Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Марина Цыпкайкина. Летописец судеб человеческих, судеб земляков. О героях книг Антонины Некрасовой

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
«Общие события находить и описывать легче,
а вот историю каждого отдельного человека - непросто».
 
«Я родилась в деревне Бердовка Барзасского района (территория современного города Берёзовского). На начало войны в семье было 8 детей. Мне, самой старшей, 17 лет, самой маленькой 2 месяца. Все мужчины деревни ушли на фронт. Приехали из Барзасского военкомата и к нам, за отцом. Предложили: «Николай Игнатьевич, может, вас оставить пока? Хоть ребятишки немного подрастут!»
 Отец на это ответил: «Я не могу так поступить. Я должен идти на фронт и защищать Родину и моих детей. Ведь у нас немало многодетных семей. Если все отцы останутся в тылу, кто же тогда будет защищать страну?» Вот таким честным партийцем был мой отец. А в 42-ом пришло извещение, что он умер от тяжёлых ранений в Орловской области. 
 После проведённой мобилизации нехватку кадров вынуждены были заполнять в основном женщины, старики, подростки.                               Сначала я работала в колхозе, отвечала за сбор урожая. Приходилось и принимать хлеб, и самой ездить за ним на жеребце. Из-за этого меня не мобилизовали на работу на военный завод в 1943 г. Чуть позже был объявлен призыв на работу в шахты. Из деревень Барзасского района собрали нас, около 30 девушек, будущих шахтёрок. Всех привезли в Кургановку (так назывался рабочий посёлок шахты «Южная»). Провели инструктаж. Потом повели в поселковую столовую. Накормили. Выдали спецовки и после обеда – в шахту. Было это 25 сентября 1943 года, 16 часов, четверг. Попали мы на первый участок, где начальником был Иван Петрович Абызов – пожилой, умный и добрый человек, который жалел нас. Не кричал. Всё объяснял по-хорошему. Он провёл меня на рабочее место, в лаву, где работали забойщики. Я получила лопату и пошла грузить вагоны. Работали рядом со мной и молодые женщины, и в возрасте, работали и дети – рассыльными, «лампоносами», «коногонами»... 
   В шахте была конюшня из 20 лошадей, к каждому угольному участку прикреплялось по 2 лошади. Каждая лошадь имела своего коногона.  Лошадь везла по 5 вагонов по 900 кг угля в каждом. Лошадь хорошо чувствовала этот груз, и если в вагонах подавали другое количество угля, то стояла и не двигалась с места, как бы не принимая эту тяжесть… 
    Моей первой работой в шахте была работа отгрёбщицей. Отгребали уголь от забойщиков, чистили пути, нагребали вагоны. В 1944 году я получила серьёзную травму – тяжёлая стойка упала прямо на шею. Так как больницы в посёлке не было, увезли меня на телеге в Кемерово. Два месяца провалялась в больнице. Помню, постоянно хотелось есть. Ведь нам, шахтёрам, давали в день 1200 граммов хлеба, а тут – всего 2 кусочка. Тем не менее, молодой организм пошёл на поправку. Вернулась на шахту и снова грузила вагоны. 
   На предприятии было развернуто социалистическое соревнование стахановцев. Стахановцами считали тех, кто выполнял дневное задание на 150%. Победителей соревнования в магазине обслуживали вне очереди, хотя продукты были те же. Что давали? В месяц 4 кг крупы, 1 кг сахара, 4 кг мяса (или рыбы). Зарплату выдавали чётко, а вот отпусков, выходных за 4 года не было совсем. Условия жизни и работы тех дней были очень суровые. Лопата, обушок и кирка, ручные воротки и бадьи - основные орудия труда и виды подъёмных механизмов. Кроме того – карточная система на все виды продовольствия, отсутствие одежды и обуви, разруха, зверски студёные зимы, продолжающаяся война, похоронки с фронта…  И всё же уголь шёл на-гора! (именно в первые годы военного лихолетья была освоена проектная мощность шахты). Добытыми тоннами угля мы приближали Победу. И вот наконец наступил май 1945 года. Победа. Мы были на смене. Пришёл мастер, сообщил эту весть. Все повылазили из своих забоев, выслушали и… почему-то молчали. Наверное, не поверили или не осознали. Пошли дорабатывать. И только когда спустилась вторая смена, поняли, что действительно кончилась война…
   После победы я продолжала работать в шахте. 31 января 1948 г. случилась ещё одна беда: я попала под завал. До конца смены оставалось 5 минут. Мы загрузили свои 50 вагонов. Вдруг сверху звонят, что надо обязательно ещё 3 вагона заполнить. Пока мужчины ходили за вагонами, я очищала уголь с рельсов. Вдруг шум. И больше ничего не помню. Огромный купол угля упал на меня. Вернувшиеся шахтёры поняли, что случилось. Говорят, на мне не было ни обуви, ни головных уборов – каски, платка. Две девушки сняли с себя куртки, накрыли меня. Выбрали уголь из длинных белых волос. Они посчитали меня умершей. О случившемся сообщили матери. Как подняли из-под земли, не знаю. Перелом позвоночника, руки, ноги… Полгода лечилась… И снова молодость брала своё. Я поднялась – и опять в шахту. 
    В 1957 году вышло постановление Совмина СССР и ВЦСПС «О мерах по замене женского труда на подземных работах в горнодобывающей промышленности и на строительстве подземных сооружений». В 1958 году женщин вывезли из шахты. У меня подземный стаж 15 лет 8 месяцев вместо положенных 10 лет. До 1987 г. работала на подъёме. Спускала в шахту людей. Общий трудовой стаж составляет 45 лет», - читаем воспоминания Клавдии Николаевны Степановой, ветерана труда шахты «Южная», переданные с её слов Антониной Некрасовой.
    А вот другая судьба того же трагического времени, также записанная Антониной Некрасовой. Тоже труженика шахты «Южная», но в силу жизненных обстоятельств, политической ситуации, определённого общественного мнения военной и начала послевоенной эпохи начавшаяся не столь героически. 
   «Николай Павлович Жужупал родился на Украине. Когда окончил 7 классов, началась война. В 42-м немцы заняли его родное село. Все взрослые мужчины из рода Жужупалов ушли в партизаны.
- Отец погиб, - рассказывает Николай Павлович, - остались с матерью я и две сестрёнки. Жили бедно, было голодно. Немцы нас не трогали, пока не пришёл приказ: всех мальчишек 12-16 лет отправить на работу в Германию. Два раза меня забирали местные полицаи. Матери, чем могли, откупали сыновей. А в третий раз заявились гестаповцы на бронемашинах. В деревне рёв, детей уводят, матери бегут за ними. Страшно вспоминать…
   Ростом Николай был маленький. Всё равно забрали. Оказался он в пересылочном пункте города Дуйсбург. Колю с тремя десятками мальчишек направили на местную фабрику. На ней ребята делали ящики для снарядов. Работали по 12 часов в сутки. Много времени занимали переходы от жилья до фабрики. Колонну сопровождали полицаи. На ногах у ребят были кожаные ботинки с деревянными подошвами, которые прилипали к асфальту и не сгибались. Поесть давали один раз в день: 130 граммов хлеба, литр баланды, заваренное древесной корой питьё. В 1944 г. мальчишек перевели на военный завод. Там труд был тяжелее. Подростки переносили снаряды весом 50-100 килограммов. Покачивало от усталости, но нельзя было сесть и отдохнуть: рядом стража. Однажды мальчишки забастовали. Немцы вывезли подростков в лес.
- Думали, конец нам, расстреляют, - вспоминает Николай Павлович, - высадили на поляне у озера. Стали угрожать: «Расстреляем, сбросим в воду». Но рабочей силы у немцев уже не хватало. И они стали распределять нас на разные работы. Меня и ещё семерых пацанов прикрепили к огороду, где росли салат, огурцы. В апреле 1945 года нас освободили американцы. 
   Николая и всех ребят передали советскому командованию. Мальчишек посадили в товарные вагоны и повезли на восток: на работу в Сибирь. Поэтому особой радости от освобождения не было. Несколько человек попали на шахту «Южная» в Кургановке. На работу водили колонной под конвоем. Работу давали потяжелее, где больше воды и грязи. Обували в чуни, касок не выдавали. После смерти Сталина жизнь ребят постепенно наладилась. Стали обычными рабочими. Николай Павлович трудился на «Южной» до 1989 года. В 32 года он стал Почётным шахтёром.  Награждён юбилейными медалями. А ещё  - медалью «Непокорённые». 
   Легендарная Шахта «Южная» - промышленный тыл Великой Отечественной… Наряду с другими предприятиями угольной и оборонной промышленности Кузбасса ковала общую Победу, а после её наступления восстанавливала разрушенное в стране войной хозяйство.  
   Труженики этой шахты, жители рабочего посёлка, педагоги и учителя, самые обычные люди - земляки, те, что живут совсем рядом, через дорогу, с кем встречаешься в каждодневном своём труде – герои воспоминаний и книг Антонины Некрасовой. 
   Антонина Александровна – человек в городе Берёзовском известный. Бывший учитель, краевед, внештатный корреспондент городской газеты с самого дня её рождения, автор нескольких книг, одна из которых – «Воспоминания о шахте «Южная». В её книге шахта предстаёт не просто предприятием, а родным домом для тех, кто оказался связанным с ней всей своей судьбой.
    Сама Антонина Некрасова более 40 лет проработала в школе №2 г. Берёзовского учителем, а потом директором. Школа эта начиналась с Крохалёвской начальной школы, потом называлась Кургановской средней школой (выпускницей которой была и сама Антонина), школой №22 Рудничного района, школой №70 г. Кемерово и лишь с 1965 – года образования г. Берёзовского - стала школой №2 этого города. 70-летию родной школы посвящена книга Антонины Некрасовой «Школа – моя жизнь». О школьной жизни кургановской рабочей молодёжи другая книга - «А вы учились в ШРМ?» В этой школе ей также довелось проработать директором - 7 лет, и она пишет о «своих далёких вечерниках, которых выпускала ежегодно до 100 человек». 
   Последняя из книг Некрасовой вышла в 2010 году - «Судьбы страны и моего рода». В ней автор прослеживает свои исторические корни, своё родословное древо с конца 19 века, показывает взаимосвязь судеб своих предков с происходящими масштабными событиями всей страны: Октябрьской революцией, Гражданской войной, отступлением Колчака, раскулачиванием, Великой Отечественной войной, перестройкой… 
   «Родители моей матери и их малолетние дети проживали в деревне Барановка. Происходило в этой деревне историческое событие – отступление колчаковских войск. Мама оставила много записей… Было ей в ту пору 14 лет. Военные-белогвардейцы два дня жили, ели, спали в деревне. Мама помнит такой факт: один из офицеров оставил полуторогодовалого ребёнка, мальчика, на попечение деревенских жителей, сказав, что вернётся за ним, но впереди был знаменитый бой у Дмитриевки, из которого никто не вернулся, а мальчик так и остался в деревне. В ней и вырос…». 
 
В 2014 году Некрасова приступила к написанию новой книги - «Дети войны». Её герои - дети 8-12 лет из Кургановской школы, пришедшие работать на шахту «Южная». Директор шахты, конечно, не мог принять малолетних детей на такой тяжёлый труд. Но, жалея семьи и самих детей (ведь работающим на шахте полагался продуктовый паёк), принимал, придумывая разные работы – «лампоносы», «письменосы», «коногоны»… Например, девочки доставляли шахтёрам под землю письменные сообщения, телефонов ведь не было. А лампоносы выносили сгоревшие лампы из шахты, а шахтёрам передавали заправленные. Взрослым во время смены нелегко было по 5-6 раз ходить по ходкам в шахту, а дети бегали. 
 
Отдельная группа детей - героев книги - дети, собранные с освобождённых территорий, которых отправляли в детские дома, где растили, учили, давали профессии, многие из таких детей потом оказывались на работе в шахте. Также автор прослеживает судьбы детей, попавших в немецкие лагеря, касается истории поволжских немцев.
   Стиль книг Антонины Некрасовой, по мнению читателей, особенный. Ведь почти со всеми героями своих книг она прожила большую часть жизни вместе. В своих сочинениях автор предстаёт не сторонним наблюдателем, а исследователем, глубоко переживающим за всё, что происходило и происходит в её родном крае. А потому строки её книг «не простые, а выстраданные», в них особая атмосфера воспоминаний – «глубоко личных, берущих за душу с первых строк». Полвека существует берёзовская городская газета, столько же дружит с ней внештатный корреспондент Антонина Некрасова - «рабкор рабочей окраины», с которой город Берёзовский, собственно, и начинался. Многие из её газетных публикаций вплетены в нить повествования её книг. Отсюда живость изложения, свежесть впечатлений. Как будто сам присутствуешь на месте описанных событий, а герои книг – родные тебе люди, настолько понятно в них тебе всё. Вот как сам автор говорит об этом: «В городскую газету писала статьи о жизни школы, посёлка, о людях. Писала много, и всё печатали. Думаю теперь, как здорово, что удалось собрать рассказы старших поколений, живших в войну. Ведь жила среди этих людей… Листаю сейчас страницы моих книг, рассматриваю фотографии – почти никого в живых нет. Но хоть память о них останется в книгах».  
Марина Цыпкайкина
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.