, отражающего два взгляда на Великую Отечественную – ее современников и потомков, раскрывающего образ войны в ретроспективе – в контексте прошлого и настоящего.
Особенно ценны (бесценны) работы военных лет, имеющие не только художественное – документальное значение. Созданные с натуры, они, подкупая пронзительной искренностью, показывают время, как оно есть, фактически достоверно, просто и ясно. Ценности не снижает даже тот факт, что это работы «второго» ряда (этюды, зарисовки, наброски), причем небольших размеров, иные с ладонь. В подавляющем большинстве это черно-белая графика – рисунки и акварели, выполненные на случайных листках, уже пожелтевших от времени, ветхих (около шестидесяти); живопись малочисленней – всего шестнадцать работ, написанных в тылу. Тогда, в ходе войны, времени, как известно, едва хватало на мобильные жанры.
Прямым свидетельством о Великой Отечественной войне являются фронтовые работы. Их авторы – участники войны или художники, специально выезжавшие на передовую, чтобы запечатлеть ратную хронику. Последние чаще принадлежали Студии военных художников им. М. Б. Грекова (В. А. Арлашин, В. Н. Гаврилов…), однако были и такие, которые трудились в тылу (Ф. С. Богородский) и даже в блокадном Ленинграде (В. И. Курдов).
Созданные между боями, чаще в один сеанс, фронтовые работы, тем не менее, разноплановы: портретные рисунки однополчан и наброски пленных японцев, зарисовки вражеской техники и акварели пылающих городов, сожженных деревень; и даже этюд мартовской оттепели, с талым снегом и тонкими деревцами – этюд наивный и трепетный, который, выпадая из общего ряда, отражает великую силу жизни, неизбывную несмотря ни на что («Оттепель» Я. Т. Буймова).
Документальную значимость фронтовых работ усиливают сопровождающие их авторские надписи, очень конкретные, датирующие и поясняющие изображенное. Иные из них поистине исторические. Так на акварели Якова Тимофеевича Буймова, названной «Львов. Первый день войны», справа внизу читаем: 22.VI.41 Я Буймов Львов.
Преобладают среди фронтовых работ портреты, чаще всего рядовых солдат, с точной передачей их внешнего сходства. Одни из них академичны и тщательны («Артиллерист», «Однополчанка-связистка», «Фронтовичка» П. А. Чернова), другие, наоборот, на скорую руку («Портрет адъютанта Круглова и командира звена», «Портрет летчика-истребителя Белякова» А. Н. Яр-Кравченко), третьи, напоминая фотографии , исполнены с заметным усердием, чтобы непременно было похоже («Старший лейтенант Кулинич», «Командир взвода саперов Балясников»... К. А. Цветкова).
Запоминается «Автопортрет» (1943) И. Д. Лячина, даже притом что скромнее других, меньший из всех по своим размерам. По словам самого Ивана Даниловича, он выполнен в Харькове, после второго освобождения города, в здании, где только что разместили штаб. Там висело большое зеркало, как-то уцелевшее, и собственное отражение в нем, увиденное внезапно, поразило настолько, что побудило взяться за карандаш. Нельзя не заметить, как, внимательно всматриваясь в себя, художник рисует старательно и неспешно, однако портретный облик, мне кажется, все-таки не вполне узнаваем. Потому что в нем невольно проступает нечто большее, чем только внешнее сходство – самоощущение автора, находившегося на передовой уже целых три года. Перед нами военный человек – серьезный, опытный, взрослый, которому – даже не верится – лишь двадцать четыре года! Смотришь и понимаешь, что война как суровое испытание заставляла юношей рано взрослеть.
Все перечисленные портреты, такие несходные между собой, объединяет время, точнее, война, придающая им внутреннее родство. Лишенные пафоса, они «поражают уважительным отношением автора к модели – ни иронии, ни гротеска, ни шаржирования. Не о себе заявляет своим рисунком фронтовой художник, а о коллеге, с которым вместе избывает беду, который в любой день может погибнуть, как и он сам. Художники рисовали около смерти».
Справедливость безжалостных слов подтверждает портрет Семена Пикалова (1945), исполненный К. А. Цветковым. На блокнотном листке нарисован профиль солдата – молодого, мужественного, с правильными чертами лица (только ваять). Внизу, под изображением, ближе к центру авторская надпись карандашом: «1945 г. 211 ОАПБ л-нт Пикалов Семен (погиб 12 августа)».
Работы военных лет, созданные в тылу, передают суровый быт времени (бремени). Это тесные интерьеры с печкой-«буржуйкой» («В годы войны. Интерьер» О. В. Чистякова) и женские портреты, показывающие немолодые лица – неподвижные, напряженные, сосредоточенные («Женский портрет» Н. И. Бачинина, «Портрет матери» К. Д. Китайки); это пейзажи сельской окраины («Осенняя распутица» Г. П. Татарникова), разрушенных городов («Могилев», «Прифронтовой Вильнюс» В. А. Арлашина), шахтерского поселка (серия графических работ М. Н. Скуляри), железнодорожной станции, едва проступающей сквозь дымку морозного утра («Илецкая защита» С. В. Герасимова).
Несмотря на жанровое и тематическое разнообразие, все «тыловые» работы – неуютны, безрадостны, непросторны. Они скупы в выразительных средствах, чаще тусклы и блеклы, почти бесцветны, даже если исполнены в живописи. Так проступает ощущение скорбного времени, погруженного в атмосферу тревожного ожидания, преисполненного бед и лишений, уносящего жизни – день за днем, и ...все-таки мужественного.
Особую ценность среды «тыловых» работ представляют те, что непосредственно связаны с нашим краем – Кузбассом. Это рисунки и акварели рабочего поселка в Анжеро-Судженске (1941–1942), выполненные М. Н. Скуляри – ленинградским художником и одновременно инженером-конструктором дизельных двигателей и именно в этом качестве командированным на далекую шахту; это «Домны Кузбасса» (1944) А. Н. Самохвалова – известного советского мастера, тоже ленинградца, эвакуированного с труппой Академического театра драмы им. А. С. Пушкина в Новосибирск и по службе не раз приезжавшего в г. Сталинск (ныне г. Новокузнецк Кемеровской области), где находился Московский театр оперетты.
Примечательно, что оба художника показали Кузбасс индустриальным краем, однако увидели его каждый по-своему. Величественным гигантом, огненным и дымящимся, предстает в «Домнах Кузбасса» знаменитый на всю страну Кузнецкий металлургический комбинат – он впечатлил Самохвалова так, что и годы спустя в своих воспоминаниях он писал об этом восторженно . И наоборот: крохотным островком, затерянным в снежной пустыне, выглядит шахтерский поселок, обнесенный, как тюремная зона, колючей проволокой, убогий и сирый, вселяющий чувство сиротства и неизбывного одиночества.
Символично, что «обрамляют» раздел произведений военных лет два натюрморта, не имеющих, казалось бы, к войне прямого отношения, за исключением того, что один из них создан накануне, а другой почти сразу по окончании Великой Отечественной: это «Натюрморт с незабудками» (1941) Ю. В. Разумовской и «Дачный натюрморт» (1945) Т. Н. Яблонской. Безмятежные и лиричные, они пронизаны дыханием мирной жизни, самой обыденной, частной: весеннее слепящее солнце и незабудки на подоконнике; летняя лесная прохлада и грибы на дачном окне. Примечательно, что оба натюрморта написаны женщинами, которые, не приемля насилия по своему естеству, особенно чутки радостям бытия, непреходящим в своем значении, тем более, после разрушительных бедствий.
Второй раздел «военной» коллекции, состоящий из произведений, созданных в мирное время, более многочисленный по сравнению с первым (примерно на треть), и более разноплановый. Здесь не только живопись и графика, но и скульптура; не только портреты и пейзажи, но и картины, натюрморты, книжные иллюстрации; не только реалистические образы, но и метафорические, экспрессионистские, даже абстрактные (диптих «Фронт и тыл» А. В. Суслова). Здесь произведения широкого тематического контекста, представляющие не только ветеранов Великой Отечественной и воспоминания о ней, но и глубокое осмысление таких лейтмотивов, как победа и подвиг, жертвы и разрушения, война и мир, добро и зло...
Авторами этих работ являются художники разных поколений: это участники и очевидцы Великой Отечественной, раскрывающие правду о прошлом, к которому мысленно возвращаются снова и снова (И. Л. Бруни, Э. Б. Бернштейн, О. А. Качаров, В. Н. Минаев...); это художники, родившиеся после войны, но ощущающие ей личную сопричастность, размышляющие о судьбах прадедов, дедов, отцов, о преемственности, об исторической памяти (О. Ю. Яхнин, Р. В. Пантелеева, С. С. Косенков...).
В целом военно-тематический комплекс (коллекция) из собрания КОМИИ представляется весьма содержательным, многогранным в отражении события, ставшего грандиозной вехой в истории нашей страны, нашего народа. Его развитие продолжается, поскольку тема Великой Отечественной войны неисчерпаема, и наша задача, оставляя коллекцию потомкам, придать ей большую полноту. Чтобы помнили.
Марина Чертогова, искусствовед
заместитель директора КОМИИ по научной работе
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.