Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


«Просвяти мои очи мысленные» 20 глав жизни

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

XVII

Вселенская Родительная суббота. Раннее утро в Знаменском соборе. В полумраке, в мерцании свечей отсвечивают иконы. Ожидаем службу.

Немолодая женщина, называющая себя бабой Галей, рассказывает: «Я старшая по дому. Знаю, кому принести хлеб и лекарство, кому подсказать, чтобы одежду ребенка, который вырос, отдать в бедную семью. И к депутату обращаюсь за помощью».

Спрашиваю, за кого она пойдет голосовать. Баба Галя помолчала и, протягивая руку к иконостасу, сказала: «Вот она, моя единая Россия».

Еще одно впечатление в том же соборе, только оно невеселое.

Старая матушка продает свечи, объясняет, как вести себя с крестильными дарами и вдруг кому-то говорит: «Кто платит, того Бог спасает». Вижу, перед ней амбал в кожанке бросает на прилавок крупные купюры.

Как бы ни возрождалась в наши дни православная вера, трудно залечить нанесенную пропагандой атеизма в советское время духовную рану.

«Идешь из церкви. Все другое, снег – святой и звезды – святые, новые, рождественские...» Многим ли из нынешних православных знакомо это мироощущение, описанное писателем Иваном Шмелевым? Подобные чувства может испытать только тот, кто был воспитан верой с раннего детства.

Не помню, кто сказал, что душа – христианка с рождения. Может быть, и так. Я была совсем маленькая, а в минуты, когда взрослые ругали или наказывали меня, думала: я плохая и меня не любят, но неужели никто-никто не может любить меня плохую?

Наверное, это были первые догадки ребенка о существовании Божественной любви-благодати.

Бабушка читала «Отче наш», и я запомнила. Перед сном, укрывшись одеялом с головой, я, пионерка, тайком крестилась, сама не понимая, зачем.

Трудно сказать, что было главным поводом к принятию Крещения в 1986 году, в зрелом возрасте. Может быть, слезы над страницей Евангелия, где говорится о том, как воины делили между собой одежду распятого Христа, Христа, который молился и о них, и о тех, кто кричал «Распни его!» А может быть, все-таки последней подсказкой был мой сон.

Мне снилось: окруженные врагами люди заперлись в доме. Я с ними. Я стою у дверей. Дверь в верхней части вдруг раскалывается звездообразным очертанием, и навстречу мне из пышных гроздьев сирени тянутся чьи-то руки ладонями кверху. Я кладу в эти ладони хлеб...

Проснувшись, стала вспоминать, где я могла видеть такие тонкие, прекрасные пальцы. Вспомнила: у Христа в картине Тициана «Динарий кесаря».

Моя «степень приближения» к православной вере – путь очень непростой. В тупик загоняли резко противоположные суждения моих авторитетов.

«Человек – это звучит гордо!» – заявлял Максим Горький, а Федор Достоевский явно возражал: «Смирись, гордый человек».

И, как часто это бывало, на помощь приходил отец Павел Флоренский.

Ученый и богослов, Флоренский искал доказательства истины православного догмата – «Троицы Единосущной и Нераздельной». Исследовал суть догмата как математик и как философ. Прибегал и к логике, и к диалектике, и к религиозному опыту познания. Минуя «глухой корень рассудка», отрекаясь от «скептического ада», искал интуитивно. Отрекался и от «слепой интуиции», надеясь на духовное озарение.

И когда в конце поисков блеснул свет Божественного откровения, он вдруг остановился, не смея сделать следующий шаг. И вот как он это объяснил: «Свою судьбу, свой разум, саму душу всего искания, требования достоверности я вручаю в руки самой Истины. Ради нее я отрекаюсь от доказательства».

Но, отрекаясь ради Истины от рационализма «плотской философии», отец Павел должен был неизбежно прийти к препятствию, которое встает на пути каждого из нас. Это то, о чем философия говорит: «тезис» и «антитезис».

Мое отчаянное побуждение соединить тезис о гордом человеке и чисто православное суждение об усмирении гордыни было и естественным и бесполезным.

Противоречия неустранимы, – сказал отец Павел, – неустранимы интеллектуальными усилиями, ибо разум познающий раздроблен и только в момент благодатного озарения эти противоречия в уме устраняются, но – не рассудочно, а сверхрассудочным путем.

Мой друг был прав, уводя меня от слишком усердных умственных упражнений. А главное – были правы мои предки, исповедовавшие православную веру. Вот почему, откладывая книгу «Живой этики», я спросила себя: почему я должна твердить «аум», если предки мои, славяне, говорили «аминь»?

Наверное, я почувствовала в себе генетическую энергию своих бесчисленных православных предков, если так удивительно легко вошли в память главные православные молитвы.

Мне снится: кто-то покрыл икону черной краской, и я кричу: реставратора! Срочно!

Снится: в гостях у меня женщина-врач. Пьем чай, она подает мне на блюдце алое яблоко, говорит: «Ешь красно, живи красно». Потом мы с ней подходим к иконе, которой благословил меня отец Владимир, настоятель Знаменского собора, когда был закончен телефильм о соборе. Смотрю – икона искрится многоцветьем...

Может быть, не случайно моей последней работой перед уходом из телевидения в мае 97-го был сюжет о простреленной в годы войны иконе Богородицы.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.