Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Юлия Сычева. Такое вот кино

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Сборник «Новое кино» Дмитрия Мурзина вышел в Москве по программе книгоиздания национальной литературной премии «Поэт года», лауреатом которой автор стал в 2015 году. Предисловие написано известным литературоведом, поэтом, профессором Литературного института  Игорем Волгиным, что вполне логично — кому как не руководителю семинара следить за творчеством своих выпускников, знать их сильные стороны и слабые места
Разделами в сборник вошли подборки из ранее вышедших книг  «Ангелопад» (1999),  «Белое тело стиха» (1997), «Носитель языка» (2006), «Клиническая жизнь»(2010), «Бенгальская вода»(2014), причем расположенные в обратном по хронологии порядке. Может быть, поэтому «Новое кино» представляется мне чем-то вроде собрания сочинений Дмитрия Мурзина, изданного в одном томе.

В отличие от многих современных поэтов, изменяющих классической силлаботонике и предающихся свободному стиху, Мурзин в основном традиционен, объясняя свою нерасположенность к верлибру следующим образом:

***
У верлибра – холодная кровь,
Что-то рыбье, паучье, ползучье.
Помолчи, не озвучивай лучше,
Не занудствуй и не прекословь.

Не перечь, не обманывай речь,
Приближая её к разговорной,
Речь, как зверь, не бывает покорной,
Если в рамки её не облечь.

Если ритмом её не сковать
И с руки не кормить её рифмой…
У верлибра – холодная лимфа,
Блеклость, вялость, нетвёрдая стать.

У верлибра – холодная кровь,
Как же нам о своём теплокровном,
О заветном, любимом, любовном?
Как верлибром писать про любовь?

Вопреки заявлению автора в одном из ранних стихотворений, дескать, «лирическому герою не хватает лиричности», мне как читателю сборника ее хватило вполне.

***
Двое спят, заснув на полуслове,
Недоговорив, недошептав,
Переутомлённые любовью,
Пере-пере-пере-перестав.

За стеною замолчала вьюга,
Снег идёт в кромешной тишине,
Спящие в объятиях друг друга
Мирно улыбаются во сне.

Ночь прошла, и посветлело небо,
На пол тень упала со стола.
Он проснулся и ушёл за хлебом,
А она проснулась и ушла.

***
– Что-то рано ты ликуешь,
Рано ёкает в груди!
Так – меня не завоюешь!
Ты по воздуху иди!

– Может, рано я ликую,
Может, и наоборот!
Но тебя я завоюю! –
И по воздуху идёт.

– Ты явился слишком поздно,
И с другим мне хорошо!
А его – не держит воздух,
По которому он шёл.

***
Обмани меня по-простому,
На каком-нибудь ровном месте.
Будто Кама впадает в кому,
Отражая бардак созвездий.

А когда буду рвать-метаться,
Улыбнись и скажи, что поздно,
Обведи меня вокруг пальца,
Заведи и оставь в трёх соснах.

Дай мне вышептать твоё имя,
Подпусти меня близко-близко,
Проведи меня на мякине –
Я устал от твоих изысков.

Замечательно стихотворение о детских впечатлениях «Одесса. Лето 1977 года», но время идет, морок рассеивается, проходит и «год Тихой Сапы/по китайскому календарю».

***
Заняться делом?.. Слишком много дел…
Устойчивые словосочетанья…
На «фразеологизм» сломался мел.
И получилось «фpазе». Заиканья
По счастью не имел. Но с малых лет
Был толстоват, к тому ж очки носил,
Как правило, в кармане… Белый свет
(не помню, кто когда-то говорил)
Знал не в лицо, а в букву. И почти…
Почти всегда не успевал дать сдачи…
Что от него осталось? Лишь очки…
Я даже удивляюсь: был ли мальчик?

Лирический герой Дмитрия Мурзина живет в нашей стране и в наше время, то время, когда

«от дружбы народов
остались фонтан и журнал»

«здесь нырнувший в бассейне
может вынырнуть в храме...»

«Но пахнет сибирскою нефтью
мой стол и одежда моя»

«Опять страна валяется в канаве
И снова нет в отечестве пророка»
 
***

В этом мире подделок, аналогов и муляжей
Копий, фальшивок, мороков, миражей
Ватных статуй, гипсовых плюмажей….

Смещены акценты, попутаны под и над,
И поди разбери – это сущий ад,
Или ещё дубликат.

и вынужден искать свой способ противодействовать действительности:

«Но когда все вокруг говорят, говорят –
Нужно что-нибудь делать. Хотя бы молчать.»

Но молчание — не выход для поэта и гражданина. И стихотворение грозит стать предсказанием:

Эсхатологическое

Когда пройдут сто видов колбасы
И сдохнут электронные часы,
Закончится весь углеводород –
Тогда тайгой Россия прирастёт.
Набычится пузырь в оконной раме,
И в лес идти придётся за дровами.

Или возникает своего рода «параллельная вселенная», как в сюрреалистичном цикле «Рыбный день».

4

Усну и думаю: не проснусь.
Вот он, жизни итог.
А снится только рыба-союз,
Только рыба-предлог.

Снятся одни только рыбы-вот,
Рыбы-и, рыбы-но…
Только рыба-плохой перевод
Портит рыбу-кино…

Талант поэта многогранен; если проводить аналогии с кинематографом,  многожанров:  то пленяет читателя мелодрамой, то развлекает остроумной комедией, то выдает остросоциальное кино. А цикл «Кузнецкий Алатау» - чем не приключения?

При возможно кажущейся простоте стиховыражения автор ой как непрост! Произведения насыщены аллюзиями и реминисценциями, выдавая солидный багаж прочитанного и передуманного; в них вольготно себя чувствуют литературные персонажи и исторические личности.

***

Катит шарик скарабей
Из навоза и песка.
Покопаешься в себе:
Всё одно – одна тоска.

Вот усмешка на губе,
Вот чернила, вот февраль,
Покопаешься в себе:
То аптека, то фонарь.

Грибоедов на арбе
Едет Пушкина встречать…
Покопаешься в себе,
И охота закопать.

В книге много стихов с посвящениями и обращениями к  друзьям, единомышленникам — Игорю Дронову, Лете Югай, Геннадию Григорьеву,  Сергею Самойленко, Александру Кабанову и другим.

***
C. Самойленко

Музыкант мотив начинает вброд,
И становится чуть теплей,
Если вдруг аккорд музыкант берёт –
Много взял на себя, злодей.

Дребезжит чуток барабанов жесть,
Духовых потускнела медь,
Если всё вокруг принимать как есть,
То останется только петь.

Петь и знать, что – кончено, не простят,
Петь своё до кровавых слёз…
Но верхи фальшивят, низы басят,
И весь мир летит под откос.

Сборник порадует искушенного читателя сонетами и даже центоном («У Лукоморья дуб зеленый/из Александровского сада»), игрой слов и словотворчеством («Наш повар варит борщ, наш повар чегеварит, /Наш повар бородат, банданист и лукав»).

Мурзин в меру афористичен, его легко разобрать на цитаты, хотя не всегда хочется вырывать фразы из окружающего контекста.

«Весна идёт на тонких лапах,
И я – как мышь в её зубах.»

«В сентябре, октябре, ноябре
человечек особенно  смертен.»

«Набравшись не ума, а лишь морщин»

«Добавь сюда по вкусу матерок.»

***

пока прогреется паяльник
для мелкой пайки
ко мне в фейсбук придёт начальник
поставит лайки

под записью что всё тщета
и понедельник
и что работы до черта
и мало денег

что мир как водится жесток
сё – место боли
и вьётся синенький дымок
от канифоли

***

Эта музыка – музыки для.
Для того чтоб вращалась Земля,

Для того чтобы розы цвели,
Чтоб хмелели, смелели шмели,

Чтоб прозрачный и призрачный весь
За деревьями прятался лес,

Чтоб, пробившись меж сосен и туч,
В паутине запутался луч…

А диктует мне весь этот свет –
Афанасий. Не факт, что не Фет.


В современную эпоху раскрашивания и приукрашивания уверена, что именно такое вот кино нам жизненно необходимо — честное, умное, ироничное.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.