Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Фамильные байки

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Содержание материала

История нашей семьи за 250 предыдущих лет.

Ведь СЕМЬЯ всегда была (и в «царское», и в «советское», да и в нынешнее время) – основной ячейкой общества. Недаром 2008 год объявлен нашим Государством ГОДОМ СЕМЬИ. Я постарался в своём изложении сохранить аромат той эпохи, в которой они (наши родственники) рождались, жили, трудились, воевали, рожали детей и умирали. Пытался сохранить ИХ стиль поведения и ту манеру именно ИХ разговора, которые запомнились мне. Говоря ИХ, я имею в виду всех тех, кто попал в хроники – наших с вами родственников. Может быть, что кто-то и не обнаружит себя в данном издании? Где-то неправильно указаны даты. Извините! Нет у меня всей информации (к сожалению). Что-то и забылось по истечении времени, в байках мало помнится плохого. Не помнятся имена предателей и недругов нашей семьи. Может быть, и хорошо, что плохое забывается быстрее, чем хорошее! Так уж устроена наши: психика и мозг. Байки объединены в хронологические события по родственным ветвям. Древо (независимо от нашего желания) продолжает расти и ветвиться, даёт новые побеги. Однако, расползаясь своими ветвями по всему миру, оно заставляет нас всегда помнить о корнях! О тех наших предках, которые дали нам редкую на Земле фамилию КАБИНЫ. Так, будем же, достойно и гордо нести её по Земле! Вот и закончилась вводная часть. Пожалуй, можно и начинать БАЙКИ. Однако, разрешите мне представить соавторов. Мои соавторы – все люди, чьи полные фамилии, имена и отчества упомянуты в этом маленьком семейном наследии! Спасибо им!
 

Про отца нашего орла

Почему орёл? Папу считали красивым по тем временам. Недаром наша (не менее красивая) мама Мария Лаврентьевна (до замужества Толкунова) обратила на него внимание. Закончив сельскую школу, наш папа уехал в город Прокопьевск и устроился на шахту имени Рухимовича (теперь шахта «Зиминка»). Здесь он прошел путь от чернорабочего до инспектора по качеству угля, а позднее «дорос» до начальника отдела технического контроля шахты «Зиминка». Николай был франтоватым парнем, на всех фотографиях он в пёстрых галстуках, модных в то время (у него их было, помню, аж целых – три). Эту любовь к галстукам он пронес через всю жизнь, любой выход из дома – в магазин, на базар, на работу или к соседу – начинался у трюмо, где он тщательно навешивал галстук на рубашку (до конца своей жизни он так и не научился вязать узел). Николай любил ходить на танцы со своей гармонью. Однажды там он и встретил свою судьбу – нашу маму. Красивая девушка тоже обратила на франтоватого гармониста своё внимание. Маша Толкунова тогда работала свинаркой в совхозе, где одним из руководителей был её брат. Он и увёз свою сестру от голодной жизни из Саратовской области сначала в Хакассию (г. Абакан, село Боград, д. Шира), а затем в Прокопьевск, где уже строились новые шахты, где нужны были рабочие руки и где платили хоть какую-то зарплату. Так и соединили свои судьбы саратовская девушка с великой русской реки Волга – Мария ЛаврентьевнаТолкунова(кстати, родилась она в Международный женский день 8 марта 1912 года, поэтому в нашей семье к этому двойному празднику в семье – особое отношение) и сельский паренёк, мечтающий стать интеллигентом в первом колене с маленькой сибирской речушки Аба – Кабин Николай Николаевич (родился, напоминаю, как и его отец Николай Васильевич Кабин в православный праздник День святого Николая Угодника – 19 декабря 1916 года).

 

Про любовь земную

Любовь вспыхнула сразу, но родственники Николая не очень-то хотели получить нового члена семьи из бедняков, ведь приданного за Марией – подушка перьевая да сменное васильковое ситцевое платье (неровня купеческому внуку, который уже имел свою гармонь – мерило зажиточности). Мария перешла из своей землянки на попечение Николая. Поскитавшись по чужим углам, новая ячейка социалистического общества (без всякой регистрации) стала жить-поживать да добра наживать, т.е. «сожительствовать» (так называли такую совместную семейную жизнь в народе тогда), а теперь это зовут гражданским браком. Трудолюбивой Марии, как передовому бригадиру свиноводческой бригады, однажды выдали премию – осеннее пальто да путевку в дом отдыха «Ашмарино», что под Новокузнецком. Только после этого приняли «сожительницу» Николая кабинские родственники. Но холодок в отношениях еще долго сохранялся. Наверно, были и унижения, поэтому Мария даже хотела уйти от Николая, уже пошла покупать билет на вокзал, да он, узнав от соседей, что Мария уехала, на лошади прискакал на железнодорожную станцию и со слезами на глазах (даже плакал, рассказывала мне мама) всё-таки уговорил Марию остаться, пообещав переехать в Прокопьевск и жить отдельно. И только после таких заверений, смог привести свою 22-х летнюю гражданскую жену в фамильный пятистенок – двухкомнатную хату в деревне Сергеево. Вскоре молодожены, как отец и пообещал, переехали в Прокопьевск. В 1935 году, наконец-то, Николай да Марья купили «засыпушку» (домик – полуземлянку, сколоченную из досок и с засыпанным для теплоты землей или угольной золой пространство между досками, уже на улице Тайбинская, где впоследствии и стали рождаться дети: Владимир, Аннушка, Тамара, Александр, Вячеслав и Леонид. В 1937 году, по ложному доносу Николай Николаевич был арестован («знаменитая» 58-ая статья, прим.10). А 21 октября 1937 года – приговорён к 8 годам лишения свободы. Получил он их за «контрреволюционную» деятельность. (Смотри ниже документы сфальсифицированного уголовного дела). Тут ему припомнили молотилки, лошадей и мельницу его деда Василия. К тому времени уже год как родился первенец – сын Владимир(1936 г.). Папу этапом перебросили на строительство Байкало-Амурской магистрали (БАМ). Очень трудно приходилось Марии с двумя детьми на руках, без официально зарегистрированного брака. Хотя этот факт (может быть) и спас её саму от ареста – ведь по документам она была Толкунова (а не Кабина).

 

Р-р-революционная байка

А может быть, учли то, что в годы Гражданской войны, когда власть в Сибири менялась почти ежедневно (то колчаковцы, то белочехи, то Советы), семья Толкуновых в Хакассии спасла от белогвардейцев жизнь комиссара Красной Армии ГЛУХИХЕВГЕНИЯ АФАНАСЬЕВИЧА, который, впоследствии, стал большим партийным, государственным деятелем в Москве и который ещё долгое время (примерно до средины 60-х годов прошлого века), находясь в переписке с семьёй Толкуновых, благодарил их за своё спасение. Мама любила рассказывать, что и ей досталось плетей от колчаковцев, когда они искали комиссара (а ей было всего 5-6 лет). Однажды, увидев, что в деревню Боград, где они жили, входит белогвардейский отряд карателей, её мать (наша бабушка) сунула своей дочке несколько гранат, оставшихся от комиссара, и приказала быстро шмыгнуть под нижнюю большую балку их хаты, куда могли залезть через узкий лаз только дворовые собаки. Маша с трудом, но от страха очень быстро, оказалась под избой и закопала гранаты в землю. Колчаковцы обыскали весь двор. Один из солдат заглянул в отверстие под домом и увидел, что в темноте блестят чьи-то глаза. Думал, что собака и хотел её пристрелить, но мамина мама громко закричала, что там дочь. Солдаты приказали Маше вылезти из-под дома. Но она, то ли от страха, то ли от волнения застряла в дырке. Каратели долго возились с девчушкой. Кое-как все-таки вытащили плачущую девчонку из-под дома. Командир от души врезал плёткой по хрупким детским плечам. Так и осталась отметина Гражданской войны на мамином теле на всю жизнь. Наша мама потом, ещё долго носила комиссару в пещеру за околицей, где он прятался, хлеб и молоко. До тех пор, пока Красная Армия не отогнала беляков из Хакассии. Но это отступление от биографии моего Бати.

 

Между жизнью и смертью

Наш отец боролся всеми способами за свое освобождение: писал письма в НКВД, Надежде Константиновне Крупской (пока она была жива) и в другие инстанции. Иногда в лагере доходил до отчаяния. Как он сам рассказывал, приходили мысли даже и о самоубийстве. Уже и ложился на рельсы перед приближающимся поездом. Однако ответственность за детей, желание добиться справедливости и Божья воля (хотя папа и был атеистом) принесли свои фантастические плоды. В каком-то кабинете в органах «случайно» встретились три документа: письмо отца, просьба Н.К. Крупской и ходатайство коллектива отдела технического контроля шахты, который выражал политическое доверие своему начальнику – Николаю Николаевичу Кабину. Особая благодарность нашей семьи Ермишеву Александру, шахтерскому другу папы, который, несмотря на большой риск быть обвиненным в связях с «врагом народа» очень много сделал для его освобождения. «Всего» через два года отсидки, к концу 1939-го случилось небывалое чудо для того времени – отца освободили! Мало кто вернулся домой после репрессий. Но наш отец вернулся!!! Однако полную реабилитацию Николай Николаевич Кабин получил только в 1958 году на основании решения Кемеровского областного суда. Привожу текст справки полностью.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.