Журнал Огни Кузбасса
 

Марина Чертогова. Дневник пленэра, или Десять дней, которые потрясли мир

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

В Кузбассе живу четыре десятка лет, а этой земли, оказывается, даже не знала. Поняла это прошлым летом, когда впервые увидела Горную Шорию. Впечатление было настолько сильным, что по истечении года оно не только не стерлось в памяти – наоборот, помнится, помнится...

С 10-го по 19 июля 2011 года в Кузбассе проходил ежегодный международный пленэр «Горная Шория». Это был пятый культурологический пленэр, собирающий на нашей земле художников, ученых, дизайнеров, фотографов. Его особенность заключалась в том, что впервые равноправными участниками стали музейщики, искусствоведы. От лица одного из них и пишу, заново проживая былое – день за днем.

Но прежде чем перейти к дневнику пленэра, несколько слов о нем как о явлении, весьма необычном для Кузбасса и, несмотря на это, прижившемся, ставшем традиционным.

Инициатором и организатором всех пленэров, начиная с первого, состоявшегося в июле 2007 года, является Ольга Михайловна Галыгина – директор галереи «Сибирское искусство» (Новокузнецк).

Идея проведения данного мероприятия зародилась чуть раньше, во время работы межрегионального выставочного проекта под общим названием «След», продолжавшегося в течение нескольких лет – с марта 2000 года (Новокузнецк, Омск, Томск). Это была серия выставок, направленных на осмысление сибирскими художниками своей исторической родословной, возрождающих традиции архаической культуры коренных народов Сибири, – выставок, обращенных к духовным началам далеких предков. В этом направлении, приобретшем в третьем тысячелетии новую актуальность, пленэры стали следующим шагом, закономерным и органичным: они привели художников на древнюю землю, ставшую для них не только источником вдохновения, но мастерской.

Пленэр – одна из самых популярных форм творческой практики, особенность которой заключается в непосредственной связи природы и искусства. Художники работают под открытым небом, и результаты их деятельности весьма разнообразны: произведения живописи и графики, фотография, а также художественные объекты из естественных материалов, органично введенные в природный ландшафт (лэнд-арт)...

Особенно заметными в этом отношении стали пленэры 2009-го и 2010 годов. Именно тогда их участниками были созданы такие художественные объекты, как «Мировой круг» (художник из Уфы Ринат Миннебаев), «Дом ветров» (художник из Новокузнецка Александр Архиповский, художник из Прокопьевска Олег Комаров), «Тотем» (скульптор из Красноярска Валерий Сысоев), «Трансцендентный Трон» (художники из Бельгии Кристоф Меул, Карл Крайсбергс, Роже Янссен), «Столп» (художник из Барнаула Евгений Скурихин). Несходные внешне, эти объекты родственны, поскольку так или иначе представляют образы Горной Шории в едином контексте – «дух места». Всякий раз это философское осмысление нерасторжимых начал: жизни и смерти, вечного и преходящего, истории и современности...

Все перечисленные объекты находятся на территории туристической базы «Трехречье», недалеко от поселка Усть-Кабырза, расположенного в 35 километрах от города Таштагола. Для участников пленэра турбаза стала местом не только ежегодного приюта, но и творческого эксперимента, своеобразной лабораторией, а ее территория превратилась в музей под открытым небом.

С 2009 года впервые участниками пленэра стали иностранные художники – из Бельгии и Голландии. Этому способствовало то обстоятельство, что младшая дочь организатора пленэров – Ольги Галыгиной Сашенька вышла замуж за бельгийского фотографа и художника Кристофа Меула. Семейные и творческие связи незамедлительно и тесно переплелись – стараниями Кристофа сформировалась группа европейских участников пленэра. Потом это стало его добровольной обязанностью.

Участниками нынешнего пленэра были великовозрастные ученики Кристофа Меула (который еще и педагог – в Художественной академии г. Борсбеек в Бельгии он ведет курс интегрированных цифровых художественных технологий): керамистка Ингрид Лаурис, фотограф Магда де Беккер, скульптор Гертрудис ван Гастел, атакже путешественница Лилиан Стейн и композитор Крис Силс. Итого шесть бельгийцев – столько же, сколько и нас, сибирских музейщиков: Владимир Чирков, Сергей Баранов (он же художник), Галина Гурьянова (все из Омска), Татьяна Микуцкая (Томск), Татьяна Высоцкая (Новокузнецк) и я, Марина Чертогова (Кемерово).

Проведение в Кузбассе международных пленэров – дело новое, перспективное. Это инновационная форма художественной жизни не только Кузбасса, но и всей Сибири. Расширяя культурные связи, участники пленэра – европейские и сибирские художники – совместными усилиями творчески преобразуют природные ландшафты, оставляя следы своего пребывания – как духовные послания будущим поколениям.

С другой стороны, пленэры открывают иностранцам местные достопримечательности Кузбасса, прежде всего Томскую писаницу и Горную Шорию, что делает наш край привлекательным как туристический центр. Возможно, проторенным маршрутом вслед за ними пройдут и другие: мир слухами полнится.

Выступая организатором международных пленэров в Кузбассе, Ольга Галыгина неутомима в развитии своего проекта, масштабного и значительного. Сегодня она полна новых идей, планирует проведение следующего пленэра, а я сентиментально вспоминаю минувший как яркое событие художественной жизни нашего края и как незабываемое событие – собственной.

 

10 июля, г. Новокузнецк

В этот день в квартире у Ольги Галыгиной состоялась первая встреча участников пленэра. Не считая организаторов (Ольгу Галыгину и координатора проекта Юлию Емец), нас было двенадцать: шесть бельгийцев и шесть сибиряков. Знакомились, присматривались, привыкали – нам предстояло прожить бок о бок десять дней.

11 июля, Новокузнецк – Кемерово – Новокузнецк

Второй день как разминка перед пленэром: мы прошли испытание долгой дорогой – из Новокузнецка в Кемерово и обратно (расстояние между городами более 200 километров). По приезду в Кемерово посетили музей «Археология, этнография и экология Сибири» (при Кемеровском государственном университете), потом – Томскую писаницу.

12 июля, Новокузнецк

День трудового крещения. Участники пленэра включились в процесс оформления одной из детских площадок Новокузнецка: дробили на мелкие кусочки кафельные плитки и облицовывали ими три фигуры, напоминающие по форме матрешки, с забавным рисунком на них, изображающим родителей и ребенка. Рядом уже стояли два нарядных диванчика, созданных днями раньше по той же технологии, что и фигуры.

Так мы стали участниками акции под открытым небом ARTINTHECITI, стартовавшей 1 июля 2011 года. Она проводилась галерей «Сибирское искусство» и заключалась в создании детской площадки, раскрывающей тему счастливой семьи, уютного дома. Площадка разместилась в одном из дворов Новокузнецка (улица Кирова, 51а).

Авторами проекта детской площадки выступили Кристоф Меул и Александра Галыгина, продвигающие искусство в массы профессионально и деликатно, не допуская кустарщины, вкусовщины, как это часто бывает сегодня.

Детская площадка получилась на загляденье – веселой и яркой. Такую оценку дали уже сами жильцы окружающих домов, для которых собственно она и предназначалась. Восхищенные, они подходили, благодарили и не спешили уходить, наблюдая за дружной работой энтузиастов. Это был подарок Новокузнецку в День города – от галереи «Сибирское искусство» и инвестиционно-строительной компании «ТС-групп».

13 июля, Новокузнецк – Таштагол – Усть-Кабырза

До Таштагола ехали на автобусе. Дорога казалась бы бесконечной, но ласковое солнце, красота природы и дружеское общение скрасили долгий путь (130 километров от Новокузнецка). По прибытии в город мы посетили Музей этнографии и природы Горной Шории и осмотрели местную достопримечательность – монумент «Золотая Шория» (автор Даши Намдаков), установленный в местном парке, на искусственном возвышении. От галереи «Сибирское искусство» Ольга Галыгина подарила городу два декоративных вазона.

Потом снова дорога, уже до конечного пункта – базы отдыха «Трехречье», где нам предстояло прожить два с половиной дня.

Вечером мы с интересом осмотрели арт-объекты, созданные нашими предшественниками, с грустью отметив, что некоторые из них нуждались в подновлении, реставрации.

14 июля, база отдыха «Трехречье»

С утра занимались тем, что выпололи траву, проросшую сквозь камни «Мирового круга», вернув его очертанию прежнюю четкость, и поменяли обереги на «Доме ветров». Потом сосредоточились на собственном вкладе в историю пленэрных экспедиций. Нашей группе предстояло найти художественное решение, которое бы смягчило противоречие между обшитым сайдингом домом, где мы поселилась, и окружающей его природной средой.

Примирили одно с другим четыре декоративных панно, размещенных на главном фасаде здания – по два от главного входа. Это выкрашенные в сложный зеленый цвет металлические листы с деревянными спилами на них, образующими ритмичные композиции под общим названием «Четырехречье». На фронтоне главного входа из таких же спилов, по их возрастающей, была выложена спираль, соединившая все элементы в единое целое.

Почему «Четырехречье»? Потому, что место, в котором мы находимся – объясняет автор идеи Ольга Галыгина – называется Трехречье, поскольку здесь сливаются три реки: Мрассу, Пызас, Кабырза. «Четвертая река» – это образное название того потока людей, которые приезжают в это благословенное место, чтобы набраться физических и духовных сил.

Однако художественное решение, получившееся оригинальным и ясным, было лишь половиной дела. Не менее важным стало его претворение в жизнь, связанное с технической стороной, не очень привычной для художников, потребовавшей от них смекалки да сноровки, поэтому особенно интересной, вызвавшей веселое оживление. Генераторами творческих идей выступили Сергей Баранов и Ольга Галыгина, а все остальные, можно сказать, были у них на подхвате – дружные, послушные, старательные.

15 июля, база отдыха «Трехречье»

С утра начатое дело довели до конца и с чувством выполненного долга, довольные собой, сфотографировались на фоне творения. Точка.

Пока все работали, я занималась тем, что фотографировала всех – группами и по одному, желая запечатлеть историю в лицах. Причем лица менялись – повторялся мотив: на фоне горной гряды, у живописного ограждения базы, состоявшего из двух деревянных жердин. Так появилась первая фотосерия «У изгороди».

После обеда совершили марш-бросок до Усть-Кабырзы. Там насытились только что испеченным хлебом, еще теплым и «дышащим». Казалось, ничего вкуснее не ели! Обратно возвращались на бортовой машине – с оглушительным грохотом, в облаке пыли и с ветерком. Причем забраться в кузов машины, чьи колеса выше человеческого роста, оказалось непросто: не хватало сноровки и сил, которых к тому же лишал охвативший всех смех. Мне этот «Эверест» было не покорить, и я с разрешения водителя бесславно села в кабину.

16 июля, Усть-Кабырза – Усть-Анзас

Незабываемый день: сплав по Мрассу – от Усть-Кабырзы до Усть-Анзаса (примерно 20 километров). Трехчасовой путь на моторных лодках по коварной извилистой реке, местами неглубокой и каменистой. Всю дорогу нас сопровождали горные лесные массивы – древние, безмолвные, величественные, заставлявшие прочувствовать всю нашу малость, если не сказать крошечность. От скорости, с какой, разрезая воздух, двигались лодки, – ветер навстречу, брызги в лицо… Дух захватывало! А еще близость воды вокруг – куда ни глянь, и это приводило в смятение, вселяя страх и вызывая восторг.

И хотя на первый взгляд край казался диким и далеким, нам постоянно встречались люди: туристы, рыбаки, отдыхающие… При каждой встрече мы радостно приветствовали друг друга, как лучшие друзья после долгой разлуки. Даже поверилось, что все люди – братья. «Вот бы так на городских трассах, между водителями!» – привел нас в чувство Сергей Баранов.

Время в пути пролетело стремительно, и вот уже Усть-Анзас. Маленькое селение открылось нам приветливой панорамой: на зеленых пологих склонах уютно разместились редкие деревянные срубы, похожие один на другой – все небольших размеров, простой формы, аккуратные. Потом мы узнали, что численность населения этого поселка 120 жителей.

Мы поселились на территории экомузея под открытым небом «Тазгол», расположенного на горе: искусствоведы – в гостевом доме, остальные – в разноцветных палатках.

Центром жизни мгновенно стала летняя кухня: стол под навесом и печка, выложенная из кирпичей в прошлом году барнаульским художником-керамистом Евгением Скурихиным. На столе тут же появились белая скатерть, букет полевых цветов, а навес украсили букетики из душицы и зверобоя – домашний уют в походных условиях умело и незаметно создавала координатор проекта Юлия Емец.

17 июля, Усть-Анзас

Утром открылась вся красота местной природы: яркий солнечный свет и прозрачность свежего воздуха, голубые дали и чистая синь неба, облака тумана и слепящий блеск водной глади... Все это освещала ранняя тишина, звенящая и поистине неземная. Подумалось, что именно так выглядел мир в первые дни творения…

И как же красив был кухонный стол! Преображенный утренним солнцем, он сиял бликами и красками кружек, тарелок, цветов… Пир очей, да и только!

С местными жителями сразу установились добрые отношения. Они угощали нас чем могли: то свежим тайменем, из которого мы тут же сварили уху, то копчеными хариусами, которые мы не то чтобы съели – смели, в одночасье!

В свою очередь и наша команда в долгу не осталась. Вместе с шорскими ребятишками мы очистили прибрежную территорию от губительных и вездесущих отходов цивилизации: пустых бутылок и покореженных банок, коробок из-под сигарет, от окурков, бумажек, фантиков… Воспитание делом сплотило – с этими ребятишками потом плескались в воде, загорали на солнце, вечером жгли костры и даже фотографировались. Так появилась новая фотосерия – «Дети из Усть-Анзаса».

18 июля, Усть-Анзас

Предпоследний день пленэра выдался очень насыщенным. С утра женщины собрали букеты ромашек, сплели венки, а днем украсили ими головы, облачились в длинные платья в русском стиле (из коллекции Ольги Галыгиной) и устроили их показ – под открытым небом. Занятие для пленэра весьма необычное, но на фоне природы – вполне органичное, зрелищное. Так появилась еще одна фотосерия – «Дефиле».

Завершением дня стал своеобразный вернисаж на траве. Сергей Баранов и Галина Гурьянова показали свои акварели, пастели, рисунки карандашом… Это был результат их творческого труда, ежедневного и вдохновенного.

19 июля, Усть-Анзас – Шерегеш – Новокузнецк

Обратная дорога – из Усть-Анзаса до «большой земли» – оказалась не менее впечатляющей, чем дорога туда. Вместо обычного автобуса – огромный тяжеловесный (вахтовка), предназначенный для перевозки пассажиров по труднопроходимым местам. Мы медленно ехали по высокогорью, порой над пропастью, не видя земли, и это заставляло нас замирать, закрывать от страха глаза, невольно умолкать. Таким было последнее впечатление пленэра, сопряженное с видимым риском для жизни, вызвавшее мощный выброс адреналина. Одно из тех, что не для слабых натур. Каков финал!

По прибытии в Новокузнецк все разошлись по квартирам – не более чем на час, чтобы потом снова встретиться у хлебосольной Ольги Галыгиной. Там же, где начиналось наше знакомство. Помню тост Татьяны Микуцкой: «Все трудности, которые были, забудутся. Память сохранит главное: Горную Шорию, лица друзей и теплоту отношений».

 

***

Сегодня, когда пленэр давно позади, я понимаю, что он навсегда изменил мой мир. Такое ощущение, словно я прожила там целую жизнь, далекую от привычной и прежде неведомую. При этом внешне там ничего как будто не происходило, дни тянулись неспешно, размеренно, но каждый из них был преисполнен богатства впечатлений и чувств, новизны опыта. Каким наслаждением было общение с людьми одной с тобой «группы крови» – дни напролет! Какой восторг вызывала Горная Шория, созерцание которой открывало высшую истину: божественное – прекрасно! Природа проникала в самую душу, пронимая насквозь, вызывая священный трепет и… обыденное преображалось: быт становился бытием, а реальность – романтикой. Хотелось молиться… и ведь молилась!

 

Марина ЧЕРТОГОВА, искусствовед КОМИИ. Кемерово

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.