Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Валерий Плющев. «В стихах вся радость жизни…»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Эта книжка-брошюра вышла пока только в «самиздате» - считанные экземпляры сделала вручную и продолжает допечатывать по мере необходимости на своем компьютере Нина Михайловна Инякина, дочь поэта Михаила Небогатова. Печатает, скрепляя с помощью степлера странички в брошюру, которую она озаглавила цитатой из письма ушедшего из жизни Виктора Баянова,: «Хочу жить долго». К книжке в наличии ещё и подзаголовок: «Михаил Небогатов и Виктор Баянов – дружба и творчество».
Книжечке-самоделке предшествовала публикация писем Виктора Баянова к Михаилу Небогатову в журнале «Огни Кузбасса», №4 за 2014 г. Имеющие отношение к кузбасской «веточке» литературы России знают, что в этом же году отмечалось 80-летие со дня рождения талантливого и самобытного поэта Виктора Баянова. Его стихи – это праздник для души, радость и плач, смех и печаль, и гордость за то, что земля наша кузнецкая дала путевку такому русскому Поэту.
Хорошо помню, когда, приехав из Красноярска в Кемерово после окончания института по направлению на работу, открыл для себя настоящую поэзию, каковая цвела в то время на земле кузнецкой. В Красноярске главными литературными удачами признавали в те годы прозаические произведения, достаточно назвать Алексея Черкасова с его мощной трилогией «Хмель», «Черный тополь», «Конь рыжий», чтобы замереть от почтения и восхищения. А тут в Кузбассе было «царство поэзии», до уровня поэтических произведений которого тем же красноярцам было семь верст киселя хлебать.
Так получилось, что первую поэтическую кемеровскую книжку  приобрел как раз баяновскую. Читали тогда сразу, и какое же это было волшебное чтение! Стихи незнакомца, Виктора Баянова, изданные в Кемерове, поражали, его образы завораживали, за строчками вставал большой поэт, а какая музыка стиха!
Позднее мне посчастливилось неоднократно слушать Баянова «живьем», узнать его (мы однажды вместе оказались на Шукшинских чтениях в Сростках). Поэт написал отзыв-рецензию на одну из моих публикаций, а главный редактор «Огней Кузбасса» Сергей Донбай отдал мне баяновские рукописные листочки – мне до  сих пор дороги  оценки мастера слова, храню их как память и как дорогую реликвию.
Недавно мне поручили рассмотреть на возможность публикации в вышеназванном журнале к памятной годовщине Баянова несколько рукописей разных авторов. В одной их них я впервые прочитал четыре баяновских письма Небогатову: это было потрясение – наш поэт, обучаясь на литературных курсах в Москве, писал другу-поэту о жизни в столице, литературных делах, давал оценки собратьям по ремеслу, и какие это были оценки!..
В уже вышедшем позднее журнале я увидел 16 писем Виктора Баянова, представленных Н. М. Инякиной. Это, по моему мнению, лучшая публикация данного номера. Прочел в один присест: и вновь восхищение.
Но в книжке, о которой речь, явлено уже 23 письма (одно из архивных писем опущено). Как здорово, что публикатор несколько писем представила, помимо их печатного, ещё и в отсканированном виде, в их рукописной форме - ведь почерк тоже немало значит, когда читаешь большого поэта.
Я хорошо знал ещё одну дочь Небогатова Светлану – работали в одной газете, переживал и сочувствовал родным после её трагической гибели. Как же это замечательно и дальновидно, что её мать, а потом и она (при жизни) передали в облархив эти «бумаги», бережно сохраняемые. Не буду указывать пальцем, но одна из литературных вдов в Кемерове упустила книги с автографами из библиотеки своего покойного мужа-поэта в букинистический магазин задёшево: «подмели» всё быстро и без остатка случайно оказавшиеся люди в этой торговой точке.
Небогатов хранил письма друга, хотя свои рукописи после публикации, как он писал, уничтожал (работавшие в архиве с его материалами говорят: рукописей там сохранилось много). Время пришло, и у нас имеется прекрасная возможность читать размышления Баянова, знакомиться с поэтом без посредников.
Два кемеровских поэта были большими друзьями – это легко прочитывается в ими написанном. Небогатов пишет в дневнике о Баянове: «Мой лучший друг». Ценили творчество друг друга, взаимно помогали, насколько могли, делились мыслями о жизни, о передуманном, о прочитанном, ну и, конечно, выпивали, а куда без этого в творческой среде. И кошка черная иногда между ними бегала, люди с оголенными нервами, к коим принадлежат поэты, как известно, ещё и ревнивы, и рефлексия постоянная их терзает, и даже взгляд «вдруг не тот» может заставить напрячься нервную систему. Между настоящими друзьями бывает и не такое: хорошо, что всё хорошо и быстро разъяснялось.
Поучительно то, что, когда Баянов пишет о Москве, рассказывает о столичных новостях, душа его всегда на родине, в столичном муравейнике ему не нравится, даже мысли не возникает «пристроиться». Понимал ли Баянов, что останься он в столице, известности всероссийской добился бы всенепременно, да и за границей бы переводили – высокий уровень своего таланта и природного дара он осознавал. Но нет, родина – это святое, он много раз возвращается к этой теме в письмах, буквально ощущается за строчками уровень его безмерной тоски по земле, на которой вырос, по родным людям, друзьям. Он тоскует по-настоящему, откровенничая в письме: «Встречи с тобой и простые наши беседы я вспоминаю как самое дорогое». Удивляется смелости московских преподавателей, пишет, что читает по программе, что вне рекомендованного, рассказывает о московских нравах, погоде, фильмах, обсуждении собственных стихов на семинаре под руководством Межирова, к которому как к поэту относится, определим так, сложно. «В Москве мне совершенно не нравится… Очень томит одиночество».   
Прохладно, если не в штыки, воспринимает и творчество, и  личности Арсения Тарковского, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского («…пора бы этого гения изловить в тёмном месте да ремешком по седалищу, чтоб писал вразумительно и к душе русскому человеку», - пишет об одном. «Я уже, как блевотину, не могу его переносить», – о другом).
Можно много цитировать его оценки поэтов, которые были тогда на слуху, гребне успеха и известности. И Небогатов в своем дневнике, по сути, солидаризируется с другом в оценке творчества некоторых столичных эстрадных витий, пишет о Роберте Рождественском, который на «Днях литературы в Кузбассе» читал у нас голосом с легкой хрипловатой сталью свои стихи. Вот она, небогатовская оценка опять-таки из дневника: «Взять Роберта Рождественского – на мой взгляд он откровенный халтурщик от литературы. Популярность его – дутая». Сурово, взадир тогдашней, да и нынешней критике, и с долей злости сказано.
Но до чего же замечательно наш поэт, находясь в столице на учебе, оценил столичную литпублику: «Приходилось мне читать стихи в среде московских поэтов. И я пришёл к такому выводу: если твоё стихотворение хуже, чем их, то они его похвалят. А если лучше, то тут же начнут говорить, выискивать блохи. Что-нибудь да найдут, но всё равно тебя понизят и посадят ступенькой ниже. Никакой искренности и честности в оценке. И это у них такое правило».
С тех пор вообще-то мало что поменялось.    
…Насколько же «заиграла» эта книжка от любви и уважения публикатора к обеим героям. Нина Михайловна Инякина предварила московские письма Баянова кусочками из опубликованного дневника Небогатова, которые так или иначе связаны с его другом. Здесь же «в подбор» приводятся предисловия Небогатова к поэтическим книжкам Виктора Баянова, небогатовские и баяновские газетные публикации друг о друге, стихи и пародии.      
«Между нами душевное родство», – записал в дневнике Михаил Небогатов о своих отношениях с Виктором Баяновым 18 июня 1963 года. А ведь ещё 10 ноября 1958 года писал скромнее: «Чувствуется одаренность в его стихах… Если не собьётся, не зазнается – далеко пойдёт!» Но уже через пять лет: «Он замечательный, самобытный поэт». И, наконец, оценка 6 января 1964 года: «…Люблю его стихи». А вот как замечательно по-русски Михаил Небогатов в собственных стихах пишет о творчестве и личности друга-поэта: «...И словно смотришь на берёзку…»
А ведь был ещё легендарный литсеминар 1966 года, обросший в Кемерове мифами и замечательными воспоминаниями участников. К нам приехал на этот сбор писателей, в числе прочих знаменитостей, Ярослав Смеляков. Вот так зафиксировал итог в своём дневнике Небогатов: «…В интервью для «Лит. России» Смеляков назвал только Витю Баянова (прелестные стихи) и Женю (смелые и яркие стихи)».
          Небогатов  щедро и полновесно судит о друге-поэте Вите Баянове и его творчестве! Это, прежде всего, в оценках поэта, распахнуто выплескивающего перед самим собой в том же дневнике: «В стихах – вся радость жизни…»
Они – оба – учились друг у друга, впитывали знания с завидным упорством, знания эти были обо всём: вселенной, земном мире, людях и их внутренней духовной наполненности, едва уловимых и почти не ощутимых движениях душ.
Поэзия – путь к Богу. И Божественному совершенству. И вот это, трудноуловимое, необходимо высказать словами, перевести на родной язык. У них это получалось.
И ещё. Из этой книжечки видно, что оба поэта хорошо понимали: поэтическое творчество – необходимость для людей.
Сильно надеюсь, что отыщутся деньги на «нормальную» дальнейшую печатную судьбу этой маленькой и замечательно поучительной книжки.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.