Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Горизонты Геннадия Левина

Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Год минувший по счастливому совпадению был особым как для открытого акционерного общества (ОАО) « Суховский»/ ему исполнилось 20 лет/, так и для его бессменного руководителя Левина Геннадия Петровича. Его жизненный счетчик показывает 70! Величины сами по себе, казалось бы, не равнозначные. И, если предприятие с 20-летним стажем по всем меркам считается еще молодым, развивающимся, хотя опыт прожитых лет и говорит за его стабильность и основательность

, иное дело человек со строго отмеренным ему природой биологическим календарем, где все предопределено: родиться, учиться, работать и… просто жить. Геннадий Петрович, не входя в конфликт с природой, самим фактом своего бытия вносит в ее законы серьезные коррективы, и она, словно соглашаясь с его убедительными доводами, отступает, давая этому энергичному и страстно влюбленному в жизнь человеку очередной шанс для осуществления им своих планов, решений и задумок. Ему исполнилось 70 лет! Возраст серьезный, если учесть, что российская статистика отпускает русскому мужчине всего 59 лет, серьезный, но не критический, и этот постулат Геннадий Петрович подтверждает каждым днем своей жизни и работы на родном предприятии. А жизнь его, как в зеркале, нашла свое отражение в стихотворении известного кузбасского поэта Анатолия Иленко «Горизонты».

Пока ни в чем не разуверясь,
Ни в славе, ни в смятенье дней,
Я шел, на горизонт нацелясь,
Спеша догнать его скорей.
Я шел, а он отодвигался,
Я шаг- и он вперед на шаг,
К нему я вроде приближался,
Но выходило все не так.
Я шел и плыл, летел и ехал
То в одиночку, то гурьбой;
На всем пути встречал помехи,
Когда бывал самим собой.
Мне, может, жизни цель иную,
Попроще б выбрать, поскромней,
Я ж ухватился за такую,
Что впору богу сладить с ней.
И вот имею, что имею,
И копья не спешу ломать,
О днях прошедших не жалею,
Ведь горизонт- рукой подать.

Такое совпадение судьбы человека и стихотворения вряд ли можно назвать случайным. Оба они, и Левин, и Иленко, сибиряки, люди одной эпохи. Они давно знакомы и дружны той непритязательной мужской дружбой, которая завязалась еще в бытность их партийной работы: Левин Г. П. был 1-м секретарем Яшкинского райкома КПСС, а Иленко А.П.- Тисульского. И потому, наверное, стихи одного звучат в унисон судьбе другого…

Село Цыпино в Топкинском районе ведет свою историю с ХУ1века. По преданию основателем его был казак Иван Цыпин, пришедший в стародавние времена покорять Сибирь вместе с Ермаком Тимофеевичем. И хотя сейчас в селе нет людей с такой фамилией, легенда продолжает свою жизнь.

В тридцатые годы прошлого века это село уже не имело своей церкви: сгорела она в 20-е годы по недосмотру ли, а может быть как рассадник «опиума для народа», никто в селе этого сейчас не помнит. Единственное, что осталось в памяти народа: часть сгоревшего здания церкви разобрали, а в той части, что меньше пострадала от огня, еще долгое время располагался клуб. Но сами селяне, даже лишившись церкви, продолжали называть свое Цыпино селом, а не деревней, видимо решив, что статус поселению, как и имя человеку, дается один раз и на всю жизнь.

Располагалось Цыпино по обоим берегам небольшой речушки Большой Корчуган. Это сейчас после строительства запруды она выглядит как небольшое озерцо, а в предвоенные годы Большой Корчуган был многоводной речкой, где местная пацанва, да и рыбаки со стажем, ловили на удочку, на банки, мордушки или просто бредешком, много разной рыбы. Водились в ту пору здесь и щука, и окунь, и налим, а уж от пескаря отбоя не было. Потом уж она обмелела, в 60-е годы. Тогда же в Цыпино был солидный по тем временам колхоз имени Н.К. Крупской и была 7-летняя школа…

Бабушка Геннадия Петровича Левина по линии матери, Евфросинья Андреевна Зарубина, маленькая, сухенькая женщина, работящая, была человеком глубоко верующим, и потому во что бы то ни стало решила окрестить своего внука. Церкви в селе не было, значит не было и священника, но народ нашел выход- крестили по-крестьянски: в квашню наливалась теплая вода, и потом в нее окунали ребенка. Такое крещение называлось в селе «погружением».

Дед Геннадия Петровича, Трофим Владимирович Бычков, был человеком уникальным. Родился он в 1866 году и прожил сто лет. Его жизнь настолько была богата событиями, что впору писать книгу о нем самом…

… В 1890 году его призвали в армию. Сибиряки и уральцы тогда служили на Дальнем Востоке по 6 лет. Вернулся он домой в 1896 году. Неспокойно было в Сибири в конце Х1Х- начале ХХ веков. Только вернулся дед со службы, а вскоре война с японцами, и снова мужики из Цыпино, а вместе с ними и дед Геннадия Петровича, пошел в армию. Воевал, был ранен в шею, но, по счастливой случайности, серьезные органы задеты не были, и всю оставшуюся жизнь голова и шея служили ему хорошо, иначе не дожить бы ему до столь серьезного возраста.

…В 1912 году снова тревожно стало на Востоке. Война- не война, но сам дед это событие называл «китайский мятеж». И снова сибирских мужиков призвали в армию, снова надо было воевать… Что уж там было, дед особо не распространялся, но почти целый год его не было дома. Только вернулся из Китая, а тут война с германцем- 1914 год. И опять фронт, и опять война…

…В этот раз ему пришлось оборонять какую-то крепость. Комендантом ее был немец и, пользуясь неразберихой на фронте, в 1914 году сдал ее вместе с гарнизоном немецким войскам. Так Трофим Владимирович Бычков попал в немецкий плен, где ему пришлось провести целых четыре года.

Со слов Геннадия Петровича Левина, дед его был прекрасным рассказчиком, и когда за столом после стопки- другой начинал свой рассказ, то все другие разговоры моментально прекращались, а слушали только деда…

…Сразу после пленения русских солдат отправили в концлагерь. Конечно, те лагеря нельзя было сравнивать с концлагерями Гитлера, но все же пришлось хватить лиха. Немцы- народ рациональный: зачем зря кормить такую ораву, если их можно заставить работать. Так, после нескольких месяцев пребывания в лагере, дед попал в работники к одному немецкому бауэру. Кроме него этот бауэр взял еще двух пленных. Видел немец, что солдатики в лагере поистощали, и потому первую неделю только кормил своих будущих работников, давал им сил набраться.

После лагеря жизнь у немца показалась раем, хотя и здесь приходилось работать от зари до зари.: пахали, сеяли, ухаживали за скотиной, содержали в абсолютной чистоте двор- знакомая крестьянская работа.

Лишь в 1920 году удалось вернуться в родную деревню Трофиму Владимировичу Бычкову. И путь его из Германии лежал вокруг Европы, мимо Африки через Суэцкий канал. Был он в Индии, и уж потом добрался только до Дальнего Востока. Месяц пробыл в карантине на острове Русский, и по железной дороге, наконец, добрался до Новониколаевска. Одно придавало силы в этом долгом и трудном пути- домой шел!

А по возвращении узнал, что его родная жена, не дождавшись мужа из плена, снова вышла замуж, и остался он совсем один. А в ту пору бабушка Геннадия Петровича, Евфросинья Андреевна Зарубина ( в девичестве Меньшикова), овдовела- муж умер от тифа в том же 1920 году, и потому пересеклись судьбы этих людей, и так Бычков Трофим Владимирович стал отчимом Фаины Парфентьены Зарубиной, матери Геннадия Петровича, и самым что ни на есть настоящим дедом для него самого .

Не очень грамотный, дед тем не менее хорошо знал немецкий, и однажды, заглянув в тетрадки внука и учебник по немецкому языку, искренне удивился: как же вас учат в школе языку, если там все написано не по-нашему?! И тут же он рассказал, как учили они немецкий язык в плену у бауэра. Дали им разговорник, где слово было написано по -немецки, а здесь же- по- русски. А остальное- разговорная практика. Так малограмотный дед в 4 классе еще помогал своему внуку учить иностранный язык.

- А весь секрет успехов деда был в том-, поясняет Геннадий Петрович-, что нам-то этот язык был ни к чему, не понимали мы его значения в нашей будущей жизни, а для деда знание языка было равносильно жизни или смерти: захотел бы бауэр иметь у себя работника, который его не понимает, неизвестно, а значит опять- в лагерь. Уже потом, в горном техникуме я изучал немецкий язык, так очень милая учительница-старушка по фамилии Майер, жалея нас, говорила: «Ребятки, да поставлю я вам зачет по немецкому, вы же в шахту пойдете, а вернетесь ли?...». Нам нужен был тогда не сам язык, а зачет: без него нам не платили стипендию. А этого, как оказалось, было недостаточно, чтобы выучить иностранный язык. Более десяти лет в общей сложности я учил немецкий язык- школа, техникум, ВПШ-, а все равно я его знал хуже, чем мой малограмотный дед…

… Умер Трофим Владимирович в 1966 году, когда ему шел 100-й год. К тому времени он совсем потерял зрение и у него сильно болела спина. Еще в 55 лет он бросил курить, но табак нюхал до самой смерти, что называется, из двух зол выбрал меньшее. А последняя встреча внука с дедом случилась при следующих обстоятельствах:

- Я учился в Высшей партийной школе и работал в совхозе «Пашковский».- Вспоминает Геннадий Петрович,- Приезжаю к деду в Топки, и как он ни болел, а все поднялся с кровати встретить внука. Мы поговорили с ним, выпили немного, а вот закусывал он тогда или нет, я не помню. Распрощался я со всеми, и уехал, а через 3-4 дня получаю известие о смерти деда. Уже потом мы обнаружили на подоконнике зарубки, и поняли: он вел счет дням, когда он не ел. Так мой дед, осознав собственное бессилие и не желая быть обузой для других, практически сам определил срок своего ухода - заморил себя голодом.

А между тем детство Гены Левина ничем не отличалось от детства его сверстников. Ходили в школу, помогали родителям по хозяйству, а в свободное время катались на санках и лыжах со снежных горок и крутых берегов Большого Корчугана, ездили со старшими в лес за дровами. Так уж повелось в Цыпино, что летом редко кто из селян заготавливал дрова, все больше это делали зимой. На лошадях, а то и на коровах, если лошадей не было. Легче было доставлять их из лесу на санях, чем летом на телеге, да и летом других забот хватало крестьянам: пахота, сев, покос, уборочная.

А летом у всех пацанов Цыпино одна была забава- речка. Убегали с утра и до позднего вечера, купались до посинения, а вся еда, порой, состояла из куска черного хлеба, да лука с солью. Другим занятием для мальчишек был футбол. Мяча купить не могли- дорого!-, а шили из кусочков кирзы мячик, набивали его тряпками и гоняли на поляне.


- Много лет прошло с тех пор-, с легкой грустью вспоминает Геннадий Петрович-, кто-то уехал и следы потерялись, кто-то уже умер, а с кем-то иногда встречаемся… Анатолий Курдюков, мой дружок был, по соседству жил в детстве, умер пять лет назад…Братья Осинцевы, Николай и Анатолий, Зарубин Николай- их уже нет, ушли раньше времени. Хотя, как знать, каждому свое время! А вот Александр Поплавский сейчас на пенсии и живет в Новостройке. Иногда встречаемся, посидим за столом, вспомним своих дружков, и как снова в детстве побывали….

После школы он окончил сельхозинститут, работал главным агрономом в Топках, в Тисуле. Последние годы трудился на Новостройке, где и остался жить после выхода на пенсию. А в Цыпино живет его родной брат Николай, которому уже 80 лет. Он долгое время работал директором школы, а его жена, Мария Михайловна, меня учила в седьмом классе. Именно у нее я учился немецкому языку…

…Разводит жизнь друзей по разным краям. И самому Геннадию Петровичу пришлось поездить по стране: Ленинск- Кузнецк, Киселевск, Дальний Восток, Прокопьевск, Яшкино, Кемерово… И вроде бы недалеко родное село- час езды на директорской «Волге»,- а все дела держат крепче цепей. Не раз и не два порывался он навестить родные края, да все приходилось откладывать «на потом». Но уж в июне 2006 года, когда его пригласили на юбилей родной школы, осуществил-таки свою давнюю мечту Геннадий Петрович, и вместе со своей супругой, Нелли Федоровной, приехал в Цыпино…

На взгорке, перед въездом в село, остановил он машину и вышел.

Долго и пристально оглядывал Геннадий Петрович раскинувшееся перед

ним родное село, стараясь найти знакомые черточки, а то и просто вдохнуть

глоток того дорогого ему воздуха детства. Многое изменилось здесь за те тридцать лет, что прошли с момента последнего его приезда на родину, а со школьных лет и того больше- 55! Поредели и обветшали дома (народ так и стремится уйти в город, и село, как ни больно, отпускает своих питомцев). Нет старой школы, разобрали здание, и последние 40 лет цыпинские дети учились в другом, кирпичном здании. Оттого и неувязка получилась : отмечали 40-летний юбилей школы, а на празднике были ученики и учителя, что работали и учились в цыпинской школе еще в военные годы…

Поредели ряды сосен, что всегда были предметом гордости селян. Но, видно, такие разительные изменения произошли в сельском укладе жизни, что и деревья уже не в радость людям. Только и сохранились три дерева, да и то в том краю, где сельские избы пораскупили предприимчивые дачники из города Топки. И Большой Корчуган уже совсем не тот. Купался-то и рыбачил Гена Левин с друзьями в небольшой, но богатой водой и рыбой речке. После сооружения цыпинцами запруды в том месте, где раньше был мост через речку, Большой Корчуган сейчас стал похож на средней величины озерко. Рыба в нем водится, и лучшим тому доказательством - десятки детей и взрослых, расположившихся на покатых берегах водоема.

Как ни приятна встреча с родным краем, его природой, но оживляет ее, делает пронзительной и неповторимой, встреча с друзьями детства и юности. Их теплые слова и воспоминания навсегда западают в душу человека и согревают ее.

Первый визит в родном селе Геннадий Петрович наносит в дом к своей однокласснице Анне Андреевне Ренченской ( в девичестве Сапожниковой).

- Геночка приехал!- седая, небольшого роста женщина обнимает гостя.

- Анька, красавица ты наша!- и Геннадий Петрович по-дружески целует хозяйку дома…

Времени до открытия праздничного вечера в школе оставалось мало, но хозяйка с ее домочадцами успела напоить гостей чаем за столом под яблонькой, а тут, как водится, и воспоминания нахлынули…

- Школа-то у нас в Цыпино была семилетняя, и я в ней училась только три года, тогда и Гена Левин учился, в одном классе мы были… Он учился хорошо, всегда выступал на уроках. Порой, казалось, что он больше учителей знает… А спорщик был какой: если что-то не так, несправедливо, он всегда об этом скажет. Другие промолчат, а он скажет. Справедливость любил. В седьмом классе на биологии я отвечала на уроке, и учительница поставила мне «четверку». Так Гена встал и стал доказывать, что мне нужно было ставить «пятерку», что я все рассказала по теме

В разговор вступает Геннадий Петрович.

- Я не помню этого случая, но то, что рассказала Аня, похоже на меня…Ершистый был, а может быть и сейчас еще кое-где иголочки остались. Характер-то на всю жизнь дается, его не сменишь, как пиджак или ботинки

И опять же, Анька-то была первая красавица в классе, все пацаны смотрели на нее с замиранием сердца, и я тоже… И как тут не заступиться за свою избранницу- ведь это честь любому кавалеру!

- Ой, скажешь тоже, красавица,- немного кокетничая говорит Анна Андреевна ,- хотя, честно говоря, на невнимание со стороны мальчишек мне жаловаться не приходилось…

Легкая грусть на мгновение мелькнула в глазах женщины. И накануне 70-летнего юбилея лицо этой женщины сохранило следы былой красоты. Истинная красота- вещь постоянная: она или есть, или ее нет вовсе. Но даже прошедшие десятилетия не могли поколебать ни Геннадия Петровича, ни других участников этой домашней беседы, что когда-то, почти 60 лет назад, в Цыпинской школе действительно училась русская красавица Аня Сапожникова. Вот уж поистине: « Есть женщины в русских селеньях…».

…Гостей на юбилейный вечер съехалось много. В основном в родную школу приехали ее бывшие ученики, что сейчас живут в городе Топки, были и кемеровчане, а то и вовсе дальние- из Киселевска и Новокузнецка. Многим ее бывшим ученикам захотелось прийти на свидание со своей alma- mater. Особую, щемящую боль придавало этой встрече то обстоятельство, что накануне праздника было принято решение о закрытии цыпинской школы. Нет детей в селе, некого учить учителям, и сколько теперь таких сел и деревень по России?!

Официальную часть вечера ее организаторы решили провести в сельском клубе: не могла старая школа вместить всех своих учеников. Народ прибывал, кто на автомашинах, кто пешком, группами и поодиночке. Основную часть « цыпинских учеников» составляли люди 40-50 лет, немало было и 30-летних, а вот из одноклассников Геннадия Петровича и Анны Андреевны не было никого. Слишком уж далеко отстоит от дня сегодняшнего их школьный горизонт, и тем дороже он, тем памятнее…

Казалось бы, не найти в этой разноликой толпе своих знакомых Геннадию Петровичу, но едва он покинул свою машину, как к нему подошла приятная женщина средних лет и радостной улыбкой громко заявила:

- А этого человека я знаю!...Вы Геннадий Левин…извините, но отчество я вашего не знала…

- Здравствуйте-, несколько смущенно ответил Левин, и тут же добавил,- а я как-то не могу вас узнать…

- Я Маша Гаврилова, родная сестра Мишки Гаврилова…

А дальше последовали непременные объятия, дружеские поцелуи и разговор переходит «на ты», что является верным признаком того, что весь официоз позади, и дальше беседа продолжалась в дружеском тоне.

- Я была младшей сестрой Миши Гаврилова,- рассказывает Мария Григорьевна-, а он дружил с Геной Левиным, вместе они и поехали поступать в горный техникум в город Ленинск- Кузнецк. Я тогда смотрела на них как на взрослых, гордилась тем, что они меня знали, разговаривали со мной, как с равной…

Мишка после окончания горного техникума остался работать на шахте, где работал горным мастером его дядя, но пошел дальше его- он был начальником маркшейдерского бюро шахты…

Тридцать лет назад, в 1976 году поехал он на рыбалку, и с тех пор мы ничего не знаем о нем. Может быть, утонул сам, а может быть убили лихие люди. Мы почему-то думаем последнее. Как бы-то ни было, а человека нет. А вот Геннадия Петровича увидела среди выпускников цыпинской школы, и сразу узнала, хотя прошло больше пятидесяти лет.

- Ой, нет-, спохватывается Мария Григорьевна-, я ведь видела Геннадия Петровича в 70-е годы по телевизору, а было это так…

Еще жива была моя мама, и мы были дома. Она смотрела телевизор, а я чем-то занималась по хозяйству, и вдруг слышу мамин крик:

- Маша, Маша! Смотри, Генку Левина показывают!

Я к телевизору, и действительно там показывали Геннадия Петровича. А передача была о совхозе «Колмогоровском». Так наши цыпинские узнали новости о своем земляке. Тридцать лет прошло с тех пор, а Геннадия Петровича я узнала сразу…


…Но вот прозвенел звонок, и всех бывших выпускников пригласили в зал. Эмоциональные речи выпускников и учителей (а их было много в этот вечер), «перекличка» всех учителей, работавших в школе, поздравительные письма и телеграммы, подарки, концерт художественной самодеятельности, и много-много того, что навсегда запомнится бывшим ученикам родной школы. Отрадно было видеть среди учителей Марию Михайловну Поплавскую, которая в те далекие годы учила Гену Левина немецкому языку. Не мог присутствовать на вечере («давление подскочило, видимо от волнения!») ее муж и бывший директор школы Николай Евстафьевич Поплавский. Вела программу вечера директор школы Чернышова Тамара Семеновна. И одну главу в этой программе она посвятила Геннадию Петровичу Левину…

- «Меценат»- слово нерусское, но как же приятно его произносить и слышать, когда знаешь, что за ним стоит хороший человек.

Школа наша маленькая, бедная, и всегда чего-то не хватало. И тут кто-то мне подсказал, что в Кемерово работает директором совхоза «Суховский» наш бывший ученик Геннадий Левин. Узнала номер телефона и, робея, позвонила. Познакомились, рассказала о своих бедах, а неизвестный мне человек на том конце провода сказал уклончиво: «Посмотрим, чем можно вам помочь…». Честно говоря, я не особо верила, что кто-то вот так ни с того ни с сего раскошелится нам на помощь, жизнь не больно нас баловала… И как мы обрадовались, когда в школу поступила посылка из совхоза «Суховский», а там тетрадки, ручки, книжки, учебники, калькуляторы, и много еще чего, чего у нас всегда не хватало, а то и просто не было.

Потом я еще раз обратилась за помощью, когда мы делали ремонт в школе. Геннадий Петрович выслушал меня, и также обещал подумать, а через несколько дней сам позвонил, и спросил, какого цвета обои нам нужны…Господи, думаю, да нам любые пойдут, а он…И в этот раз мы получили помощь от Геннадия Петровича. Ну, разве такое забудешь?!

И сейчас, когда мы приглашали Геннадия Петровича на юбилей школы, то он, поблагодарив за приглашение, спросил: а какая помощь нужна? Не стесняйтесь.

И такие вот люди жили и учились у нас в Цыпино! И если человек дорожит памятью своих родных и близких, если он не забыл свою малую родину- это настоящий человек! И сегодня этот человек наш гость- Левин Геннадий Петрович!

И переполненный зал деревенского клуба вновь взорвался бурей аплодисментов. Светло и радостно состоялась встреча Геннадия Петровича Левина с родными местами, родной школой, с людьми, которые за долгую и непростую жизнь стали ему и близкими, и родными…

… Так случилось, что своего родного отца Геннадий Петрович Левин не помнит…почти не помнит. Знает от матери, что имя его было Алексей Шеховцов. Ушел отец добровольцем на финскую войну и не вернулся- пропал без вести. . И остался у сына в памяти такой миг, словно отблеск далекого огня- яркий солнечный день и большой мужчина держит его на руках- и все… В 1943 году его мама, Фаина Парфентьевна, вышла замуж во второй раз, за Левина Петра Федоровича. И было ей тогда всего-то 26 лет. Петр Федорович усыновил маленького Гену, и стал он для него самым настоящим отцом без каких-либо кавычек.

Петр Федорович Левин никогда не состоял в колхозе. Он прожил 62 года. Во время войны работал токарем, где попал в аварию и потерял ступню одной ноги, потому и в армию не взяли- проявлял себя на трудовом фронте. Образование он получил на рабфаке, в Петербурге. И, похоже, рабфак дал Петру Федоровичу хороший объем знаний, потому как он в своей жизни, кроме как в вагонном депо ст. Топки, работал в горсовете, заведовал избой-читальней в селе Цыпино. Последние годы жизни отец сильно страдал от сахарного диабета, и умер вслед за дедом Геннадия Петровича в 1967 году.

Мама Геннадия Петровича, Фаина Парфентьевна, имела начальное образование и работала в колхозе штурвальным на комбайне, а позднее, в Топках, охранником, сторожем. В военные годы в городах жили впроголодь, и потому своего сына Гену Фаина Парфентьевна отправила на проживание к своим родителям в село Цыпино, где они с мужем бывали наездами. Там и рос их сын, набирался сил до того самого времени, пока не пришла ему пора идти в большую жизнь… С 1917 года была Фаина Парфентьевна, жила все время в Топках, и потом уже сын навещал ее наездами- больно много хлопот было у Геннадия Петровича, чтобы чаще видеться. В 1991 году она скончалась. И похоронил ее сын на топкинском кладбище рядом со своими отчимом и дедом.

Как ни рано познал крестьянский труд Гена Левин, а ведь могло так случиться, что ушел бы он с земли однажды и навсегда. Учеба в горном техникуме, служба в армии, работа на шахте. Такой вот вираж дала жизнь Геннадия Петровича на определенном этапе. А все же позвала его родная земля, и откликнулась душа крестьянская. Каких соблазнов только не было на пути: инструктор в РК КПСС, редактор районной газеты, первый секретарь райкома партии… Но вернулся Левин на родную землю, да не гостем и дачником, а хозяином с большой буквы!

…И первым шагом его в этом направлении стал совхоз «Пашковский», куда направили его секретарем парткома. И вот как вспоминает «свои» выборы в партийной организации совхоза сам Геннадий Петрович Левин.

- …Юргинский райком партии рекомендовал меня на эту должность ( то время Юргинский и Яшкинский районы еще не разделились-авт.), а избирать меня должны были сами коммунисты совхоза. Приехали мы с работником райкома партии Шабановым Алексеем Александровичем в совхоз, собрали собрание- 153 коммуниста. Председатель собрания зачитал мою анкету, дал характеристику и проч. И тогда из зала раздался крик:

-Пусть он встанет!

Я встаю. Мне 26 лет, худющий, на голове шевелюра…

- Пусть расскажет свою биографию!

И как только я сказал, что по образованию я шахтер и четыре года работал на шахте- избрали единодушно! Вот какое было уважение тогда к шахтерскому труду, да и где, в сельской глубинке, где о шахте только слыхом слыхивали! Так я стал парторгом совхоза «Пашковский»…»

Нелегко было молодому парторгу осваивать новое для себя дело. Благое дело, что во главе совхоза стоял опытный и крепкий хозяйственник Поляков Андрей Александрович. Так и шли они в одной упряжке, деля поровну и славу, и заботы. В совхозе «Пашковский тогда работало 1200 человек, а его пахотные угодья составляли более 7 тысяч гектаров, и раскинулись они на северо-востоке Кузбасса вплоть до самых границ Томской области. А чтобы управиться с таким хозяйством директору положен был автомобиль «УАЗ», парторгу- мотоцикл, да еще одна на двоих выездная лошадь. Совхоз был животноводческого направления, но в 1964 году он дал три плана по хлебозаготовке! К этому достижению уже имел прямое отношение и ее молодой секретарь партийной организации Геннадий Левин.

Рано утром, еще затемно уходил из дома молодой секретарь парткома, и также потемну возвращался домой, где его у домашнего очага терпеливо ждали жена и маленькие сыновья…


Из воспоминаний Левиной Н.Ф.

« …Под жилье нам выделили комнатку в здании совхозной ветлечебницы на краю села. С одного края лечебница, а с другого края дома- квартирка, а совсем рядом, казалось из окна можно рукой достать, кедровые заросли. Приходилось дровами печку топить, за водой в колодец ходить, а подъем у нас был до зари…С самого раннего утра в лечебницу ведут животных, а они ревут- будильника не надо!

И еще одно меня удивило в первое время- тишина. В городе-то шум всегда есть какой-то, а здесь другое… Утром проревутся коровы у ветлечебницы, и тишина. Протарахтел где-то трактор, и опять тишина. И так весь день! Село большое, а людей почти не видно: кто в поле, кто на ферме…А еще меня поразила грязь на улицах после дождя или в весенне-осеннюю распутицу, тут и трактор, порой, застревал… Но Геннадию Петровичу работа нравилась. У нас не принято обсуждать дома производственные дела, поэтому каких-то деталей из его службы я не знала. И в таком ритме мы прожили в Пашкове 3, 5 года…».

Как бы ни было много забот у парторга, а все же еще одно событие в жизни Левина нашло себе место в этот пашковский период: именно тогда он поступил учиться в ВПШ- Высшую партийную школу при ЦК КПСС, филиал которой находился в Новосибирске.Почувствовал, видно, парторг, что маловато ему знаний, полученных в горном техникуме, да и профиль не тот. Если продолжать работать в сельском хозяйстве, то путь прямиком лежит в сельхозинститут. Так и настроился Геннадий Петрович, но тут, пожалуй, в первый раз выразила свой протест его супруга, Нелли Федоровна: « Ни за что!». И пришлось Геннадию Петровичу послушаться свою половину, и по рекомендации райкома партии он поступил в ВПШ…

Семь лет прошло с тех пор, как на Яшкинскую землю приехал посланец шахтерского Прокопьевска Геннадий Левин. Всего семь лет, а сколько уже позади: работа парторгом в совхозе, заочная учеба в ВПШ, работа в райкоме, редакторство…И на всех постах Геннадий Петрович показал себя энергичным, инициативным руководителем, чутким и добрым человеком, что всегда особо ценилось простыми людьми в руководителях любого ранга. К покорению своего нового горизонта, связанного с хозяйственной деятельностью, Геннадий Левин подошел в возрасте 33 лет. А для этого у него было все: опыт, знания, здоровье, энергия и, главное, огромное желание работать. В 1970 году Геннадия Левина назначают на должность директора птицеводческого совхоза «Колмогоровский»…

Поселок Колмогоровский находился в 50 километрах от областного Центра и никогда не блистал плодами цивилизации: асфальта здесь не было испокон века, и от областной трассы к конторе отделения вела грунтовая дорога, которая в весенне-осеннюю распутицу, а то и после хорошего летнего дождя, оставалась доступной только тракторам да «Газ»икам, но при условии, если был включен передний мост. В поселке не было централизованного отопления, и о цивилизации напоминали только «лампочки Ильича», да краны с холодной водой на ферме и в конторе. Здесь в то время даже не было сельсовета, а из кирпича в поселке было только здание «молоканки» да еще был заложен фундамент под два 16-квартирных дома. Зато кругом стоял густой лес, а в центре, где сейчас высится здание дома культуры, было болото…

До сих пор колмогоровцы работали на 5-м отделении животноводческого совхоза «Барановский», теперь же на его базе должно было подняться птицеводческое предприятие. Перепрофилирование совхоза проходило на марше, и потому по итогам 1-го полугодия 1970 года колмогоровцы сдавали государству как мясо кур, так и коровье молоко.

Темпы, взятые совхозом «Колмогоровским» в становлении собственного производства, были поразительны. В 1970 году еще только шло переоборудование производственных помещений (из телятников- в птичники), но коллектив ухитрился за такой короткий промежуток времени выйти в передовые предприятия района, о чем свидетельствует небольшая заметка «Знамя – совхозу «Колмогоровский», что была опубликована в газете «Путь Ленина» от 18 июля 1970 года.

«… Бюро Яшкинского РК КПСС, исполком районного Совета депутатов трудящихся, президиум райкома профсоюза работников сельского хозяйства и заготовок на совместном заседании подвели итоги соцсоревнования среди совхозов … за первое полугодие 1970 года….

…Переходящее Красное знамя…присуждено совхозу «Колмогоровский» ( директор тов. Левин Г.П., секретарь парторганизации тов. Шрайнер В.А., председатель рабочкома тов. Пупов К.М.), выполнившему полугодовой план продажи государству мяса птицы на 261, 4%, молока- на 174,7%...».

Первой и главной задачей перед руководством совхоза стало строительство хозяйственных объектов: птичника, склада, котельной. Чуть позднее принялись за строительство жилых домов, школы, дома культуры, а кое-где в центре поселка уже положили первый асфальт. И все это время сам директор со свой семьей жил в скромненьком деревянном домике на 1-м этаже с такими же скромными удобствами ( горячая вода появится в поселке много позже). Это сейчас иной руководитель, едва заберется в кресло, как норовит себе особняк отгрохать или квартиру побольше отхватить, но Геннадий Петрович не спешил: сначала –производство, потом – жилье для людей, а здесь и о себе подумать можно- то же ведь человек! И люди оценили скромность своего директора. С кем не приходилось говорить потом автору, в голос заверяли: едет по поселку Левин на машине на малой скорости, а люди останавливаются, приветствуют его, здороваются, и он им кланяется из машины… Это не было каким-то заискиванием (пусть даже запоздавшим на 20 лет) простых людей перед руководителем, а искреннее уважение, и даже какая-то нежность слышались в словах жителей Колмогоровского. Так люди выражали свое отношение к бывшему руководителю. И еще одну удивительную черту отмечали у Геннадия Петровича: всех селян он знал по имени отчеству! Ни одна свадьба или крестины не проходили без директора, словно верили люди, что одно только его присутствие принесет удачу и радость в их дом.

…В 1975 году «Колмогоровский» стал совхозом-миллионером и первым в области стал производить мясо бройлерной птицы.

Многие работники совхоза в связи с этим событием были награждены медалями, почетными грамотами, ценными подарками и денежными премиями, а их директор получил свою первую государственную награду- орден Трудового Красного Знамени. Через несколько лет, в 1981 году, на его груди заблистал рубиновой звездой орден Октябрьской революции, а в 1995 году Геннадию Петровичу было присвоено почетное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации». Позднее, уже за трудовые заслуги в должности директора совхоза «Суховский» ему будут вручены медали «За особый вклад в развитие Кузбасса» 2 и 3 степеней, «За служение Кузбассу», «За бизнес во имя созидания», «За веру и добро», «Золотой Знак Кузбасса», орден «Доблесть Кузбасса».

Наряду с развитием производственной базы хозяйства и благоустройством поселка колмогоровцы неустанно повышали и его культурный статус. Начинали с малого- с художественной самодеятельности, а дальше –больше, уже скоро жители многих городов Кузбасса стали завидовать колмогоровцам. Директор совхоза Левин, понимая, насколько тяжел труд его работников, и то, что многие из них не имеют ни времени, ни средств для посещения культурных заведений областного города, старался сделать все, чтобы культура пришла к ним в родное село. Поддерживая хорошие дружеские отношения с директором филармонии Юровским, Геннадий Петрович всегда находил возможность договориться с приглашением на концерт в совхозный Дом культуры именитых артистов не только из Кемерово, но и из Москвы. В конце 70-х- начале 80-х здесь побывали звезды кино, театра, эстрады: артисты Большого театра Александр Ворошило, Александр Михайлов и др.; певцы Евгений Мартынов, Надежда Чепрага, Татьяна Петрова; выпускники Щукинского театрального училища; артисты эстрады Владимир Винокур, Левон Оганезов; артисты кино Вячеслав Тихонов, Игорь Гостев, Александр-Панкратов- Черный, и другие.

Частыми гостями в поселке были и зарубежные артисты из Вьетнама, Польши, Чехословакии, ГДР. Венгрии и Югославии. Они неизменно отмечали как радушие селян, так и оформление Дома культуры… Посещение концертов для работников совхоза было бесплатным- так руководство совхоза на деле поднимало культуру масс на селе. Надо сказать, очень скоро сами жители Колмогорово отметили у себя какую-то необъяснимую тягу к культуре: в библиотеке всегда было много посетителей, в каждом доме подписывались сразу на несколько крупных газет и журналов, на улицах мусор не бросали и не лузгали семечки, а ходить в магазины или просто по селу в халате и в тапочках- считалось верхом неприличия! Никто не запрещал, не было никаких приказов, но, видимо сам уклад жизни, сложившийся в 70-80 годы сформировал у людей такое отношение к культуре. Поселок Колмогоровский в эти годы неоднократно признавался самым благоустроенным в области, а лекторы и пропагандисты из общества «Знание» любили проводить здесь свои семинары.

Здесь же в эти годы любил бывать известный советский художник Павел Афанасьевич Чернов.


Из материалов Интернетсайта

«…Чаще всего он (художник Павел Чернов)ездил в Яшкинский район, где он облюбовал совхоз «Колмогоровский». Директор совхоза Левин Геннадий Петрович создал ему все условия для работы и отдыха, разрешил свободное посещение птичников. Он оставил у Павла в душе очень добрые и светлые воспоминания. Альбом художника пестрил зарисовками птичниц, птичников, птиц…».

Человек энергичный, деятельный, Геннадий Петрович Левин всегда отдавал предпочтение работе живой, созидательной, от которой и людям хорошо, и самому на сердце приятно. За тринадцать лет работы в Колмогорово он столько там отстроил домов и производственных объектов, так благоустроил поселок, что и сейчас, спустя 20 лет, люди поминают его добрым словом. Оказавшись в кресле первого секретаря райкома, он также активно принимается за благоустройство районного центра, за строительство жилых домов и объектов соцкультбыта, и только вопрос о строительстве собственного жилища он отодвигает на более поздние сроки (как это было в Колмогорово, за что он снискал тогда среди селян особое уважение). А его собственная семья продолжала жить в Колмогорово, откуда он каждый день ездил на работу за 35 километров, в районный центр Яшкино. Это-то обстоятельство и зацепило за живое некоторых завистников и бюрократов, готовых выполнять любое предписание сверху от «а» до «я, даже если оно будет противоречить разумной логике.

В феврале 1986 года в Москве состоялся очередной, ХХУ11 съезд КПСС. Наряду с вопросами идеологическими и экономическими, на нем большое внимание было уделено партийной дисциплине. «За чистый и честный облик партийца, за принципиальную кадровую политику»- именно так назывался один из разделов отчетного доклада генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева М.С. Та встряска, которую дали всей стране андроповские реформы, явили миру серию крупных коррупционных дел в Узбекистане, Казахстане и некоторых других регионах. И хотя после прихода к власти Горбачева накал антикоррупционной борьбы пошел заметно на спад, но еще наблюдались всплески активности у некоторых региональных партийных чиновников. Сработала система «партийных приводов», а попросту- перестраховка, боязнь «не засветиться» на высшем уровне в причастности к этой самой антикоррупционной борьбе, даже если для нее не было никаких оснований. Как бы то ни было, но в марте 1986 года Левина освобождают от должности секретаря РК КПСС Яшкинского района с формулировкой: «… за несамокритичную оценку своих действий и неправильное поведение…». А на деле все было проще: просто не успел Геннадий Петрович достроить свой дом в Яшкино в определенный обкомом срок, потому как не мог снять строителей со строящегося детсада…

Потерять любимую работу всегда больно, обидно, досадно- это, пожалуй, все поймут, да только молодое поколение, не знавшее сути нашего недавнего социалистического бытия, может, пожалуй, не понять, что тем приговором, который был вынесен секретарю райкома партии Левину в марте 1986 года, практически перечеркивалось все его будущее как в по партийной линии, так и по линии госслужбы. Считалось так: если человека сняли с высокой партийной должности, как не оправдавшего доверие, то и на других руководящих должностях ему нельзя доверять. Такой была логика жизни в нашем недавнем социалистическом прошлом.

Логика логикой, но, как оказалось, и у нее есть свои исключения. Прошло совсем немного времени, и об опальном секретаре райкома партии вспомнили, да и кто…


Из воспоминаний Левина Г.П.

«… Сижу дома, горюю, а тут звонит Лучшев В.П., секретарь обкома КПСС: « Ты бы приехал, поговорить надо…Тебя же трудоустраивать надо…»…Предложений было немало: директором какого угодно хозяйства и в любом районе, но только не в Яшкино. И Николай Адаменко, работавший в отделе сельского хозяйства обкома партии,предложил мне «Суховский». Его еще не было этого совхоза, он только строился, и тогда меня назначили директором по эксплуатации. Я согласился. Во многом мой выбор был предопределен и желанием моей жены, а она сказала: поедем только в Кемерово! Доложили о моем решении Лучшеву, Ермакову, и так я оказался в Кемерово…».

…Теперь, по прошествии многих лет, даже из старожилов- суховцев мало кто знает, что под строительство будущего тепличного комбината предлагались три площадки, и каждую из них комиссия Минсельхоза СССР тщательно исследовала еще в 1977 году.

Первый вариант предполагал размещение новой стройки на землях совхоза «Мазуровский»- в 500 метрах от жилого поселка Пригородный Кемеровского района. В соответствии со вторым вариантом строительство должно было развернуться на землях Кемеровского совхоз- техникума, что был расположен на юго- восточной окраине областного города. И, наконец, третий вариант предполагал вести строительство тепличного хозяйства на пахотных землях совхоза «Восход», вблизи деревни Дедюево ( Топкинский район).

После глубокого анализа всех «плюсов» и «минусов» комиссия единодушно избрала второй вариант строительства. При этом учитывались многочисленные факторы, как то: рельеф местности, залегание грунтовых вод, близость городских объектов жизнеобеспечения ( водо- и теплоснабжение, энерго- и газоснабжение). Бралось во внимание даже господствующее направление ветров на избранной территории. Наконец, в марте 1983 года началось строительство первого пускового комплекса комбината мощностью 3 га, а в конце июня 1987 года государственная комиссия Агропромышленного комитета СССР приняла данный объект с высокой оценкой качества. Приказ №654 по Госагропрому РСФСР от 27 июля 1987 года стал, чем-то вроде свидетельства о рождении нового сельхозобъекта в Кузбассе:

« … в связи с ходатайством Кемеровского облисполкома от 15 июля 1987 года №1061 и в дополнение к приказу Госагропрома РСФСР от 21. 03. 86 № 236,

П Р И К А З Ы В А Ю:

2. Организовать : тепличный комбинат «Овощной».

Первый заместитель председателя комитета,

министр РСФСР В.И. Наумов».

Не прошло и трех месяцев, как тепличный комбинат «Овощной» получает свое настоящее имя- совхоз «Суховский».

К этому времени стаж работы Левина Г.П. на данном предприятии составлял уже полтора года: сначала он работал в должности директора предприятия по эксплуатации, а с июля 1987 года Геннадий Петрович становится у руля своего предприятия и до сих пор остается его бессменным руководителем.

С первых дней рядом с ним трудились в совхозе Морозкина Л.К., Марачевская Г.М., Кулемина В.Н., Гармашова И.Н., Кузнецов Г.П., Попов В.Н., Маякина Г.М., Сироткина Р.М., Аристова Т.А., Мухортова Н.Ф. и др. Чуть позже пришли в коллектив незаменимые специалисты своего дела- Петягова В.Г., Иванова М.В., Машьянов А.Е., Худяков В.Н. Кто-то из них уже на заслуженном отдыхе, но многие из них и сейчас работают на родном предприятии и самоотверженный труд их отмечен правительственными наградами и почетными званиями.

Двадцать лет- срок немалый, как в жизни человека, так и в жизни предприятия. Есть, что вспомнить, есть на что равняться… Первый урожай овощей в 1987 году в «Суховском» составил всего 367 тонн. Согласно проекту здесь должны были выращиваться только огурцы, томаты и лук, но уже в следующем году в совхозных теплицах получили прописку салат, укроп, петрушка, сельдерей, а общий урожай овощей составил 1707 тонн. Год от года суховские овощеводы, все больше и глубже осваивая секреты тепличного производства, расширяют ассортимент своей продукции и увеличивают валовый сбор урожая. В юбилейном я 2007 году в «Суховском» выращивалось 14 наименований культур, среди которых нашли свое место кроме привычных огурцов и томатов, баклажаны, лимоны, земляника, розы и др., а валовый сбор продукции превысил 5 тысяч тонн. Большая ее часть поступает на рынки Кемерова и других городов Кузбасса, также ее часть находит своих покупателей в Новосибирской области и Красноярском крае.

Хоть и цветут круглый год в теплицах розы, а сказать, что путь ОАО «Суховский» усыпан ими нельзя. Как и все россияне, трудно пережили суховцы развал СССР. Новые времена требовали нового подхода к своему делу, и овощеводы «Суховского» искали свои пути в рынок. Не все получалось, ошибались, тут же исправляли свои ошибки и шли вперед…

…Широко и радостно отмечали овощеводы «Суховского» свой 15-летний юбилей. На праздник, который проводился в Доме культуры поселка Металлплощадка, приехали представительные делегации из разных концов Кузбасса, с Алтая, Новосибирска, Красноярска, но самым почетным гостем суховцев был губернатор Кемеровской области А. Г. Тулеев. Лучшие работники предприятия получили заслуженные награды, ценные подарки, денежные премии, а потом состоялся большой праздничный концерт.

Таким же ярким и запоминающимся выдался в 2007 году праздник, посвященный 20-летию «Суховского». Цветы, музыка, добрые пожелания друзей- вместе с суховцами радость разделили и жители поселков Суховский и Металлплощадка. И первые слова поздравления и благодарности были обращены в адрес его бессменного руководителя- Геннадия Петровича Левина. Для него этот год был юбилейным вдвойне: если его детищу, ОАО «Суховский» исполнилось 20 лет, то самому Геннадию Петровичу- 70! И он по- прежнему в строю, у руля. Он по-прежнему силен, энергичен, а рядом- его коллеги, друзья, его близкие. ..

В далекие, теперь уже, 80-е года в новый совхоз с разных заводов Кемерово женщины приходили целыми бригадами. Кто-то надеялся получить здесь квартиру (и, как правило, получали все!), кто-то уходил от заводского шума в «суховский оазис». Работали, оставались, а вслед за ними в совхоз приходили мужья- мужской работы здесь тоже хватало! А там и дети их, подрастая, шли в тепличное хозяйство. Так случилось, что за минувшие двадцать лет в «Суховском» сложились многочисленные трудовые династии. Давно и с полной самоотдачей работают здесь трудовые династии Покатиловых, Маякиных, Поповых, Сироткиных, Владимировых, Панкратовых, Кутлинских, Войтовичей, Марачевских, Машьяновых, Кулеминых- Ведерниковых. Более двадцати их сегодня на предприятии. Но несомненным лидером среди династий по солидарному трудовому стажу является династия Левиных- почти 90 лет! О лидерах должен быть особый рассказ…

Основателем этой трудовой династии является Геннадий Петрович Левин. «Мои года- мое богатство!»,- отвечал директор, когда его поздравляли с 70-летним юбилеем. Наверное, всегда легче и интереснее работать, когда рядом с тобою родные люди. А первым заместителем у директора ОАО «Суховский»- Левин Дмитрий Геннадьевич, младший сын, юрист, кандидат экономических наук. Супруга Геннадия Петровича, Нелли Федоровна- начальник отдела кадров. Ее стаж работы в этой области давно превысил 40 лет. Жена Дмитрия Геннадьевича, Ирина Викторовна,- заместитель начальника отдела реализации. Антон Игоревич Левин, внук Геннадия Петровича и Нелли Федоровны- экономист финансового отдела. Почти тринадцать лет работала заведующей лабораторией Людмила Максимовна Левина, невестка Геннадия Петровича. Но сейчас она вместе с мужем, Левиным Игорем Геннадьевичем (отставным военным полковником) живет в Москве. Поработала немного в совхозе и жена Антона, Жанна Владимировна, но сейчас она трудится в налоговой инспекции. Внучки Геннадия Петровича и Нелли Федоровны, Татьяна и Нелли, еще учатся в вузах Кемерово и Москвы, соответственно, на юриста и экономиста. Как знать, может быть и им в свое время захочется пополнить династию Левиных в ОАО «Суховский». И лишь самая младшая в левинской родове, Настенька,

( дочь Антона и Жанны) пока еще не определилась с будущей профессией, но ей это простительно, потому как ей всего два годика…

…Непростые стоят времена на дворе, но не оставляет людей Вера в то, что скоро наша жизнь станет лучше. Верят тепличницы, специалисты, верит директор в правоту и нужность своего нелегкого крестьянского труда. Верят в свою Удачу. Геннадий Петрович верит в нее, потому что знает ( и жизнь не раз это доказывала), что Удача приходит только к тому, кто Дело делает…

А суховцы верят своему бессменному руководителю, верят в свое общее дело и Веру эту подтверждают каждодневным самоотверженным трудом

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.