Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Бабушка, которой не понравился "Дедушкин чай"

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

«Любите книгу - источник знаний!». Эту фразу М. Горького я прочитала в шесть лет, едва научившись слагать буквы в слова и предложения. В моем детстве книг было немного. Тяга к чтению у людей тогда была огромная, но хороших и мудрых книг, что в библиотеках, что в магазинах было мало, словно бы кто наложил на них свой строгий лимит и тем самым пытался перекрыть этот самый «источник знаний» для народа. Но мы искали их и находили, и уже были счастливы от одного сознания, что познакомились с интересной и умной книгой.

Да, мы изучали в школе не всегда ту литературу, что просила наша душа, но когда желаемое и предложенное совпадали, то наступали те прекрасные моменты истины, через которые мы и познавали жизнь в разных ее проявлениях. Спасибо, что у нас были Пушкин и Лермонтов, Толстой и Блок, Шолохов и Некрасов. Как жаль, что у нас тогда еще не было ни Бунина, ни Булгакова, ни Есенина, ни Ахматовой. Эти вершины нам приходилось постигать позднее уже самостоятельно. И я почему-то уверена, что те, кто познал их творчество, уже совсем по-иному смотрит на жизнь, нежели любой современный случайно разбогатевший неуч. Тот духовный заряд, своевременно полученный от произведений этих авторов, мне кажется, уже никогда не позволит человеку скатиться в мелкое, пошлое, гадкое. Хотя, к сожалению, жизнь доказывает, что и в этом правиле есть свои исключения…

Уже на излете моего ученичества к нам в школу стали приходить настоящие, живые поэты и писатели. Навсегда мне запомнился абсолютно искренний Владимир Куропатов, а также молодой и красивый Семен Печеник со своим другом Евгением Харламовым. И как добрая память о тех давних встречах у меня на книжной полке стоят их книги с дарственными надписями…

С удовлетворением прочитала, что провидится конкурс в области и литературы. В газете «Кузбасс» были озвучены требования к произведениям: значимость произведения, его общественный резонанс и освещение в прессе, злободневность и глубина поднятых произведением тем. А то обстоятельство, что на соискание литературных премий в области поэзии и прозы были заявлены по 14 авторов, обещало, что борьба за первенство в каждой из номинаций будет честной и бескомпромиссной, но, похоже, не случилось…

…Я ожидала, что в январе у меня какое-то время будет гостить внучка моей старинной подруги, и потому расстаралась достать к ее приезду повесть для детей «Дедушкин чай» Михаила Гоголева. Ситуацию подогрел еще тот факт, что «Дедушкин чай» был признан лучшим художественным произведением Кузбасса в прозе за 2005-2006 годы, а ее автор, соответственно, был объявлен лауреатом премии им. А.Волошина с вручением ему солидной денежной премии....

Оговорюсь сразу - обещанного автором «…путешествия в деревню к дедушке, рассказанном в увлекательной форме…» я не обнаружила, хотя только в аннотации на титульном листе книги слово «увлекательная» повторялось дважды. Видимо прав был Козьма Прутков, заявляя: « Не верь глазам своим, если на клетке льва увидишь надпись….».

Весь рассказ «Дедушкин чай» (на повесть он явно «не тянет» ни по размеру, ни по содержанию) по сути своей есть нудный пересказ банальностей деревенской жизни горожанином, выросшим на асфальте и изредка приезжающим в деревню, и для которого появление на улице поросенка или коровы уже является «событием увлекательным», которое он торопливо пытается положить на бумагу. Но можно ли данное событие признать литературным фактом, и должно ли его класть в основу художественного произведения? Я знаю, что предметом изображения может стать любое мало-мальское событие, лишь бы оно было интересно и талантливо прописано. В таком случае только изящество языка в какой-то мере может спасти произведение даже при банальности предмета его изображения. Но так ли свеж предмет и так ли изящен язык «Дедушкиного чая», чтобы ему можно было безоговорочно отдать пальму первенства в споре, где, на мой взгляд, были более достойные произведения? Этот вопрос я обращаю как к автору этого «нетленного» произведения, так и к членам авторитетной конкурсной комиссии, которая признала его таковым вопреки всякой логике.

Небольшая по объему книжица М. Гоголева (всего 45 страниц) буквально переполнена литературными штампами, повторами, несуразностями, а то и попросту грубейшими ошибками…

Глава «На лесной дороге». Только на одной 14-й странице этой главы, где автор повествует о том, как дедушка с внуком едут на пасеку, пять раз повторяется слово «телега», а на соседней 16-й странице, в главе «Бобка», в 35 неполных строчках автор умудряется 11 раз упомянуть кличку собаки – «Бобка». Такое ощущение, что автор не знает или совсем забыл о том, что в богатом русском языке существуют синонимы.

В той же главе «На лесной дороге» (стр.15) читаю фразу: «...Перед ними открылся огромный луг, а по нему молодая зеленая травка…». Вот если бы автор потрудился открыть словарь В. Даля или, на худой конец, С. Ожегова, то без труда уяснил бы для себя, что луг - это есть «травяная земля», «участок, покрытый травянистой растительностью». Вот и получается, что «луг» у автора - масло масляное…

Читаешь опус М. Гоголева и невольно отмечаешь: автор так увлечен «невероятными приключениями» Павлика, что допускает ошибки фактологического характера, неправильно использует термины. То герои Гоголева собирают березовый сок ведрами и сливают его в бочку (стр. 26) /никак на дворе апрель-май?!/, а то вдруг дедушка в это же время вовсю косит траву для Серко (стр.18)/ теперь должно быть уже июль на дворе?!/. Так, описывая пасеку в главе «Пчелы» (стр.19) автор ошибочно называет дымарь дымокуром. Для дедушки, давно и успешно работающего на пасеке, это непростительная неточность. На этой же странице, надевая на себя лицевую сетку, дедушка, тем не менее, называет ее накомарником, хотя само название уже говорит само за себя.


«…дедушка снял со стены другой (накомарник), поменьше, и надел на голову и плечи Павлика…». Очередная неточность автора, потому как любой человек, мало-мальски знакомый с работой на пасеке, скажет, что все сетки («накомарники») стандартные, одного размера. Читаешь такое вот чтиво, и подмывает крикнуть как автору, так и тем, кто возвел его незаслуженно на литературный Парнас: «Ну, уж коли пишите для детей, то будьте точны в своих выражениях, возьмите хоть раз в руки энциклопедию или замечательные книги известного сибирского специалиста по пчеловодству профессора В. Кашковского «Уход за пчелами в Сибири» или «Советы пчеловодам», изданные в Кемеровском книжном издательстве, проверьте свои познания в этой области, и уж потом беритесь за перо. Там же автор наверняка сможет открыть для себя, что пчелы берут с цветов не мед, а нектар, который уже в улье превращается в мед (стр.20).

И уж совсем удручают авторские перлы из главы «Белая луна» (стр. 39), где М. Гоголев устами эрудированного дедушки на полном серьезе поясняет внуку следующее: «…Луна, как и Земля - планета. На ней тоже горы. Луну, как и Землю, освещает Солнце. И мы видим горы и тени от них». Обратите внимание, каков стиль повествования!!! Ну, если этот корявый стиль может и не заметить человек неискушенный в литературе, то как можно назвать луну планетой, подобно Земле?! Откуда такая дремучесть?! К сожалению, эту грубую ошибку не заметила редактор книги (тов. В.П. Генкина). И о каком только «источнике знаний» можно говорить, читая подобную книжку?!

Небрежно выполнены и некоторые рисунки. Пчелиный улей скорее похож на собачью будку (стр.18), а внук на лошади (стр. 13)? На рисунке юноша лет шестнадцати в бейсболке сидит в седле и держит поводья лошади. Пририсуй ему винтовку, и готов один из главных персонажей фильма «Неуловимые мстители». А ведь автор нас убеждает, что это ребенок детсадовского возраста и он с трудом держится за гриву, а за уздечку коня ведет дед. Не слишком ли много ошибок и неточностей для такого мизерного объема текста?! И как тут не вспомнить одного из героев телесериала «Тени исчезают в полдень», который нет-нет да выдавал свою очередную порцию скепсиса: «…Сомневаюсь я, однако…». А то и вовсе подмывает разразиться гневным грибоедовским монологом: «А судьи кто?» Тут бы книжку вовсе снять с конкурса, а вместо этого ей присуждают многотысячную премию с почетным званием «лауреата» в придачу.

И тот факт, что такие явные ошибки оказались незамеченными можно объяснить только одним: члены комиссии просто не читали представленные на конкурс произведения. Тогда на каком основании выносилось решение о присуждении премии? И потом, если уж члены комиссии не одолели тоненькой книжицы на 45 страничках, то уж где им прочитать объемные книги А. Шулепко, С. Павлова, Е. Левшова, Ю. Панова, В. Арнаутова и др.!? Как нам поведал «Литератор» через газету «Кузбасс», не все гладко прошло в выборе лучшего прозаического произведения - члены Союза писателей отказались признать выбор чиновников, в связи с чем был назначен новый состав конкурсной комиссии, да только новой комиссии для прочтения всех 14 произведений было отведено всего два дня (!!!).

Я уверена, что за это время новые члены жюри даже просто пролистать все книги не успели бы, не то что их прочесть, но результат остался прежний: лучшее произведение в прозе - «Дедушкин чай» М. Гоголева. Хотя писатели были против такого решения конкурсной комиссии. А ведь Союз в этой комиссии представляли действительно уважаемые и признанные писатели - Б. Бурмистров, В. Мазаев, С. Донбай, А. Ибрагимов. В итоге же сам конкурс - такое серьезное и нужное мероприятие в жизни творческой интеллигенции Кузбасса - превратился то ли в фарс. Зачем же так опускать весь Союз до нулевой отметки, лишая его лучших представителей права голоса, зачем же так унижать других прозаиков, выдавая эту беспомощную книжицу за эталон прозаического произведения. Ведь прочтет ее где-нибудь в Москве, Красноярске или Санкт-Петербурге писатель, критик или просто серьезный литератор, да узнает, что это лучшая проза в Кузбассе за два года, то, наверное, тоже воскликнет удивленно и раздосадовано, как в свое время это сделал великий русский критик Д.И. Писарев: «…Если сливки таковы, то каково же молоко?!...». И не лучше ли было тогда департаменту культуры просто назначать победителя по своему усмотрению, не призывая авторов выступать перед читателями с произведениями, а критиков напрасно не трудиться над рецензиями на их литературные произведения.

Зачем вся эта шумиха, если это не берется во внимание конкурсной комиссией. И вывод напрашивается совсем печальный: не надо хорошо писать, не надо «…сеять разумное, доброе, вечное…», выступая перед читателями по городам и весям, когда проще и надежнее нащупать потаенную тропу к сердцу чиновника- и успех обеспечен!

И какой же ущерб будет нанесен хрупким, находящимся еще в стадии становления психике и художественному вкусу детей (а ведь автор делает расчет именно на детскую аудиторию!), если они уверуют, что именно ТАК надо писать. Попробуй их потом разубеди, что так писать не только нельзя, но даже вредно!

Писать для детей и о детях сложно и ответственно. Об этом знает всякий литератор, взявший в руки перо, и потому не каждый поэт и писатель отваживается писать для детей. У нас успешно работали и работают в этой области литературы поэты В. Береснев, Л. Гержидович, А. Хохлов, Э. Гольцман, С. Донбай, прозаики В. Арнаутов, И. Петров, С. Павлов и некоторые другие. И заяви конкурсанты заранее, что приоритет будет отдан именно детской литературе, наверняка, жюри пришлось бы выбирать лучшее произведение для детей из числа более достойных сочинений, нежели они избрали в этот раз.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.