Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Сергей Донбай. Душа, мысль и мыскулы Кузбасса (О сборнике стихотворений «Шахтёрская доля такая…»)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

    Самоотверженный, героический труд шахтёров Кузбасса известен и почитаем в России. Когда говорят о шахтёрах, то сразу представляется, сколько миллионов тонн они мужественно добыли из-под земли своими сильными мускулистыми руками.

 

И везде ему выше пайка –

на работе ли он, в дому…

Государство или хозяйка

самый лучший кусок – ему.

     В. Зубарев, «Воспоминание о соседе»

Но не надо забывать, что в труде шахтёров под землёй участвуют не только рабочие-проходчики, но и учёные, инженеры. Участвуют своей неусыпной мыслью – помочь, облегчить труд шахтёра, сделать его более безопасным.

 

Что делать, но жизнь такова,

Чревато работать незряче.

Быть светлой должна голова,

Нельзя доверяться удаче.

     Г. Горюнов, «Труженикам героической профессии»

 

Таким образом, можно сказать, что шахтёрский Кузбасс трудится и физически, и умственно. Но и это не всё. Кузбасс работает ещё и душой своих поэтов. Казалось бы, никто не заставлял писать кузбасских поэтов о шахте, о шахтёрах. Переживать шахтёрские трагедии, размышлять об их нелёгкой жизни: их непроглядных рисках под землёй (и это каждый день!), их праздниках и редких минутах славы. Помнится, в советские времена памятники (бюсты) ставили при жизни космонавтам и шахтёром. Небо и земля. И даже выше неба – космос и земные глуби.

    И вот коллективно, как раньше говорили, всем миром – кузбасские поэты создали книгу «Шахтёрская доля такая…», объединив в образах своих стихотворений радость и тяжесть физического труда шахтёров, творческий заряд мысленного труда, проникающего в космос нашей матушки-земли. И всё, кажется, испытала, и везде, кажется, побывала душа поэта. В книге собраны стихотворения 44 авторов – и профессиональные поэты, и ветераны-шахтёры и их жёны, и даже школьники. Прочитайте её и постарайтесь проникнуться серьёзностью наших помыслов, может быть эта книга – путь к первой в России антологии стихов о шахтёрах.

Предисловие к ней написал Михаил Иванович Найдов, он же нашёл деньги для издания и предложил название книги «Шахтёрская доля такая…» Но чтобы только обосновать заглавие к предисловию, он, посвятивший шахтёрскому делу всю свою жизнь, прошедший нелёгкую дорогу от паренька-шахтёра до директора шахты и выше, написал «Грудь забоя».  Рассказ не вошёл в предисловие, и мне показалось это несправедливо. Судите сами.

 

                                              Грудь забоя

      Грудь забоя угольного пласта или горной породы - это горный термин, который обозначает обнажённую часть угольного пласта или горной породы во время угледобычи в лаве или при проходке горной выработки. Площадь груди забоя зависит от мощности угольного  пласта, длины лавы или сечения горной выработки.

      Когда в 14 или в 15 лет мне удалось побывать в шахте, то впечатление было не только познавательным, но и ошеломляющим мой юношеский разум. Мне многое было непонятным: ни в пространстве, куда ведут эти тоннели, ни что на поверхности земли – надо мной, ни что глубже меня и т.д.  Я также был озадачен: как же шахтёры находят дорогу назад, на поверхность. И когда я, работая на шахте города Междуреченска, водил в шахту жён бригадиров, то рассказывал им о своём первом спуске под землю на 300 метров в глубину земли. И после того, как они облачились в шахтёрскую робу, надели аккумуляторные лампы и спасатели, портянки в сапоги, прошли всего-то около километра по горным выработкам в темноте, где грохочут ленточные конвейеры с углём, лавный конвейер и комбайн в лаве, вгрызаясь в угольный пласт, передвигаются секции мехкомплекса, которые ограждают пространство у груди забоя, за секциями обрушается порода, то на их усталых и потных лицах было изумление почище моего. Такой приход гостей был неожиданным для мужей и их товарищей. Работу лавы останавливали, и разговор вёлся не словами и предложениями, а междометиями, типа: ох, ах, да как же это, вот это да и т.д. Тогда после этого в разговор вступал я:

      - А теперь прошу Вас выполнить ритуал и прикоснуться щеками к груди забоя.

      - Как прикоснуться к груди мужа – мы знаем. А где эта «грудь забоя»?

      Рассказал им о груди забоя – закивали в знак понимания.

      Перехожу через лавный конвейер и оказываюсь у груди забоя –  3-х метровой мощности пласта, руками прикасаюсь к обнажённому углю, после того, как лавный комбайн отрубил стружку пласта, приговаривая:

       - А теперь я прикасаюсь к груди забоя, до которой миллионы лет не касались руки человека.

       После чего вымазываю углём щёки моих спутниц. Ритуал восприняли серьёзно. Хохотали только тогда, когда увидели в зеркале в мойке на своих лицах отпечатки моих пальцев. Потом сфотографировались на память. Из розария шахты жёны получили розы. Во время чаепития было оживление и тосты.

       Вот некоторые из них:

        - Теперь я понимаю, почему Валера после возвращения из шахты не откликается на мой призыв пойти погулять по дамбе.

        - Умывать лицо не хотелось, пусть бы подруги и дети посмотрели.

        - Есть ритуал обрезания. Теперь мы знаем, что есть  ещё и ритуал обмазывания углём. Ведь это поэзия и восторг. Предлагаю первые строки стихотворения:

         «Прикоснись щекой к груди забоя,

          так же трепетно, как к мужу.

          Этот уголь мезозоя

          Очень, очень людям нужен».

       Читатель, видимо, отметил, что на шахте был свой розарий.

       Да, на этой шахте Уголь и Розы были не только на фирменном шахтовом значке, но и в поэтическом восприятии шахтёрской доли своих земляков-шахтёров.

      Вместе с тем, шахтёры понимают, что у Розы есть Шипы, поэтому есть резон сказать так: «Уголь. Шипы. Розы» Это ближе к истине.

      Автор: горный инженер

 

Книга издана, как приложение № 41 к журналу «Огни Кузбасса». Оформил издание известный художник Василий Кравчук, использовав работы профессиональных и юных художников. Прочитайте её и постарайтесь проникнуться серьёзностью наших помыслов (редактор-составитель – автор этой статьи), может быть, эта книга – путь к первой в России антологии стихов о шахтёрах.

 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.