Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Земли крылатые «гольфстримы». О книге Сергея Донбая «Силица»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Конечно, без чувства любви поэта к женщине его поэзия бесцветна и безвкусна, как дистиллированная вода. Такая любовь не минует даже самые суровые сердца, делая их и лиричными и трепетными. Чувство любви в поэзии С. Донбая согрето светлой грустью о том, что первозданность ее неминуемо проходит, а на смену приходит чувство хотя и зрелое, но уже лишенное юной непосредственности, страсти и порыва. Даже любовь в подлунном мире со временем уходит в небытие, растворяясь в прозе жизни. И душа от этого трепещет и плачет, мучается и скорбит, не в силах смириться с этим, понять, почему так неправильно и несправедливо происходит. Обыденность, проза любовных отношений предназначена не для сердца, ему необходима любовь, пронизанная чувством первой встречи, которое, однажды возникнув, затем согревало бы жизнь долгие счастливые годы.

Былая влюбленность прошла,
Осталась любовь пожилая.
Ну что же так стонет душа,
Черту подводить не желая?..

Как стеклышко, сыт и побрит,
Нигде не случится оплошка.
Ну что же так сердце болит,
О чем-то, о ком-то, о прошлом?..

Душа в Гефсиманском саду.
Но чашу испить не желая,
Противится память живая.
И сердце с душой не в ладу

Ну где, невесомая ноша, –
Влюбленность бывалая наша?

И хотя люди живут не шутя, а всерьез, в поэзии, как и в жизни, всему должно находиться время и место. И иронии, юмору тоже. Нет-нет, но улыбка должна появляться на губах у самого даже сверхозабоченного человека. В творчестве С. Донбая юмор, ирония непременные участники поэтического действа. Они являются теми точными деталями, с помощью которых разом оживляется все поэтическое полотно. А их как бы нарочитая несерьезность, подчеркивает как раз главное, серьезное, то, ради чего создаются стихотворные произведения, ради понимания всего многообразия и, в конечном счете, осознания ценности простой человеческой жизни. Вот стихотворение из «Силицы» «Русская дорога»:

Дело было в бурю,
И мужик с лошадкой
Потеряли сбрую,
Ум, телегу с шапкой.

А потом, а после
В лавке притрактовой
Он коньки отбросил,
А она – подковы.

Кости, холм могильный ли –
Не нашла хозяйка.
Канули, как сгинули,
Лишь в народе байка.

Русская дорога,
То мороз, то жарко.
Мужиков-то много...
А лошадку жалко.

Ну конечно, все не так, все неправильно сказал поэт. На самом деле жалко всех: и мужичонку, и лошаденку, и осиротевшую хозяйку, и телегу с шапкой, хорошо подумать, так подковы тоже жалко – вещь нужная в хозяйстве была. А еще ведь и себя надо бы тоже как следует пожалеть авансом. А то, не приведи Господь, тащиться куда придется... Вот такой мы безмерно жалостливый, прямо скажем, не всегда по делу слезливый народ – дорога наша такая, судьба. Понятно, что «Русская дорога» – это стихотворная ирония, а значит, и смысл сказанного прямо противоположный. Однако черта нашего русского характера схвачена и подмечена точно, и выражена так, что вызывает добрую улыбку: жалеть, все-таки тоже надо уметь в меру. Хотя, в общем-то, автору она явно по душе, он и сам из таковых, из жалостливых, сказал же: «Каково ему, представил, бывшему? И, как прежде, друга пожалел ». Россия она и есть Россия, здесь сердца вряд ли когда очерствеют до такой степени, что даже будет считаться неприличным соболезновать по поводу смерти, как это, например, происходит нынче во Франции. Мол, это лишний раз травмирует психику живого. Но это тоже ведь жалость, правда, какая то извращенная, что ли? Мол, травмирует не смерть ближнего, а напоминание о ней.

Полотно жизни в книге «Силица» разворачивается неторопливо внешне и весьма динамично по своему глубинному смыслу, открывая значение и предназначение вещей и событий, главным действующим лицом которых является человек в разных обстоятельствах и во всех своих проявления. На бумагу ложится жизнь осмысленная и прочувствованная в том виде, какая она есть – без прикрас, ложного патриотизма, пафоса и бодрячества. Но все творчество поэта при этом проникнуто таким глубоким уважением к даже самым незначительным событиям, что порой кажется, они управляют всем и играют везде первостепенное значение. Но это лишь на первый взгляд. Каждое стихотворение – это как бы дорожный знак, говорящий путнику о правилах движения в сложном житейском мире, предостерегающий и направляющий его на трудном пути строительства собственной судьбы.

Как с городом нельзя познакомиться, изучив одно здание, так и поэзию С. Донбая можно понять и принять только целиком, как неповторимый целостный и многообразный мир. Она прежде всего интересна тем, кому интересна сама реальная жизнь, ее суровые и прекрасные проявления, кто планирует выстраивать свою жизнь на прочном фундаменте нравственного поведения.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.