Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


«Просвяти мои очи мысленные» 20 глав жизни

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

III

Инна и Борис. Счастьем было иметь таких друзей. Не представляю, как справлялась бы я со своим одиночеством вдалеке от близких в первый год самостоятельной жизни, если бы не наша активная переписка. В те времена не доплачивали, слава Богу, за увесистые конверты, а в каждом нашем письме было не меньше десятка листов. Мы делились бытовыми заморочками, философствовали, спорили и готовы были в любую минуту броситься на помощь друг другу.

Борис окончил романо-германское отделение. Мать его когда-то училась в Сорбонне, в Париже жили родственники, и он старался, как мог, привить мне любовь к «старому доброму французскому», который был, по сути, его вторым родным языком. В Ленинграде я получила от него в подарок французский журнал мод, а потом ценнейшую книгу – парижское издание стихов Поля Верлена, 1912 года, с золотым обрезом. Из Одессы, куда он уехал работать переводчиком в инфлот, пришла еще одна книга, – все та же попытка обогатить мой хилый Fran çа is .

Но хитрость заключалась еще и в том, что книга представляла собой пособие по йоге.

Индийская йога была главным увлечением Бориса. Более того: чтобы целиком посвятить себя премудростям индийской философии, мой друг резко изменил сам образ жизни. Он расстался с работой переводчика.

Работал кочегаром в Одесском порту, рабочим на крымских виноградниках.

«Йога – это культура будущего», – писал он и постоянно пытался помочь мне «выбраться из пут ума», чтобы обрести полноту духовного зрения: «Я и мой ум – это разное. Индусы сравнивают ум с бешеными лошадьми, которых нужно укротить. Пока ум не побежден, мы остаемся его рабами», Борис настойчиво внушал мне главную заповедь «Дхаммапады» – оставаться бесстрастным, «непривязанным».

Избавляться от привязанностей я не умела да и не желала. А ведь в чем-то с Борисом соглашалась Инна: «Жить в мире, но не принадлежать ему, взять все, что он дает, не делая ни на что конечной ставки, пройти все болота, сохранив чистоту, и испытать страдания, радости, всегда оставаясь выше их, над ними – так, по-моему, стоит жить...»

Страданий Инне досталось немало: с детства – порок сердца. Не раз мне приходилось видеть, как ее блузка вздрагивала от резких сердцебиений. Между тем интеллектом и духовным развитием она опережала нас, своих сверстников. С двенадцати лет она читала Достоевского. Если мы с ней говорили, к примеру, о Куприне, она наизусть цитировала текст из «Поединка» или «Гранатового браслета». В чем-то легче меня она находила общий язык с Борисом. Но она, как и я, не могла жить без книг, а он все больше уходил от общения с книгами.

«Отчего я слушаю моих умных взрослых и верю им? – писала Инна Борису. Каждый что-то привносит и открывает мне. Так зачем же я буду бояться голоса таких умных взрослых, как Толстой, Руссо, Достоевский? Они больше меня видели, больше знали, больше пережили...»

Книги и для меня были и остались на всю жизнь верными друзьями, но мне доступны были иные радости, а Инну болезнь то и дело приковывала к постели, ей пришлось взять академический отпуск, и она получила диплом на два года позже, чем мы с Борисом.

Расставались мы с Инной со слезами, с отчаянием. «Я очень боюсь, когда ты замолкаешь надолго, – писала она, – очень уж нам не хватает друг друга, очень, до тоски...»

Последние письма были написаны рукой ее мамы. «Сердечко бьется, как бешеное, и очень сильная аритмия, ночи почти без сна...»

После смерти Инны я увезла из Ленинграда ее первую и последнюю рукопись. Это была философская сказка «Пинкере», поэтическая, полная нежности к природе и ее малым созданиям – птицам, зверушкам, насекомым.

Инна мне снилась. После смерти я видела ее постоянно больной. Все-то мы с ней в какой-то темной комнате, и я безуспешно пытаюсь вызвать неотложку. А вот когда появилась книжечка «Пинкере», я впервые увидела Инну во сне в светлой одежде, здоровую, веселую. И вскоре был сон-видение. Перед пробуждением вижу голову Инны на подушке, рядом с моей. Слышу ее голос: «Поэзия, любовь и красота». Спрашиваю, что это значит и в ответ: «Русло жизни у тебя такое!» Наверно, это было ее напутствие.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.