Журнал Огни Кузбасса
 

Один такой на белом свете

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Пришла горькая весть: скоропостижно скончался иркутский издатель Геннадий Сапронов. Мне не удалось встретиться с этим замечательным человеком, хотя было очень сильное желание. Не случилось ни на одной из многочисленных книжных ярмарок поговорить о литературе и литературных делах, но я регулярно прочитывал большинство сапроновских интервью – Интернет помогал, в которых он делился издательскими планами, рассказывал о собственной издательской политике, встречах со знаменитыми русскими мастерами слова.

Остались сапроновские книги. Многие из них пленяют глаз на книжных полках домашней библиотеки, ряд этих томов подвигли меня на отклик в печати, и каждый раз при этом грела мысль, что в Сибири живёт увлеченный человек, дающий жизнь таким высококлассным книжным проектам. Книжная марка «Издатель Сапронов» началась с 1999 года, за десятилетие увидели свет более ста наименований книг. И каких книг! Все они отличаются выверенными и качественными текстами и отменным художественным исполнением вкупе с чудесами полиграфии.

Плохих книг Геннадий Сапронов не выпускал. Его издания, как сегодня говорят, не для массового читателя: детективов, эротику, с безвкусно размалеванными обложками, и прочую шелуху, заполнившую прилавки магазинов, в этом издательстве близко не пускали на порог.

Вот как об иркутском кудеснике сказал автор издательства, известный русский критик и литературовед Валентин Курбатов: «Издатель Сапронов» не бегает за временем, предпочитая смуте и суетности дня умный консерватизм художественной преемственности и нравственное достоинство русской литературной традиции».

В 2008 году Геннадию Сапронову вручили диплом «Золотая полка» за вклад в продвижение литературных произведений, способствующих нравственному воспитанию, приобщению к мировым духовным ценностям и национальным традициям. Вообще-то его щедро награждали и всегда выделяли из рядов собратьев по профессии.

Чаще других Сапронов издавал Виктора Астафьева, впрочем, издательство и начиналось с прижизненного классика русской литературы. Рассказывают, что любовь к настоящей литературе и писателю Астафьеву у Сапронова возникла с четырнадцатилетнего возраста, когда подростку попалась в руки астафьевская книжка «Последний поклон». Иркутские издания Астафьева «Веселый солдат», «Пролетный гусь» – неоценимое подспорье-продолжение «карминового» красноярского пятнадцатитомника великого русского писателя.

Стоят, словно бойцы духовного фронта, тома переписки писателя-фронтовика с замечательными современниками, увидевшие свет тщанием Сапронова. К сожалению, пока отсутствует «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник. 1952 – 2001 годы» – том неизвестных читателям писем литературного классика из Красноярска. Астафьев дисциплинированно и пространно ежедневно отвечал многим своим корреспондентам, при расположении в хронологическом порядке этих посланий издатель увидел, что это и есть астафьевский дневник, который он писал всю жизнь и рассылал друзьям и близким. Мне не удалось даже в руках подержать эту книгу, только в газетах-журналах отдельные выдержки из посланий мастера слова почитал, да отклики. Отсутствует у меня и библиографический указатель жизни и творчества великого писателя «Дар слова».

Подарочное издание «Царь-рыба» Виктора Астафьева, признанное на конкурсе книгоиздателей России «Лучшей книгой», я привез из недавней поездки в Красноярск. Эта великолепная книга, удивившая даже многое видевших зарубежных издателей, своим рождением обязана также Геннадию Сапронову, который, доставив её на родину автора, сказал, что «Царь-рыба» является визитной карточкой Красноярского края.

Писатель не успел увидеть этого издания, издатель же напомнил в Красноярске: «Это было последнее произведение, на которое меня благословил Виктор Петрович». Роман прославил имя писателя на весь читательский мир. «Стоит упомянуть это произведение Виктора Петровича, - откровенничал издатель, - тут же вспомнят Енисей и эту землю». Не погрешу против истины, добавив, - именно такого уровня литературные шедевры являются самыми полновесными претендентами на высшую литературную премию в мире – Нобелевскую.

Издатель устраивал презентацию обновленного подарочного издания на малой родине Астафьева в Овсянке. Книга роскошна в самом настоящем смысле слова. Одетый в темно-синюю одежку большеформатный фолиант с серебряным тиснением по верхней крышке переплета и по корешку, отпечатанный на благородной мелованной бумаге, уложен в твердую коробку на магнитах. Нечто подобное по исполнению мне доводилось видеть на Московской международной выставке-ярмарке на стенде гостя мероприятия – Китая. В России не нашлось полиграфистов, готовых сделать коробку-обложку, и Сапронов работал именно с китайскими книжными мастерами. Мой знакомый красноярский библиофил сказал о таком оформлении: «Сделано для хранения на века». Полиграфический уникум с металлизированными буквами на крышке и переплете словно укутан в рыбацкую сеть – намек на новеллу «Уха на Боганиде» из этой книги. Хорошо помню, какое наслаждение, близкое к эйфории получил я при первом чтении этого рассказа.

Доставать книгу из коробки особая креативная издательская история: тянешь за синюю ленточку, как за рыбацкую снасть, и том будто вдвигается тебе в руку.

Отдельный восторг – иллюстрации иркутского художника Сергея Элояна – соратника издателя, среди которых несколько портретов Виктора Петровича. Художнику удалось вжиться в повествование настолько и его мастерство такого уровня, что полностью отсутствует противопоставление текста и изображения, наоборот, иллюстрации воспринимаются как органичная, неотъемлемая часть общего книжного целого.

Смотрю на книги с обозначением «Издатель Сапронов», являющимся самым настоящим знаком качества. Вот глаз выхватывает изящный увесистый томик карманного формата, напоминающий малахитовый ларец: «Подорожник» Валентина Курбатова. В ней псковский писатель рассказывает об автографах известных писателей, которые находятся в его архиве (с их демонстрацией), на самом же деле – это рассказ о жизни и творчестве талантливых людей, но бери выше – это повествование о жизни, бытии. Так издать мог только Сапронов.

А вот глубокая по смыслу и душевному наполнению переписка Виктора Астафьева и выдающегося музыканта, художественного руководителя и главного дирижера Московского театра Новая Опера Евгения Колобова, симфонический оркестр которого мне посчастливилось послушать в его театре живьем – мурашки по коже! Письма оформлены в книгу с продуманным названием «Созвучие». Мне одалживал книгу для чтения известный кемеровский поэт, но когда я увидел это издание в Красноярске, ни секунды не сомневался в необходимости приобретения – именно такого духовного уровня и энергии книги являются украшением домашней библиотеки. Недавно «Созвучие» увидело свет в дополненном варианте уже с двумя, вместо одного в первом издании, дисками с музыкальными классическими шедеврами в колобовской аранжировке – что за диво эта музыка!..

Переписка Виктора Астафьева с Валентином Курбатовым, длившаяся более двадцати пяти лет и отразившая общественную и культурную жизнь страны, в ещё одном сапроновском томе, названном удивительно точно: «Крест бесконечный». «Твердь и посох» - так называется книжечка издателя Сапронова с письмами Астафьева и известного критика Анатолия Макарова, который первым оценил потенциал начинающего писателя, поддержал его. А вот ещё книга с неожиданными эпистоляриями Валентина Курбатова и Дмитрия Борщаговского «Уходящие острова» (почвенник и либерал откровенно пишут друг другу – поучиться бы многим сегодняшним воителям, как с одной, так и с другой стороны, взаимному уважению двух талантливых мастеров слова).

Геннадий Сапронов вел кропотливую работу по обнародованию того, что часто остается на периферии литературного процесса: эпистолярного наследия, критики, мемуаров. Да и главными вещами русских писателей, всегда в первоклассном виде регулярно удивлял.

Одно из моих последних приобретений, увидевший свет в Иркутске подарочный четырехтомник живого классика русской литературы Валентина Распутина (на одном из томов автором оставлен автограф!) – книжное событие года. Ещё его же художественно-публицистические очерки «Сибирь, Сибирь…» – книга-праздник большого формата в футляре с вырубкой и с великолепными работами фотохудожника Бориса Дмитриева. Между прочим, храню и её первое издание, несапроновское, с совсем иными фотографиями, да и по объему оно как минимум вдвое поменьше: Распутин все годы продолжал работать над этой благородной и трудной темой в боевом литературном жанре.

Не могу оставить без упоминания одну из только что прочитанных книжек, привезенный из Иркутска приятелем роман известного писателя из Санкт-Петербурга Михаила Кураева «Похождения Кукуева. Сентиментальное путешествие», выпущенный в издательской серии «Литературные вечера в Иркутске». Этот томик памятен для меня двумя хорошими беседами в Кемерове с автором, который к тому же оставил на книжном форзаце памятный для меня автограф.

Геннадий Сапронов заявлял, что на его «издательской полке сегодня нет ни одной случайной и торопливо изданной книги». Его кредо: «Мало выпустить книгу на ласкающей руку бумаге. Книгу нужно сделать так, чтобы одна такая на всем белом свете».

К сожалению, книги с фирменным сапроновским издательским знаком в Кемерове мне не встречались, привозил из каждой поездки в Красноярск, заказывал знакомым в Иркутск, приобретал в Москве. Эти тома взгляд легко выхватывает из тысяч собратьев, так неординарно они сделаны.

…Ушел из жизни настоящий подвижник русской культуры.

Совсем недавно я записал: «Именно в Сибири у Сапронова может появиться первое полное собрание сочинений Виктора Астафьева. Несмотря на экономические неурядицы и отдаленность от академических литературных центров. Любовь переможет всё». Это было сказано буквально за десяток дней до внезапной смерти Издателя.

Сапронов один работал за несколько институтов. Он как-то сказал иркутским журналистам: «Если вы спросите, хочу ли я передать это дело в дальнейшем кому-нибудь, то это вряд ли возможно. Мое издательство – это мои книжки, мой круг авторов: Астафьев, Распутин, Анненский, Курбатов, Носов и другие. Моя команда, мой взгляд на вещи, мой вкус. Здесь все штучно и, поверьте, не так уж легко и просто».

Незаменимые люди есть. Одним таким на всем белом свете был сибирский самородок Геннадий Сапронов. Вечная ему память!

Валерий Плющев.
г. Кемерово.
16 июля 2009 г.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.