Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Маленькие эссе

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Родовая связь имен

Старинные грамоты, отписки, приказы. Я читаю эти имена, будто пью живительную холодную воду в знойный полдень: Ондрюшка Марков, Игнашка Дементьев, Тимошка Савельев, Дружинка Попов, Федосейка Поясницын, Олешка Олень, Кирилко Рудаков. Фамилии как из нынешнего школьного журнала. А имена... Так в наше время не называют. И в документах эти чудесные «Антоша, Сенька, Ивашко, Еремейка» заменены сейчас на сухие и бесхарактерные А. В.; Л. К.; О. И.

И писали они не на специально выдуманном бюрократическом жаргоне, а так, как говорили. «...И все невьянские пашенные крестьяне выбрали же меж себя человека добра, душею пряма и животом прожиточна... Елфима Тихонова Сига. Быти ему, Елфиму, по нашему выбору на Верхотурье в мирских земских старостах и слушати во всяких государевых и в мирских делах государева стольника и воеводы Ивана Яковлевича Колтовского да подьячево Василья Богданова. А ему, старосте, писати в Невьянскую волость, а нам, крестьянем, во всяких делах слушати ево, старосты». И прозвище Елфима Тихонова, которое поставлено последним, как родовое имя, под стать зажиточному и уважаемому старосте: сиг - большая благородная рыба из лососевых.

От всех этих слов веет силой и правотой и какой-то древней сказочностью. Может, потому я улыбаюсь им - Любиму Дежневу, Афанасью Пашкову, Самойлу Лисовскому, Савве Болдырю - как младенец улыбается сказке.

Были среди них и герои, и горькие пьяницы, и умницы, и хапуги, и «душою прямые», и жестокосердные, и все они ходили по русской земле, поливали ее потом и кровью, завоевывали и защищали, пахали и жали, растили детей. Безвестные и дорогие, уже и могилы их давным-давно где-то затерялись и заросли травой. Остались только имена.

Что в их именах? Почему так откликается загадочная историческая память на звучание этой речи и редких ныне имен? Я вспомнила бабушкин поминальник: маленькая потрепанная книжечка в синем коленкоровом переплете. Страницы слева - «Об упокоении» Там расплывчатыми чернилами шел ряд не известных мне, странных для уха имен моих предков. Время вымыло эти имена: «Авенир, Клавдия, Прохор, Августа, Евфросиния, Филипп, Устинья, Севастьян, Гавриил». А на страницах справа «О здравии» шли привычные: «Елена, Александр, Михаил, Сергей, Мария».

И что мне делать с этими именами? Ни лиц, ни судеб, ни характеров за ними нет, то есть они, конечно, были, но для меня потеряны, никакой связующей ниточки. И потому мне остается только любить эти имена, очаровываясь их звучанием.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.