Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Леоновы – на земле и в космосе. Семейный альбом.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

В жизни оказался Вена подстать Леоновым – добрым, нескучным, компанейским. На нескольких инструментах играл. Любимые – аккордеон и мандолина. В оркестре народных инструментов больше сорока лет играл. Раиса Архиповна музыку очень любила. Часто бывала с ним в родном его Кировском ДК, ни одного выступления оркестра не пропускала, Скоро для всех оркестрантов своей, родной стала. Они её встречали любимым её вальсом Андреева.

И ещё в одном они очень сошлись. Не копили деньги, не захламляли дом барахлом. Из дорогих вещей за всё время, пожалуй, и купили только очень хороший аккордеон ему. Он даже специально в Москву за ним ездил. Зато не жалели денег на путешествия. Считай, всю страну объездили: Сибирь свою и Алтай, Крым и Кавказ, Подмосковье и Среднюю Азию, до Дальнего Востока добрались и за Северный Полярный Круг заглянули. Пожалуй, самые памятные путешествия – дальневосточное и плавание на корабле по Оби. Альбом сохранил напоминания о них. Вот подписанная всей корабельной командой Грамота Раисе Архиповне как самой активной туристке. Заядлая рыбачка, она отводила там душу! Вставала ни свет ни заря, других поднимала, увлекала за собой. Благодаря ей все на корабле каждый день уху ели. Рядом с Грамотой – напоминание о другом сказочном путешествии. Вот купаются они -- не где-нибудь, а в самом Тихом океане. Дальний Восток остался в памяти и сердце навсегда. Вот уж где красота и простор! Дальневосточное путешествие для Раисы Архиповны – особенное. Благодаря ему она-таки выполнила просьбу деда Миная – проехала по железной дороге, которую он когда-то с троил.

И ещё были у них поездки памятные. Вместе ездили они на встречи с однополчанами Вениамина Александровича – то в Москву, то в Витебск. Раиса Архиповна знает в лицо всех фронтовых друзей своего мужа.

И, конечно же, каждый год они ездили в Калининград в гости к своим – повидаться, поглядеть на их житье-бытье. А житье на новом месте было у Леоновых, как везде и всегда – в заботах и трудах. Не сидели сложа руки, не ждали, когда само с неба упадёт. Своим горбом всё добывали. Работали, учились, приспосабливались, вростали в новую землю. И ничего – приросли, обустроились.

Люба первая туда приехала. Начинала с того, что пирожки стряпала да продавала. Но скоро на вагоностроительный завод устроилась. Подучилась, конечно. Через недолгое время стала Любовь Архиповна начальником заводского снабсбыта.

Калининградский вагоностроительный завод стал для Леоновых на новом месте их причалом и добрым пристанищем. Вроде «Прогресса» в Кемерово. Там они, считай, всей семьёй и трудились. И здесь один за другим на «вагонку» устраивались. Надя -- та и вовсе до зам. главного инженера доросла.

Пётр много лет слесарил – там же, на вагоностроительном. В свободные дни на охоту ходил – любимое его дело. Диких кабанов бил. Семью свою большую мяском баловал. Потом пошёл в Морфлот. Но подстерегла его болезнь – парализовало. Однако не из тех оказался Пётр Леонов, кто сдаётся. Одолел-таки хворь. Встал снова на ноги. А чтобы окончательно восстановить здоровье, каждый день по три километра проходил.

На вагоностроительном же работал и отец – Архип Алексеевич. Завхозом был, всё хозяйство заводское вёл. А дома большой сад вырастил. Неожиданно отличным садоводом оказался. «Белого налива» да груш на всех хватало. Ещё и в Кемерово Рае с Шурой посылал.

Вагоностроительным не прельстился только младший – Борис. Того всё в какие-то дали тянуло. Хотел лётчиком стать – не приняли: на лбу детский ещё шрам углядели. Пошёл тогда в моряки – благо море там рядом. И столо море делом всей его жизни. Плавал. Учился. Снова плавал. Занялся всерьёз наукой о море. Да не по книгам о чужих плаваниях. Сам, своими глазами предпочитал всё увидеть. Избороздил, однако, все моря. Дважды в Антарктиде побывал. Изучал жизнь морских обитателей. Ещё диплом его был посвящён тюленям и китам. Не раз в своих плаваниях встречался с ними.

После многих лет, проведённых в море, Борис Архипович Леонов возглавил Калининградский морской музей – один из богатейших в мире. В его залах – настоящее царство Нептуна. Здесь можно увидеть тюленей и моржей, пингвинов и чаек всех видов, зубастых акул и забавных дельфинов. А каких только здесь нет рыб – и «меч», и «луна», и «игла». Из своей последней научной экспедиции привёз Борис Архипович скелет кашалота. В отличном состоянии, целенький, семнадцатиметровый.

Я была в гостях у Леоновых в Калининграде. Собрались они все в доме родителей. По-всегдашнему неунывающие, заботливые друг к другу, гостеприимные. Угощали по-особому посоленной рыбой, пирогами да яблоками из собственного сада. Расспрашивали, как нам живётся в Кузбассе, передавали приветы землякам.

Не было там только Антонины. Не пришла – трудно ей ходить на протезах. Пятнадцатилетней девочкой, ещё в Кемерово, попала Тоня под трамвай т осталась без обеих ног. Все долгие годы она – общее семейное горе, забота и боль.

Да ещё не сидел за общим семейным столом Алексей. Не было его в Калининграде. К тому времени у него уже была своя особая жизнь – космическая. Из Кузбасса он уехал с семилеткой за плечами. Три последних школьных года были уже в Калининграде. Учился, помогал по дому, занимался общественной работой – был пионервожатым. Ещё и время для любимых своих занятий находил: рисования и спорта. Увлечение живописью осталось главной любовью на всю жизнь. И интерес к спорту не угас. Занимался всем: лыжи, футбол, волейбол. Особенно любил велосипед. Своего, конечно, не было. Так он все свалки калининградские обследовал. Набрал там велосипедного старья и соорудил сам себе «новенький» велик. Гонял на нём почём зря. Даже на соревнованиях выступал. Однажды там кузус вышел. Первым он шёл, уж победа, считай, в кармане была. Да у самого финиша рассыпалась его самодельная машина. Зашибся очень, в кровь руки поранил. Однако вскочил на чей-то велик – и дальше, к финишу. Да ведь победил! Вот он, леоновский характер!

После десятого решил любимому делу жизнь посвятить – живописи. А способности у него, видать, были. Без особых трудов поступил в Рижское художественное училище. Однако пришлось вернуться домой – денег на жизнь вдали от семьи не было. А тут вскоре и армия приспела. Определили его в лётное училище. Да не просто в лётное. Как раз отбирали самых-самых в школу космонавтов. Алексей Леонов стал одним из двадцати первых. Любит вспоминать он, как тренировались они там до изнеможения, как дружили, как мечтали и готовились к неземным полётам.

Королёв любил Алексея за упорство, характер, открытый нрав. Не раз говорил ему: «Будешь первым». Когда полетел Юра Гагарин, снова повторил: «Будешь первым», -- и хитро улыбнулся. Только потом понял Алексей Архипович, что имел в виду Учитель. Действительно, суждено ему было стать пионером – первым из землян шагнуть в открытый космос.

Тот день Раиса Архиповна помнит весь. Как торжественно произнесли по радио их семейную фамилию рядом с именем младшего её брата. Как затрепыхало у неё сердце – и радостно, и тревожно: господи, как он там?! Как стали её все поздравлять и повезли на телевидение. Как впервые говорила она там перед камерой, сразу многим-многим людям. Попросту говорила: про родителей, про то, как жили они в Листвянке, а потом -- в кемеровском бараке всей семьёй. Что был их Лёня не какой-то особенный – просто настоящий Леонов: добрый, открытый, с характером. Уж что задумал – не отступится. Видать, и космос этот самый давно для себя наметил. Вот и добился своего! Помнит она, как летела в Москву. Сидели рядом лётчики-поисковики и рассказывали ей, как искали её брата с Беляевым в тайге. Что был мороз за двадцать, и могли те подморозиться. Но настырный Алексей пробился-таки через непролазные сугробы к сухой берёзе и запалил костёр. У него-то и согревались космонавты, пока их искали.

А потом была Москва. В аэропорт встречать героев приехали все одиннадцать космонавтов, важные начальники, был даже Брежнев. Из Калининграда прилетели все Леоновы – родители, сёстры и братья.

Помнится, на другой день их, родственников, спросили, чего бы они хотели в Москве. И Люба почему-то сказала, что больше всего хочет посмотреть только что вышедший фильм «Гамлет». И они все долго сидели потом в тёмном кинозале. Раиса Архиповна тогда впервые увидела Смоктуновского и была рада. Но больше, конечно, помнится другое. Радостные лица вокруг. Добрые, совсем простые, очень земные космонавты в их космическом посёлке. Плачущая от радости мама. Гордый и немного растерянный отец.

После вернулась Раиса Архиповна в свой Кемерово и стала жить дальше. Так же, как раньше. Ничего менять не хотела. Пользоваться заслугами брата, купаться в лучах его славы не желала категорически. Считала, что каждый должен делать свою жизнь сам. И получать по собственным заслугам. Не любила, если где-то её воспринимали только как сестру космонавта. Уверена, что и сама она, и каждый из Леоновых в жизни что-то сделал и достоин собственного имени.

Раиса Архиповна по-прежнему продолжала работать на родном своём «Прогрессе». Так же любила свою работу и старалась выполнять её как можно лучше. Жила в той же квартире, ничего ни у кого не просила. Просить вообще не в её характере, Говорит, что это у неё – семейное, леоновское.

Вскоре Кузбасс встречал своего героя-космонавта. Это был праздник! Вот тогда-то я лично познакомилась с Алексеем Архиповичем и его семьёй. В качестве корреспондента радио и телевидения я сопровождала их по Кузбассу, готовила репортажи о встрече космонавта с родной землёй. Тогда же познакомилась и подружилась с Раисой Архиповной. Она всюду была рядом с братом. Альбом воскрешает те незабываемые радостные дни. Вот хлебом-солью встречают космонавта его земляки на границе родного Тисульского района, где прошло его детство. Вот родительский дом в Листвянке, где он появился на свет. Там односельчане угощали его малосольными огурцами со свежим мёдом – говорят, это здешнее фирменное блюдо. Вот космонавт сажает маленький кедрик в родной деревне. Должно быть, великан теперь тот кедр. А вот чудная фотография – он с сестрой Раей на берегу озера Берчикуль. Есть снимки о его встречах с кузбассовцами – селянами, шахтёрами, ребятами из пионерского лагеря. А вот и семейная фотография: Алексей Архипович с женой Светланой и двумя дочками, Раиса Архиповна, её дочь Светлана – юргинский врач – с мужем Виктором и двумя сыновьями.

Алексей Архипович ещё не раз приезжал в родной Кузбасс. И всегда это становилось радостным событием и для него, и для земляков, и для родных. В такие дни Раиса Архиповна, как и каждая хозяйка перед встречей дорогого гостя, неугомонно хлопотала. В первые годы, в те трудные времена, когда с продуктами было туго, она звонила мне:

-- Завтра мясо на пельмени надо купить. Иди пораньше на рынок (ты там рядом), занимай очередь. А то пока я из своего Кировского доеду, уж всё хорошее разберут. Донести потом поможешь и лепить. Много надо наделать – Алексей же не один будет, с начальством из обкома, как всегда.

Я робко пыталась советовать ей, мол, нельзя ли мясо-то в обкомовском магазине купить. Но она и слышать этого не хотела:

-- Чтобы я просила у них?! Да никогда!

И ехала на рынок. И покупала там втридорога. И готовила. И угощала всех. А потом довольная звонила:

-- Удались пельмени! Понравились всем, хвалили. Хорошо ели – только успевала в тарелки подкладывать.

Кстати, ее пельмешки – фирменное блюдо Раисы Архиповны – пришлись по вкусу не только обкомовскому начальству. Шли они «на ура» и в Звёздном городке, куда она частенько ездила. И Гагарин их любил, и Комаров, и другие космонавты. Всегда её там радостно встречали:

-- Ура, Рая-сибирячка приехала! – И обязательно следом: -- А пельмени-то будут?

Всё у Раисы Архиповны попросту, без хитростей. Привыкла она говорить что думает. И в других это ценит. Тогда, по горячим следам, всё Вале Терешковой выговаривала: зачем та своего Николаева оставила? И так – всегда. Как-то смотрели мы с ней по телевизору интервью Алексея Архиповича. Слушает она, переживает за брата. После вопроса ведущего: «Как вы воспитываете своих детей? Как поступаете, если они не слушаются?» --0 после вопроса этого совсем она запереживала: «Ой, начнёт сейчас изворачиваться!» А после его ответа: «Всяко бывает. Случается, и ремень в руки беру» -- после такого ответа перевела дух: «Молодец! Не врёт, правду говорит!»

Помнится, как рассердилась Раиса Архиповна, когда однажды накануне приезда Алексея Архиповича вдруг за ночь выкрасили в её подъезде облупленные, вдоль и поперёк исписанные панели. Ругалась она, в ЖЭК звонила: «К чему показуху-то устраивать? Пусть видит, как оно есть на самом деле».

После полёта Алексея Архиповича стали Раису Архиповну приглашать на предприятия, в институты и школы, чтоб рассказала о своём знаменитом брате. Не отказывалась она, всюду охотно выступала. И это были всегда выступления яркие, правдивые, эмоциональные. Ничего она не придумывала, не сочиняла и не утаивала. Говорила что знает. А знает она очень много. И как рос Алексей, и как тренировался. И как живут его собратья-космонавты в Звёздном. Что жизнь и профессия у них совсем-совсем не простая и не лёгкая. Её искренние, правдивые и очень интересные выступления всегда принимают «на ура». И Раиса Архиповна очень рада этому: «Пусть знают, как оно на самом деле. А то больно много врут во всяких газетах. То уж приукрасят так, что никого не узнаешь. А то, наоборот, стараются всех грязью облить».

Газеты она прочитывает внимательно. Старается ничего не упустить. Радуется хорошим вестям, сокрушается, если что не так. Теперь на газеты и книги времени стало больше. Слава богу, хоть глаза не подводят – в свои 87 лет она читает без очков. А вот ноги свои она похвалить не может. Что-то лестница на её третий этаж становится всё длинней и круче – им не по силам. С беседами-рассказами своими всюду, как бывало, не ходит. К ней теперь приходят. Вот недавно ребята из Тисуля приезжали. Их школе имя космонавта Леонова присвоили. Так им теперь всё-всё про Алексея Архиповича узнать надо. Хорошие ребятишки, любознательные. Теперь вот иногда звонят – ещё что-нибудь уточняют, расспрашивают, про себя рассказывают.

К сожалению, и на свою любимую рыбалку Раиса Архиповна теперь не ходит. А бывало приезжала ко мне на дачу со снастями, в «рыбацком» брезентовом плаще, Вставала раным-рано, шла на Томь и сидела там даже в дождь долгими часами. А потом мы с ней по всей округе искали кошку, чтобы отдать улов. «Да, поубавилось рыбы в Томи! – сокрушалась она. – Совсем не то стало, что было раньше!»

Последний её выход в «большой свет» состоялся, когда устанавливали на Весенней бронзовый бюст Алексея Архиповича. И митинг тогда был, и музей, и даже ресторан. Сидели мы тогда там узким кругом, «по-семейному». Алексей Архипович в обыденной жизни очень прост, нисколько не «забронзовел». К звёздам дважды поднимался, а «звёздную болезнь» не получил. Про свои космические подвиги разглагольствовать не любит. А если и говорит на эту тему, то старается по возможности перевести на шутку. К примеру, общеизвестно, что в первом его полёте были очень тревожные минуты. После «прогулки» в открытый космос ему никак не удавалось в непомерно раздувшемся скафандре протиснуться в люк корабля. Под вопросом оказалось вообще возвращение на корабль. Космонавт вполне мог остаться «за бортом», превратиться в вечный маленький спутник своего имени. Обычно спрашивают именно об этом. Алексей Архипович никогда не живописует ту драматическую ситуацию, предпочитает перейти на юмор: Подплыл я к люку, стучу. А мой напарник Беляев в ответ: «Кто там?»

Семейный альбом бережно хранит не только снятые на фото важные моменты жизни, но и дорогие сердцу документы, открытки, телеграммы. Вот, например, приглашение Раисе Архиповне в Кремль, на торжественную встречу космонавтов Леонова и Беляева. Вот персональный пропуск ей на Красную площадь с трогательной припиской: «Вход всюду».

Вот куча поздравлений – с юбилеями и различными праздниками. От родственников, друзей, родного завода, из Листвянки, от руководства Кировского района, города Кемерово, всего Кузбасса, от губернатора и даже – правительственная, от Президента страны.

Послания А.Г.Тулеева сгруппированы отдельно. Ими Раиса Архиповна очень гордится. Последнее, совсем недавнее – поздравление с событием особым. Нынешним летом Раисе Архиповне присвоено высокое звание «Почётный гражданин Кузбасса». Эти слова золотом вышиты на красной бархатной ленте. И лента эта в квартире – на самом почётном месте, рядом с портретом брата-космонавта и семейным альбомом, который знает о её жизни всё. «А жаль, нет близко того кочегара, -- усмехается Раиса Архиповна. – Порадовался бы, что не ошибся!» А ведь, действительно, как в воду глядел тот незнакомый кочегар в поезде, что 83 года назад предсказал тощей рыжей шустрой девчонке: «Большим человеком будешь!»

А недавно новое лицо появилось в альбоме – Егорка – правнук Раисы Архиповны. Первый пока . Но в альбоме ещё много незаполненных страниц. Места на многих хватит.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.