Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Трудовые байки

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Загружечная байка.

Готовясь к отдаче священного долга своей Советской стране, а именно к службе в рядах Советской Армии, Славка, как и большин -ство призывников того времени – решил устроиться на работу. По тогдашним законам, если призывник до армии где-то работал, то ему начислялся трудовой стаж вместе с армейским. Причём, можно до призыва отработать всего лишь день. Служили в то время два года. Славка школу закончил в июне 1968 года. Отдохнув немного в июле от учёбы, уже в августе наш герой, по-блату, используя административный ресурс своего отца, работавшего начальником маленького отдела на шахте, пришёл в отдел кадров одной из ближайших к дому орденоносной шахты, одного из шахтёрских городов Кузбасса. Написал заявление, и его сразу же приняли оператором погрузочного комплекса шахты (так называлась первая запись в первой трудовой книжке бывшего школяра), а по-простому, грузчиком. Раньше, Славка думал, что грузчик это дело плёвое: взял лопату поменьше и кидай подальше. Однако работа оказалась очень ответственной и даже малость интеллектуальной. За рабочую смену нужно было погрузить в железнодорожные вагоны уголь, добытый за сутки на шахте, а это до 2-х тысяч тонн. В каждый вагон входит примерно 60 тонн, о чём на каждом написано. Таким образом, путём несложных арифметических действий, можно подсчитать, что в смену нужно было загрузить около 30 вагонов. Смена у Славки, как и у всех горняков, начиналась в шахтёрской мойке. Там оставлялась «гражданская» – домашняя одежда и одевалась «государственная» – рабочая: спецовка из чёртовой прорезиненной ткани, толстая , как скафандр космонавта, и которая (особенно новая, со склада) не давала свободно согнуть ни руку, ни ногу. Кроме того, выдавались литые, килограмма два весом резиновые сапоги огромных размеров с метровыми портянками, которыми укутывались ноги, чтобы они не болтались в сапогах как сосиски.

Упакованный таким образом наш герой поплёлся на первое в своей жизни рабочее место. Перво-наперво, необходимо было проверить поданный под загрузку железнодорожный состав вагонов, на предмет их целостности, закрыть руками тяжеленные люки вагонов, затем кувалдой закрепить стопора на этих же люках, чтобы загруженный уголь не высыпался на рельсы, проверить все деревянные борта вагонов на отсутствие дырок. Если найдешь дыру – гвоздями на это место надо прибить доску, т. е. залатать её. Затем первый вагон из поданного состава необходимо было подцепить к мощной лебёдке толстым и тяжеленным тросом, толщиной с человеческую руку. Управлялась загрузочной лебёдкой с пульта, находящегося в «курятнике» – застекленной будке, где сидела смена операторов технического комплекса шахты в количестве двух человек (мастер и подмастерье). В руках у каждого из смены находился «джойстик» – рычажок управления лебёдкой и транспор-тёрной лентой. По технологии и по должностным обязанностям, грузчикам нужно было провести следующие операции: сначала подать предуп-редительный сигнал (громкий звонок) о готовности к работе грузчиков и о включении всей технологической цепочки. Затем плавно, без рывков, подтянуть лебёдкой первый вагон под загрузочный люк, поставив его точно на огромные железнодорожные весы; включить конвейер с длинной транспортёрной лентой, тянувшейся из обогатительной фабрики, на которой находился добытый и обогащенный, очищенный от различных случайных примесей, размельчённый уголь. Опустить лоток, похожий на хобот слона, в вагон и нажать кнопку «пуск». И вот уголёк с шумом посыпался в первый вагон. С этого момента процесс уже не остановишь. Это как у летчиков: при взлёте есть момент называемый «точка невозврата», т.е. время принятия решения, которое уже невозможно отменить. Когда за считанные секунды (в случае аварийной ситуации), командиру экипажа нужно принять решение: взлетать дальше, или выключать двигатель и прекращать взлёт. Во время не принял решение – катастрофа! Так и на погрузке угля: уж, коли, дал звонок – погрузочный комплекс шахты заработал. Породоотборщицы, была и такая специальность на обогатительной фабрике, а это примерно 20 женщин, стоя вокруг транспортёра, руками отбирают с движущейся ленты куски породы, деревяшки, металл и другой мусор, случайно оказавшейся на ленте после обогащения. Весовщики (другая шахтовая специальность), сидящие внизу, внимательно смотрят на стрелки огромных железнодорожных весов, которые находятся под вагонами и подают условный сигнал грузчикам, когда в вагон загружено около 60 тонн. Мол, хватит! Оператор продвигает джойстиком вагон дальше, одновременно опускает загрузочный лоток в другой вагон. И… вся операция повторяется. Главная задача подмастерья – не упустить момент, когда вагоны могли по инерции покатиться ранее условленного звонка от весовой. Тогда приходилось хватать лопату и, стремглав выбежав на улицу, подсыпать на рельсы ровной стёжкой землю с углём, для того, чтобы увеличить трение между колёсами и рельсами, т.е. остановить вагоны.

Так Славка и пробегал все эти первые 8 часов рабочего времени своей первой в жизни трудовой смены, как челнок, снуя от «курятника» до состава с вагонами. Пообедать в этот день так и не удалось. После окончания смены грузчики вышли на свежий воздух и, взяв лопаты, забросали в последний вагон рассыпанный по путям уголь. Затем, метлами подмели весы. Привели в порядок своё рабочее место для сдачи следующей смене. Уф! Смена закончилась! Ура! Можно идти в шахтёрскую мойку. Да не тут-то было! Пришли представители отдела технического контроля (ОТК) шахты взять пробы с отгружаемой партии. Пришлось Славке, как самому молодому, лезть на каждый отгруженный вагон, и с каждого брать по одной лопате уголь на анализ, ссыпая его в специальную опечатанную ёмкость. Вот так и пошли суровые трудовые будни будущего солдата на родной шахте. Тут и подоспела первая получка – 183 рубля! ОГО! По тем временам это была приличная заработная плата. На неё можно было слетать в Москву, туда-сюда, купить женские импортные сапоги, да ещё на пивко останется! Для парнишки серьёзная сумма. Так и пошли чередой дни трудовых буден призывника Славки. Месяца через два, присмотревшись к работе Мастера, Славка попросил дать возможность ему самому «поуправлять» погрузкой угля. Мастер долго не соглашался. Хотя и был соседом на улице, так как дом Славкиных родителей соприкасался с огородом Мастера. У них даже была калитка общая – соседская. Пригорюнился наш герой – в Армию через несколько дней идти, а он ещё ни разу не «порулил» погрузкой, не «потыкал» кнопками пульта. Но вот дядя Саша (так звали Мастера) наконец-то сжалился над молодым соседом, и однажды, уже к концу смены, когда осталось загрузить два последних вагона, говорит: «Садись за пульт, пацан!». Славка, как заправский оператор, взгромоздился в высокое кресло грузчика и вдавил со всей силы красную кнопку сигнала. По всему погрузочному комплексу шахты зазвучал звонок, как колокол громкого боя на боевом корабле. Мол, берегись народ, начинаю грузить уголь! Слаще момента в жизни не было! Славка чувствовал себя Сергей Палычем Королёвым, главным конструктором космических кораблей, которого тогда часто показывали по телевизору в окружении различных аппаратов и запускающего одного за другим спутники и космонавтов. Пульт грузчиков, также как и на космодроме, призывно мигал своими лампочками. Они то гасли, то вспыхивали разными цветами. Светомузыка, одним словом! Вот пошла лента с углём, вагоны дёрнулись, двинулись. И под погрузку встал первый в жизни молодого грузчика вагон. Лиха беда начало! Сердечко в Славкиной груди трепыхалось, как на первом свидании с девчонкой. Даже пот выступил на лбу, а уж о нижней рубашке и говорить не надо – прилипла, мокренькая к его худосочной спине.

Получив сигнал от весовщиков, что уже загружено положенное количество угля в предпоследний в смене и первый в Славкиной жизни рабочий вагон, Славка своим джойстиком двинул состав дальше. Он покатился. Вот уже стал грузиться и последний вагон. Славка отпустил рычажок. …Вагоны не останавливаются!?. О, Господи! Мимо «скворечника» медленно проплывали борта вагона, продолжая своё движение дальше. А уголёк продолжал сыпаться из загрузочного люка. Славка лихорадочно, с безумным взглядом тыкал кнопки экстренной остановки (так он думал). Вот уже и край последнего вагона съехал с весов и покатился дальше, показывая свой зад неопытному грузчику, а уголь продолжался сыпаться, но только не в вагон, а мимо – на весы и на землю. Мастер, громогласно, вспоминая и бабушку, и мать, и всех Славкиных близких и дальних родственников, натренированным движением мгновенно остановил погрузку. Выскочили грузчики из своего «курятника». Пошли анализировать ситуацию, почему вагоны не остановились, а самоходом поехали по рельсам? Выяснилось, что на рельсах не была подсыпана земля. Ну, не угадал молодой грузчик длину состава, поленился маленько и не досыпал на рельсы эти «долбанные» 20 метров. Поэтому груженый состав, не встречая препятствий, прокатился дальше положенного. Делать нечего. По шахтёрскому закону – сам натворил беду, сам и её «разруливай». Следующая (загрузочная) смена грузчиков перешла с аварийного участка на другой «курятник», на соседних путях, и продолжила погрузку. А Славка со своим соседом взяв в руки лопаты с длинными, двухметровыми черенками, ещё часа четыре забрасывали уголь с земли в вагоны. Уже и Славкина мать прибежала на шахту, не дождавшись сына на ужин, пришла и жена Мастера, а виновники продолжали подбирать с земли пересыпавшийся уголь. Так бесславно закончились последние трудовые дни нашего героя на орденоносной шахте перед службой в армии. Но рабочий стаж в свою трудовую книжку он заработал! И первой в ней стала запись: «Оператор технического комплекса». В простонародье – грузчик. Только тогда и понял Славка, что прав был Антон Павлович Чехов в своей пьесе «На дне», когда говорил словами одного из персонажей что «ГРУЗЧИК – это звучит гордо!». Правда, там говорилось о ЧЕЛОВЕКЕ. Но грузчик в Кузбассе, это – человек!!!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.