Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Дни отступающей стужи. О книге Бориса Бурмистрова «Тёплое дыхание зимы»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Новая книга Б. Бурмистрова «Теплое дыхание зимы» всем своим содержанием подтверждает и развивает его творческие принципы, которые были заложены им в начале литературной деятельности. Нужно было время, нужен был духовный рост, чтобы сегодня можно было сказать: Б. Бурмистров как личность и как поэт является представителем классической русской литературы, истоки которой коренятся в тысячелетних традициях православия, православной культуры и миросозерцания. А где православие, там безусловный приоритет отдается любви, милосердию, состраданию и, в конечном счете, духовности как обобщающей эти три ипостаси, категории. Православие, определяя мировосприятие поэта, определяет и реальные действия, его поступки в жизни, а главным из них является само творчество Б. Бурмистрова. Поэт во всем в родном краю слышит голос предков, их былинное завещание.

И холмы, и равнины,
И глухая тайга.
Скрип продрогшей осины,
И стога, и снега...

Это все мне с начала
И до смертного дня,
И кусты краснотала,
И речушка Иня.

Тихий шепот ковыльный,
Звон колосьев литых,
И далекий былинный
Голос предков моих.

Православие, выжившее и победившее в стоической борьбе, как утвердившаяся система духовных ценностей, не претендует на какие-либо открытия в этой сфере потому, что Евангельские истины вечны и совершенны. Для православия гораздо важнее другое: чтобы личность, человек открывал для себя и усваивал заповеди Божии и тем самым трудился на ниве духовной во спасение души своей - для вечности, для первопричины всего сущего, Бога.

Для православного, к тому же еще и для творческого человека, чужой боли априори нет и быть не может, поскольку любые радости и беды из чьей души они бы ни исходили, всегда найдут приют в его сердце. Как рана на теле заставляет страдать весь организм, так и в духовной сфере, страдания людей не могут не вызывать созвучных чувствований и сопереживаний, желания помочь и поддержать.

С тех давних и далеких дней
Прошла эпоха целая...
И я был в ней, и я был с ней -
Ей в помощь что-то делая.

И на пределе бренных сил
Помочь пытался ближнему -
Не навредил, не навредил -
Хвала за то Всевышнему!

Наши бренные возможности ограничены, и потому, помогая - не навреди. Это один из ключевых постулатов творческого кредо Б. Бурмистрова, его принципиальное отличие от стиля и духа других поэтов. И это результат не только деликатности, смирения (как одной из добродетелей православия) и большой внутренней культуры - главным образом, это результат осознания им хрупкости гармонии мира, ее незащищенности. Ибо мир, как и православная личность, организован на принципах любви и гуманизма, и он обязательно примет тебя в свое лоно, поймет, простит и поддержит. Поэтому сначала необходимо предъявить самый высокий счет самому себе: не наврежу ли, имею ли я моральное право дать жизнь своему слову в этом мире, даже имея благие намерения? Ведь ими, может быть, дорога и в ад вымощена. Надо очень хорошо подумать, прежде чем что-то сказать людям.

Загляделся в прозрачный ручей
И над жизнью задумался снова:
Отдохнуть бы от мутных речей
В ожидании светлого слова.

Спокойный, выверенный, негромкий голос поэта слышнее некоторых крикливых, уверенных в своем человеческом и творческом превосходстве, избранности и уникальности сочинителей. Его прикосновение к миру поэзией, которая нежнее цветка одуванчика, доходит до сердец и умов гораздо сильнее, чем самые узорные, но равнодушные речи.

Как мы заметили выше, все творчество поэта - это поступок, который совершается не в сиюминутном порыве, а длится всю сознательную жизнь, как единственный механизм, осуществляющий связь времен. Однако для Б. Бурмистрова как для поэта связь времен не может осуществляться только через личность. Время как осознаваемая категория появляется у него и становится вечным исключительно при взаимодействии, вобравшей в себя природу и работающей во благо вечности личности и Вселенной: «Все длится в памяти моей, все длится в памяти Вселенной». А если так, то Вселенская память тем богаче, чем богаче память человеческая и, ясно, всечеловеческая. Именно в этом смысле Ф. М. Достоевский говорил о православном русском человеке как о Всечеловеке, хранителе и оберегателе общечеловеческих духовных ценностей, призванном объединять все духовные начала мира, согревать их своей любовью. Каждый так или иначе причастен и сопричастен вечности, духовной работе Всевышнего, создавшего нас по образу и подобию Своему. Ибо жизнь как поступок во времени - это процесс перехода в качественно иное состояние, в вечность через подготовку к Великому таинству смерти.

Жизнь переходит в иное понятье -
Время смывать миражи,
Время, когда проступает сквозь платье
Свет обнаженной души.

Это и есть то мгновенье земное,
Где у незримой черты -
Небо палящее и ледяное,
И никакой суеты.

Что там, за порогом земной жизни? Самый главный и самый трагичный вопрос человечества. И надо быть совсем уж не человеком, чтобы рано или поздно не задать этот вопрос самому себе. Человек, что ты представишь суду своей совести и суду Божьему - «свет обнаженной души» или «миражи», в которых ты пребывал всю жизнь, когда придется перешагнуть хоть и незримую, но реальную и неизбежную черту?

Если согласиться с выводом ученых, что жизнь возникла случайно, то тогда надо делать вывод о том, что и это самое их мнение - тоже есть следствие случайности, ни с того ни с сего забредшей им в головы. И сами они, выходит, явились на землю случайно и лишь затем, чтобы доказать закономерность смерти. Но это же абсурд. Доказывать, что созидательные процессы возникновения жизни происходили по воле безумного случая, а не по воле Высшего разума, Бога, все равно что уверовать в собственное безумие. Если жизнь - случайность, а смерть, очевидно, закономерность, то случайные явления всегда преобладают над закономерными, значит, и жизни как таковой вообще не должно было возникнуть. Всей своей деятельностью человек, будучи Образом и Подобием Его, доказывает обратное. Творит вторую природу - литературу и искусство, познает и изменяет окружающий его мир и тем самым является сотворцом и соработником Всевышнему. Человек предназначен для созидания гармонии и красоты, для выполнения духовной работы, а не для демонстрации своей смертью всесилия хаоса и тлена, обреченности и бессмысленности своего существования. Жизнь, слава Богу, есть и уж это-то вряд ли кто возьмется опровергать. Но гордыня, исходящая от самомнения и мнимого всезнайства, все-таки застит свет, уводит от сути и смысла бытия, губит трепетность и полет души. И с этим не может смириться сердце.

От щемящей тоски замираю,
Будто лист, трепещу на ветру.
Каждый вечер, ложась, умираю
И рождаюсь опять поутру.

Ночь без сна - репетиция смерти,
Где бы ни было: в поле, в дому...
Вы гордыню слепую умерьте
И смиренно молитесь Ему!

Мысли дерзкие мыслью стираю,
Смерть красна, говорят, на миру.
Каждый вечер, ложась, замираю,
Просыпаясь - молюсь поутру.

Если холодный рассудок естествоиспытателя склонен непонятое и не изученное объяснять волей случая, то поэзия духовная, сверяя выводы разума с чувством, во всем видит закономерность и гармонию (смысл и красоту) мироустройства, которая и отражается в поэтическом слове. И хотя самому поэту не дано знать и ощущать, как зарождаются стихи, он никогда не скажет, что они случайно увидели свет белый. Не скажет хотя бы потому, что пережиты и муки творчества, и мгновенья счастливых озарений. Природа зарождения и жизни, и поэзии одинаковая. Его Величество русский язык сам и то и другое ставит в один ряд: слово «творчество» - от слова «Творец», слово «стихи» - от слова «стихия» - ТВОРЕНИЕ из СТИХИИ. Или иначе, созидание гармонии из хаоса.

Душа, пребывающая на земле, никогда не смиряется со смертью потому, что Дух вечен и совершенен, к Нему ничего нельзя прибавить, ничего от него нельзя и убавить. Но вот смерть уносит близкого человека и вместе с ним часть души оставшегося жить. Именно этим смерть и страшна в земной жизни. Нет драмы страшнее и скорби глубже, чем когда душа разрывается на части, одна уходит в вечность, другая же остается на бренной земле в муках и страданиях. Это то, что не лечит даже время, то, что обрекает на душевное одиночество, скорбь и сиротство. Б. Бурмистров считает своим поэтическим долгом сказать о личной драме людям, чтобы они знали, любили и сердцем берегли главное достояние - человеческую жизнь.

...О сыне маленьком скорблю,
Мне все твердят, что время лечит,
Но я разлуку не терплю,
И мне ее заполнить нечем.

Я памятью своей живу
И нить суровую сплетаю...
Живу во сне как наяву
И пробужденья ожидаю

Быть отцом - это великая радость и счастье, которые не могут заменить никакие земные блага, ни самые дерзкие и реализованные мечты. Отцовство - это понятие совсем не материалистическое, когда оно рассматривается исключительно как продолжение рода человеческого. И когда при таком подходе логически вполне правомерно сказать, например, такое: «в этой местности проживают тучные стада человеков, что является предпосылкой для создания дешевых рабочих мест». Против убогого меркантильного подхода к человеку вообще и к отцовству в частности, поэт протестует всеми силами своей души. Продолжение рода человеческого для него - это, прежде всего, дело духовное, которое должно быть освящено любовью, согрето душевным теплом и радостью творения жизни. Об отцовстве Б. Бурмистров говорит с пронзительным чувством любви и искренности в стихотворении «Сыну»:

На дворе такое время -
Холодно и ветрено.
Что ж ты, маковое семя,
Прорастаешь медленно?

Новый день теплом согреет
Ласковое солнышко,
Вырастай, сынок, скорее -
Маковое зернышко!

Поделюсь я всем с тобою,
Род наш крепкий, злаковый,
От ветров тебя укрою,
Стебелек мой маковый.

Вырастай, пока я в силе,
И не гнет усталость,
Вырастай, сынок мой милый,
Матушке на радость!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.