Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Валерий Плющев. Книжная вселенная. Эссе

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
До сих пор вижу книжные сны. Книги, самые разнообразные и сказочно-прекрасные, являются ко мне, спящему, в самом причудливом окружении. Фрейд бы непременно определил: «Влечение…» Вот только к чему «влечение»: к смерти или жизни? Ведь австриец-психоаналитик прежде всего сексуальные влечения определял «жизненными», все остальные – туда, в потусторонний мир, к неорганическому естеству материи.
Отодвинем психологические экзерсисы в сторону, иначе мозги сломаются. Иосиф Бродский в своей Нобелевской лекции не обошел «книжную» тему. «В истории нашего вида, в истории «сапиенса» книга – феномен антропологический, – заявил поэт-нобелиат, – аналогичный по сути изобретению колеса. Возникшая для того, чтобы дать нам представление не столько о наших истоках, сколько о том, на что «сапиенс» этот способен, книга является средством перемещения в пространстве опыта со скоростью переворачиваемой страницы…» Он и еще много чего сказал «на тему», как и многие иные знаменитости отметились «по поводу» и "вокруг" книги.
Книги славили и жгли, обожествляли и растаптывали.
Общее место, что книга, её форма и содержание меняются. Напечатанное, несмотря на стенания, никуда не исчезает, пишущих становится все больше с утверждением по городам и весям его величества Интернета. Форма видоизменяется до совсем иной, точнее – формы бытования, но книга не умирает, наоборот, расширяет ареал обитания. При этом человек также значительно изменяется, как это уже происходило, когда в прошлом появлялась новая форма книги – не случайно возникновение современной книги-кодекса определяется как Гутенбергова революция. Самая настоящая революция, изменившая внутренний мир человека, а значит, и мир внешний.
Но я болею за свое время, ушедший в историю XX век, в котором книга торжествовала в нашей стране – торжество книжное было полным и, казалось, окончательным. А как поднимали буквально до неба её создателей – писателей! Вот почему многие из этих небожителей сегодня никак не могут ужиться с низвержением с такого прельстительного Олимпа.
Книга совсем недавно считалась драгоценностью и духовной, и материальной, предметом вожделения, в отличие от сегодняшнего магазинного товара, который лежит на полках и раскупается очень плохо. Да что говорить, если по статистике количество книжных магазинов уменьшилось в стране примерно в десять раз. 
Однако и в эпоху книжного царения были периоды взрывообразного спроса на неё – мели почти всё выходившее из-под печатных машин, сменявшиеся относительно спокойными временами, когда можно было в магазине просто купить труд известного писателя, чтобы, прочитав, поставить на домашнюю полку.
Хорошо помню, как, приехав после института на работу в Кемерово (какие уж тут деньги у молодого специалиста, семейного и с грудным ребенком!), любил захаживать в книжные магазины, разглядывать, что-то подчитывать, наскоро перелистывая страницы, подержать в руках букинистические томики, дешевенькое иногда прикупить.
До сих пор вспоминается приобретение трехтомника Писемского в черных переплетах за 60 копеек того времени! По 20 копеек за объемистый твердообложечный том! А рядом на полках букинистического в Кировском районе (да-да, был в ныне спальной городской части букинистический магазин и два вполне приличных книжных, да плюс киоски с книжной продукцией в больших магазинах процветали; я быстро сошелся с одним из продавцов-книгочеев, перекидывался непременно в каждую из встреч несколькими словами о прочитанном, о новинках, о новых приобретениях – всегда было о чем поговорить) – тридцатитомник Чарльза Диккенса по 15-20 копеек за том и много-много собраний сочинений в полном виде и «вроссыпь» за самые «смешные» деньги.
Советская власть не стояла в стороне, делала многое, как это тогда называли, по пропаганде книги. И общество книголюбское многомиллионное (как это всегда было в те времена) организовала. И добилась-таки своего: спрос взорвался, книги выменивали, доставали по блату, переплачивали против обозначенной цены во много раз.
Помню свою дружбу со светлой памяти Юрием Григорьевичем Варнаковым – колоритной личностью, университетским преподавателем, американистом, много знавшим и повидавшим. Многие бывшие студенты, конечно, вспоминают его добрым словом, удивляются, что он мог запросто прочитать лекцию на английском языке. Человек легендарной судьбы, о которой, может, когда-нибудь расскажу, он на занятия почти всегда приносил стопку книг, из которых по ходу изложения материала, зачитывал цитаты, интересные примеры и тем самым рекламировал важные и полезные для ума книжки. У него был свой круг, в который я был вхож, многие стремились к нему домой – обменяться книгами. …Его собрание погибло после смерти обладателя – растворилось, распалось, исчезло.
А помните, как приняли решение разыгрывать собрания сочинений, чтобы по справедливости всё было. В клубах, ДК начали в выходные крутить барабаны, на манер казино: выигравшие счастливчики оформляли многотомники. А как буквально тащили плохоходящих родственников-пенсионеров, чтобы повысить вероятность выигрыша! Многие наследники эти собрания сочинений сегодня не знают куда девать, все, наверное, помногу раз видели эту продукцию на свалках, у мусорных баков или прямо в них – это делают самые радикальные из детей и внуков книголюбов советской поры.
О самых разнообразных книжных историях могу рассказать,  остановлюсь на одной из многих. В Кемерове умер известный человек, профессиональный музыкант, которого я хорошо знал и у которого, как у любого интеллигента последних десятилетий советской поры, была домашняя библиотека. Интересное и объемное собрание общегуманитарного направления, с очень большой подборкой музыкальной литературы, вполне приличного раздела поэзии, да и живопись в любопытных образцах была совсем неплохо представлена, не говорю о литературной классике и философии. И, пожалуй, самый многочисленный раздел – эзотерика (это уже перестроечное и постперестроечное увлечение ушедшего несколько лет назад из жизни хозяина).
Сын приехал из-за границы, а мне позвонили знакомые библиотекари: не желаю ли что-то приобрести, так как библиотека распродается. Не составило труда связаться с наследником, и вот я разглядываю книжные сокровища своего давнишнего знакомца, с которым мы частенько встречались в книжных магазинах, на улице беседовали о книгах и «за жизнь». Сразу видно, несмотря на обилие букинистических книжек, что человек в основном приобретал книги в нашем областном центре – книжный дефицит последних десятилетий легко узнаваем, многие из томов я тоже разыскивал и приобретал, часто с немалыми трудностями.
По советским временам, цены бы не было подобному собранию интеллектуала. По временам нынешним – нереализуемая библиотека; не знаю никого, кто бы готов был взять всё оптом даже за символическую цену.
Вот не так давно умер мой коллега по газете «Кузбасс» –  книгочей, собиратель, для которого в жизни, казалось, одни книги, за редким, может быть, исключением. Часть книг забрали друзья, которые были рядом в его последние дни – так хозяин распорядился. Остальное в его квартире в общежитии заварили сваркой (дверь железная) пока не нашли нового жильца. И куда потом книги?.. А ведь не доедал, тратился, разыскивал… Один из его друзей мне позднее рассказал: «Соседка через стенку проковырялась в его комнату. И книг там не стало. Куда дела всё, не говорит, но жилплощадь освоила». Вот вам ещё одна печальная судьба личной библиотеки.
Но вернемся к библиотеке музыканта-кемеровчанина. Пару сотен книжек, из которых добрая половина – брошюрки, сборнички поэзии, тощие перестроечные книжонки, сильно смахивающие на самиздат: это мои приобретения.
А сын уехал в свой новый заокеанский дом к семье. Прошел год с небольшим. Однажды иду к трамваю мимо бывшего книжного – сегодня там аптека, продукты питания и прочая потребительская белиберда – и вспоминаю приятеля, его библиотеку и сына. И так ярко представил образ последнего, а он возьми и нарисуйся перед глазами: идет, углубленный в себя, навстречу. Я, ошеломленный внезапно въяве проявившейся мыслью, застыл. А он прошел. И уходит, уходит  от меня. Разворачиваюсь, сбрасывая морок, догоняю, окликаю по имени. Останавливается, всматривается сквозь очки. Вижу – узнает, заулыбался. Обменялись приветствиями и рукопожатиями, зовет в квартиру. Договариваемся о времени. (Такой жизненный сюжет может приключиться только в беспредельно "окнижненной" жизни).
И вот вновь библиотека передо мной. Что-то выбираю себе (мои посещения были до самого отъезда сына моего приятеля), что-то пристраиваю знакомым. Отдает, скажем так, задаром. Звоню в областную библиотеку, люди пришли, отобрали нужное, но вывезти у них как-то не случилось. Квартира была реализована, много книг осталось на усмотрение нового хозяина, который делал ремонт, я позднее видел неторопливость ремонтных работ, иногда проходя мимо окон.
Конечно, были разговоры с «американским сыном» на самые разные темы. Кое-что он выбрал для пересылки к себе в зарубежье, обращался за помощью, чтобы я ему объяснил, что стоит взять, а что оставить. На мусорку выбрасывать книги у него рука не поднялась. Что сделал с многими томами новый собственник квартиры, даже не хочу интересоваться. Но не стало еще одной приличной по составу личной библиотеки в нашем областном центре.
Кстати, мне тут днями рассказали: появились ушлые люди, которые объявляют о том, что примут книги. Люди, чтобы не выбрасывать, несут. А те сдают, не глядя, в макулатуру: тонна бумаги стоит, вроде, 900 с лишним рублей. И это ведь книги погибают, дай таким возможность, целую книжную вселенную сожмут до точки…
Но не все так грустно. Во-первых, на смену печатному листу идет лист электронный. Проанализировал как-то: а сколько я стал читать электронных книг? Результат подсчета ошеломил: далеко за 50% от прочитанных книг – это «электроника», те самые е-books. Но и бумажная книга никуда не делась, читаю регулярно, как привык за многие годы, пишу о писателях и книгах – всё, как и ранее.
Думаю, электронная книга будет сосуществовать с бумажной ещё длительный исторический период.
А тем временем меняется человек, как он всегда менялся вместе с изменением носителя художественной информации – книгой. Об этом есть серьезные научные исследования, где очень аргументированно доказывается, что книжный материал, изменяясь от клинописной таблички к папирусу и книжному свитку, затем к бумаге и привычному книге-кодексу, сопровождался изменениями человеческой психологии, поведения да изменениям всей сущности человека, что тянуло за собой уже общественные изменения.
Но сильно тревожит снижение массы читающих книгу людей. Может, это и есть причина общественной рутинности, проявляемой сплошь и рядом. Данные социологических опросов по поводу чтения не для слабонервных. «Невежество, одичание!» – кричат наиболее чувствительные сограждане. Удивительно, что полезли на свет «запретители» всех мастей. Сейчас они усиленно «чистят» Интернет от бесплатных библиотек. Ну, и чего добьются? Какую-то часть людей, которые хотя бы через электронные гаджеты могут ознакомиться с безбрежным миром книги, отлучат-оттолкнут от этого океана мысли и образного мышления вообще. Тогда зачем орать: «Не читают!» Ведь этой своей «заботой» сужаете читательский круг. Я сторонник бесплатного Интернета, хотя понимаю, что платить по тарифу интернетфирме, которая отвечает за подключение вашего жилища к "всемирной паутине", необходимо. Но произведения литературы должны выкладываться бесплатно для потребителя, как в общественной библиотеке. Какая-то часть творцов и в большей степени их бесплодных в творческом плане наследников стеной встанет против такой моей позиции. Их право.
Недавно удалось узнать об исследовании ученых Оксфордского университета; если несколько приземлить их результаты до простых понятий – только читающий человек нагружает полушарие головного мозга, отвечающее за эмоциональное развитие, выстраивает образы, и чем плодотворнее такое чтение, тем большее развитие получает homo sapiens. Оглянитесь вокруг: чем более начитан кто-то из наших знакомых, тем более он успешен в жизни, да и счастлив. Исключения, конечно, есть, но они единичны. Французский писатель Паскаль Мерсье в занимательном романе «Ночной поезд до Лиссабона» сказал: "Есть «люди читающие» и «другие». К какой из категорий относится человек, видно сразу. И нет большего различия между людьми, чем это".
Сегодня многие потянулись к творчеству. Друзья, посмотрите, сколько появилось в «сети» самодеятельных произведений. И дело будет идти только к их количественному увеличению. С чего начиналось, к тому вернулось: вряд ли в первобытном обществе создатели наскальных образов требовали от соплеменников бесплатной кормежки, неучастия в охоте, если ты рисуешь на стенке зверей и людей. К этому и приходим: каждый в недалекой перспективе может стать творцом. Над этими мыслями можно пополемизировать, но логика побуждает к вышеприведенным прогнозам.  Однако твердо стою на своем: из-за жадности и недальновидности некоторых, жаждущих срубить копеечку именно сегодня, может подломиться культурный сук, на котором и они сидят, а самое главное, и все мы гнездимся.
…Каким станет новый человек компьютерной и посткомпьютерной эры? Теперь заговорили, что все больше появляется гениальных детей, целое поколение уже навеличивают высоким штилем как «детей индиго», а то говорят о "люденах". Вот у них уже углядели,  оказывается, клиповое мышление, передачу мыслей себе подобным и иные отличия. Думаю, человеческое общество изменится сильно и непредсказуемо для нас, нынешних, да уже меняется, посмотрите на молодежь – она иная, лучше или хуже, не обсуждаю, ибо мы носители старых штампов и  оценок «времен Очакова».
Жаль, что плоды появятся уже не при нас…
Однако, надеюсь, – и страна, и соотечественники будут жить, в конце концов, счастливо и радостно. Пусть даже не при нас и наших детях. И слово (помните: "Вначале было Слово...") останется, куда же люди денутся без него, никак нельзя без книги и без чтения, века истории не обходились и в будущем не обойдутся...
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.