Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Игорь Волгин. С чуть заметной и невесёлой усмешкой

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
    Можно сказать, что лирический герой Дмитрия Мурзина искушен жизнью и, в общем, не ждет от нее ничего хорошего. Он смотрит на нее с чуть заметной и невеселой усмешкой, он «медитативен», он все делает «медленно и печально»:
 
Я говорю столице: «отпусти».
Вхожу в вагон, в котором места мало,
 И лезу с головой под одеяло.
А поезд всё не может отойти 
С какого-нибудь третьего пути 
Ужасно Ярославского вокзала.
 
    Это очень выигрышная лирическая позиция. Ибо она не только позволяет взглянуть на окружающих пристальным поэтическим взором, но еще и художественно дистанцироваться от той действительности, которая, как правило, угнетает поэта своим неблагообразием. Или, как принято ныне выражаться, своей безблагодатностью:
 
Все изменилось. В смысле - тот же свет, 
Но я уже не тот. И ты иная.
Не рай земной, но ощущенье рая.
Музыка сфер, вращение планет.
И шаг назад, но остается след.
Ах, если б жить, судьбы не разбирая,
Как будто существует жизнь вторая,
Или, как будто, даже первой - нет.
 
    Дмитрий Мурзин обладает острым зрением, чутким слухом, тонким, памятливым обонянием. Его стихи о детстве («Одесса. Лето 1977», стр. 10) не могут не запомниться точными приметами Юга, запахами моря, ощущением «первичности бытия». Но одновременно в эту «внеисторическую» идиллию вторгается позднейшее горькое знание:
 
...Я бросал в прилив возвращенья медь, 
не предчувствуя крах державы.
 
    Такой же плотностью деталей и вообще обилием физической жизни (которая выступает также как ипостась незримых духовных усилий), насыщен цикл «Кузнецкий Алатау». Здесь условный этнографический романтизм окрашен в мужественные, «хемингуэевские» тона.
    Мне кажется, что Мурзину угрожает порой некоторая инерция стиля, когда за многочисленными, хотя и точно увиденными деталями пропадает ощущение лирического целого, убывает внутренняя необходимость, исчезает «причина песнопенья». А несомненная удача приходит тогда, когда лаконичная стихотворная форма таит в себе глубокое ментальное содержание:
 
Носитель языка, чтоб уберечь язык,
Бежит из той страны, язык которой носит.
Настали времена и взяли за кадык,
И вот родная речь молчит, пощады просит.
 
Молчание всегда срывается на крик,
Изъята буква «ять», де-факто и де-юре.
И в колченогий стиль, как косточка в язык, 
 Войдет порок и бич, бред-аббревиатура. 
По планам ГОЭРЛО, ВКП(б), ЧК - 
Пойди-ка разбери, что истинно, что ложно. 
И, сгорбившись, идет носитель языка -
И ноша тяжела, и бросить невозможно.
 
    Будем надеяться, что эта ноша окажется Дмитрию Мурзину по плечу.
 
Игорь  Волгин,
Москва
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.