Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Елена Елистратова. О тоске и не только. (О книге И. Тюниной «Дефрагментация души»)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

О ТОСКЕ – И НЕ ТОЛЬКО

 

Волею случая, оказался у меня в руках новый сборник стихов молодой талантливой поэтессы Ирины Тюниной «Дефрагментация души» (приложение к журналу «Огни Кузбасса», Кемерово, Кузбассвузиздат, 2012), и не оставил равнодушной. Читая яркие, искренние строки, сопереживая вместе с автором, проникая в мир её лирики, задумалась я о влиянии окружающего на поэзию и поэзии на окружающее.

Мне представляется, что каждая книга – это пространственный портал, та кроличья нора, куда легко провалиться, подобно Алисе, и оказаться в другой реальности, созданной взаимодействием внутренней рефлексии пишущего с окружающей его действительностью, из-за чего последняя искажается до степени отчуждённости и параллельности самой себе. Новоиспечённый после подобных алхимических реакций мир, будучи непознанным явлением, несёт определённую угрозу, так как может предстать в каком угодно виде: доброжелательным или агрессивным, удушающим или просторным, тихим или громогласным, написанным пастельными мелками или расцвеченным кричащими неоновыми рекламами, комфортным для пребывания в нём или губительным для неподготовленного индивида. Вход в эту сюрреальность предваряет табличка с названием книги, позволяющая определить уровень опасности предстоящего путешествия. И тут важно вовремя понять, где написано «Милости просим», а где - «Не влезай, убьёт!»…

Словно на двери научной лаборатории, на обложке поэтического сборника И.Тюниной светится предупреждение: «Внимание! Идёт эксперимент - «Дефрагментация души». Итак, нам предлагается стать свидетелями (если не участниками) некоего действия по соединению частей, образовавшихся в результате какой-то ранее произошедшей катастрофы, приведшей к хаосу, снова в единое упорядоченное целое. Процесс, в любом случае, созидательный, конструктивный. И это, уже само по себе, позволяет предположить, что пребывание путешественника-читателя в пространстве книги скажется позитивно на его душевном состоянии. Так ли это? Давайте проверим. Главное, не пораниться об острые края…

Действительно, мир, созданный Ириной Тюниной, осколочен, угловат, колюч. Он продут осенними ветрами, пронизан утончённым ощущением одиночества и свободы. «Слишком много в душе сентябриной тоски…» - эта строчка из стихотворения, пожалуй, определяет общее настроение книги. И неважно, какое время года за окном: сентябриная тоска – религия, которую исповедуют главные обитатели очерченного автором пространства – лирические герой и героиня.

Вышеупомянутая внесезонная тоска всеобъемлюща и многогранна. Вот высокие поэтичные нотки её звучат, когда речь заходит о природе:

Когда немой тоской сентябрь нахлынет,

Забудутся леса предзимним сном,

Чуть горьковатым запахом полыни

Ворвётся свет в раскрытое окно.

Но вот она становится резкой и даже циничной, когда в стихах появляется образ современного большого города, безучастного и равнодушного, с его законами, исключающими любовь (Какая любовь? – Позапрошлого века хлам), счастье (День до корочки выжат. Я считаю минуты / До возможного счастья не сейчас и не здесь), самореализацию (Для того, чтобы писать, / Нужно жить, а не работать), а порой и отнимающими возможность не пропустить, не проморгать, не проспать, осознанно прожить свой собственный, такой неповторимый и такой стремительный отрезок времени от рождения до смерти:

Это нас прижимает к автобусу мутный час пик

Ежеутренним стоном насмерть зажатой души.

И не хочется видеть и слышать, но ты не спи!

Между утром и вечером где-то мелькает жизнь.

Вот возникает острое и болезненное чувство тоски от ощущения бессмысленности и суетности происходящего вокруг:

И день за днём никчёмная возня,

А жизнь уходит по метеосводкам.

Работой не заткнуть такой сквозняк

И даже водкой.

А вот звучит тоска, граничащая с отчаянием, от неустроенности быта и несостоятельности личной жизни:

Уходит жена. В глазах безнадёги вата,

Как в старом диване среди клопов и трухи.

И Мона Лиза лыбится придурковато.

Из крана хлещут ржавой струёй стихи.

Мечутся герои книги Ирины Тюниной (а вместе с ними подхваченный круговоротом их мыслей, чувств и переживаний читатель) в лабиринте обыденности, ощущая своё состояние, как «жизнь в ритме местного наркоза», задыхаются от «суррогата» любви, изменяют нелюбимым с нелюбимыми (…Пришёл немилый к немилой. / Нас прижало друг к другу, чтоб воздуха дать глоток, / И успеть додышать, и назавтра набраться силы), потому что «…Не стоит время тратить / На нежность. И любовь важна не столь / В помехах взрослости…» И, как следствие этого, возникает одиночество вдвоём, опустошённость, опасное состояние разрушения, «фрагментация души»:

Под звон ножей и тиканье недужное

Скатился вечер сброшенным кольцом.

Мы этот день пережуём за ужином,

Ещё один, с измученным лицом.

Как молитвы, как заклинания, твердят зарифмованные строки, воспевающие всепоглощающую тоску, обитатели этого недружелюбного мира. И сгущаются сумерки вокруг них, и, кажется, остаётся всего полшага до пропасти… Но души лирических героев сопротивляются, потому что они живы (Я так нежданно всё ещё жива) и интуитивно чувствуют ложность и гибельность пути, на который ступили (А душа, что малое зёрнышко, / Всем росточком тянется к солнышку). И тут-то, как робкий лучик, как несмелая попытка найти выход, как крик о помощи, откуда-то из глубин подсознания героев вырываются на волю и ложатся на страницы книги слова сожаления:

Неизвестный Господь! Мы с тобой понаслышке знакомы.

Мы не ведаем зла, и что можно за это простить.

Под кнутами зимы не до церкви, хотя бы до дома

Добежать, на диван, и больше не выходить.

И вот уже сделан первый шаг к спасению, к обретению счастья истинной любви и истинной веры, к той самой «дефрагментации души», ради которой затевался данный научно-поэтический эксперимент. Думаю, с большой долей уверенности можно утверждать, что завершится он успешно. Ибо иначе быть не может – стучащему отворят и просящему дано будет. И весной запрыгают ввысь «…на стёклах маршруток смешливые рожицы, / Словно зайчики в лужицах солнечных…», «и женщина, прекрасная, как дождь» полюбит героя, и будет «наполнен светом каждый вздох». Символично, что достаточно оптимистичные стихи стоят в начале и в конце книги, восстанавливая гармонию, создавая равновесие, не давая увязнуть в трясине уныния.

Язык Ирины Тюниной колоритный, запоминающийся, остроумный. Её строчки хочется цитировать. Например, какому сибиряку, возвращающемуся из отпуска, не приходится с грустью констатировать вслед за автором: «И жаль, но, сколько поезд ни корми, / Он всё глядит в Сибирь, и это точно!» или «Не зарекайся от сумы и от зимы!».

Таким образом, все составляющие нового поэтического сборника Ирины Тюниной «Дефрагментация души» направлены на выполнение одной сверхзадачи: провести читателя через душевные страдания, одиночество, опустошённость, нелюбовь и неуют к поиску надежды, любви и света. Заставить его пережить катарсис и выйти из предложенного изменённого пространства изменившимся самому. Конечно, в лучшую сторону. А затем начать преобразовывать в этом направлении окружающую его реальную действительность. Хотя бы небольшую её часть. Ведь что такое наш мир, как не наше отражение? Наверное, в этом и состоит миссия каждого отмеченного Божьей искрой литератора (к коим Ирина, несомненно, относится): воздействуя на человека, делать жизнь добрее, осмысленнее, счастливее. Я хочу в это верить.

 

Елена Елистратова,

г.Кемерово

 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.