Журнал Огни Кузбасса
 

«Просвяти мои очи мысленные» 20 глав жизни

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

I

«Будь мужественна и дерзай! Письмо твое живо напомнило мне мои первые годы работы, когда я, как и ты, испытывала всякого рода огорчения, разочарования...»

Это был ответ Ольги Семеновны Поярковой на мое письмо, написанное в марте 1960 года, спустя пятнадцать лет с тех дней, когда я впервые села за школьную парту. Именно к ней, первой учительнице, обратилась я в год, полный сомнений в правильности выбранной профессии, в своем решении уехать на работу в Сибирь.

Мое письмо было написано сгоряча, но, может быть, все же поводом стал тот необыкновенный сон, который я никогда не могла забыть.

Во сне я увидела себя в той брянской школе, куда пришла когда-то в первый класс. Но теперь я оказалась там будучи взрослой и получила очень странное задание: «Напиши формулу Эпсилона».

Смысл задания вроде был ясен, но вывести формулу я не могла. Кто-то совал мне шпаргалку – напрасно. И тогда Ольга Семеновна сказала: «Эпсилон равняется...» И на чистом листе тетради появилась женская фигура. Женщина стояла в мечтательной позе, закинув руки за голову, над ее головой плыл дракон, под ногами тянулись вверх длинные языки пламени...

Сон был настолько отчетлив, что, вспомнив его через несколько лет, я взяла у мужа учебник высшей математики в смешной надежде найти загадочную формулу. И я ее нашла!

Формула Эпсилона оказалась формулой «оценки степени приближения», где h означал факт приближения, (а) названа была «погрешностью». Любому двоечнику понятно: чем больше знаменатель, тем меньше дробь и, стало быть, тем дальше от цели.

Приближение к чему? К каким-то величинам, вычисляемым структурам, категориям. Мне, гуманитарию, точные науки были всегда не по зубам. Я могла только фантазировать, почему именно мне, филологу, далекой от языка высшей математики, приснилось это. Но если попытаться понять символику сна, я бы предположила, что сновидение говорило о степени приближения человека к лучшему варианту его личности или его пути.

Есть два перевода слов Шекспира, не знаю, какой из них ближе к подлинному, но по сути они недалеки друг от друга. Первый: «Мы и сны образованы из похожей субстанции, наша жизнь окружена сном». И второй: «Мы созданы из вещества того же, что наши сны».

Священник и ученый Павел Флоренский писал о том, что сновидения – «лики вещей», что в сновидении сознание переходит в другую систему и меру времени-пространства.

Правда, будучи глубоко православным, отец Павел предупреждал: поскольку душа в сновидениях воспаряет в мир Горний, а в пограничных с потусторонним миром областях духовной жизни есть «болота» и «топи», можно предполагать и двусмысленность сновидения, а значит, не стоит увлекаться мистикой.

Но мистика – загадочное, непонятное и, конечно же, заманчивое. Недаром погруженный в стихию точных наук Альберт Эйнштейн признавался: «Самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека, – это ощущение таинственности. Оно лежит в основе религии и всех наиболее глубоких тенденций в искусстве и науке».

Возможно, сновидение – это те уроки жизни, перед которыми бессилен ум и которые мы воспринимаем подсознательно-интуитивно.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.