Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Трудовые байки

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Обогатительная байка.

Отслужив, как положено, Славка, с погонами уже старшего сержанта, приехал через два года в свой городок перед самым 1971 Новым годом. Встала перед ним ленинская дилемма: «Что делать?» и «С чего начать?». Понял он, что стаж надо продолжать зарабатывать! К учебе надо готовиться! Ответив таким образом на извечные вопросы российской интеллигенции, Славка принял решение поработать с полгода – до поступ-ления в институт. Устраиваться грузчиком на шахту ему не очень хотелось. Лопата в армии надоела. Но в трудовой книжке нельзя допускать перерыва более месяца, иначе стаж прерывается.

Отдохнув от противовоздушной обороны, поев родительских домашних пирожков, Славка принял решение пойти на соседнюю обогатительную фабрику слесарем. Слесарь, это будет получше грузчика, размышлял наш юный друг. Отцовский ресурс помог и здесь. С запиской от бати пришел демобилизованный солдат к директору фабрики. Тот написал своим корявым подчерком на заявлении «В приказ», и с этого дня Славка стал слесарем-ремонтником 3-го разряда. Бригада слесарей, куда попал Славка, была большая – человек 15. Бригадиром (или, как его называли, «бугром»), был весёлый, круглый толстячок. Звали его Митькой. Конечно же, у него имелось и отчество, но в бригаде оно не использовалось. Митька, да, Митька!

Бригада ремонтников подобралась отчаянная и весёлая. У каждого слесаря – персональный металлический ящик, где хранились личные инструменты. Работа слесарей начиналась в 7 часов утра. А фабрика включалась в 10. Необходимо было за эти три часа до пуска механизмов проверить всё оборудование: где что надо заменить, смазать все трущиеся детали. И если не было ЧП, то в 2 часа дня вся бригада двигалась сначала в мойку, а затем в свой «ресторан-кусты» – так они называли поросль на заброшенном стадионе – попить пивка, отметить чей-то день рождения и т.д. Период с 10 утра и до обеда надо было чем-то занять. Если все механизмы на фабрике работали и не случались аварии – бригада «балдела». Кто ел, кто что-то делал для дома, кто подремывал, привалившись к стене. Самым лучшим досуговым занятием в бригаде был розыгрыш. Это сейчас по телевизору мы с удовольствием смотрим на шоу Пельша «Розыгрыш», а тогда мы занимались тем же самым, но только подшучивали грубее, острее и наглее.

Под бригадную шуточную «раздачу» попал Славка в первый же день работы. Закончив общий завтрак, бригада стала собираться на аварию (что-то случилось с одним механизмом). Все поднялись, взяли в руки инструмент и приготовились под руководством своего бугра выйти на фабрику. Так как у Славки ещё не было своего инструмента, он потянулся за своими «спе-цовскими» рукавицами, полученными им только что со склада и лежащими рядом с ним одна на другой. Вся бригада, затаив дыхание, смотрела как Славка пытается взять рукавицы – они никак не поддавались. Проанализировав ситуацию, Славка понял в чём дело. Оказывается, они, т.е. его рукавицы, были прибиты к деревянной лавке 200-миллиметровыми гвоздями. Мало того, что были прибиты, так ещё и с обратной стороны гвозди были загнуты. Помучавшись с полчаса, Славка, под смех всей бригады, все-таки, отсоединил их от лавки с помощью выдерги. Так потом и работал до института в новых, но с дырами от гвоздей рукавицах.

У русских есть поговорка: «Долг платежом красен». Славка решил отомстить бригаде. Выбрал для розыгрыша Митьку. Почему именно его? Во-первых, он первый организатор розыгрышей. Это по его инициативе они родились и прижились в бригаде. А, во– вторых, если вся бригада ходила на рабочее место в сапогах, то Митька был всегда в ботинках. Может у него была подагра, может аллергия на кирзу и резину – не знамо то никому. На следующий день, дождавшись, когда бригада, свалив в одну кучу на стол все свои домашние припасы (в бригаде в еде царил «коммунизм») – всё было общее), Славка быстро позавтракал за общим столом, а затем прилёг на лавку, якобы вздремнуть. Митька всегда вставал из-за стола последним: поесть он любил со вкусом и не торопясь, как и положено начальнику. Он был так увлечён едой, что и не заметил, как Славка потихоньку под столом связал ему шнурки от обеих ботинок в один узел, да ещё и затянул их без петельки, чтобы сразу не развязать. Бригада, сквозь прикрытые веки наблюдала за проделкой новобранца, готовясь к итоговой театральной сцене. Бугор, закончив своё любимое занятие, аккуратно подобрал крошки со стола, собрал в кучку весь оставшейся продовольственный мусор, сладко потянулся, зевнул, благородно икнул – и… двинулся к мусорному ведру. Вернее, попытался двинуться. А так, как шагнуть ему не удалось, но успев перенести всю тяжесть тела уже вперёд, он со всего размаху растянулся возле стола, головой при этом попав точненько в мусорное ведро. Кое-как поднявшись, и ещё ничего не поняв, Митька с ведром на голове, похожий на средневекового рыцаря, шарил вокруг руками, взмахивая ими, как дирижёр симфонического оркестра на премьере спектакля. Бригада хохотала до упаду, вернее, до конца рабочего дня. Все уже пошли в мойку, а бугор, согнувшись в три погибели, всё ещё пытался развязать узлы на ботинках, не хотел резать шнурки. В последующем, чтобы не дать возможность совершить подобную пакость, Митька всегда заправлял шнурки вовнутрь ботинок. На следующий день бригадир на утренней планёрке, при раздаче нарядов, решил проучить Славку трудотерапией и поручил ему затащить связку промасленных прокладок (весом около 4-х пудов) на самый верхний этаж обогатительной фабрики. И сказал при этом: «Затащишь, передай их сварщику и иди в мойку». Рассчитал верно. Мол, мы уже и помоемся, а он пусть мается! А это примерно 8-ой этаж обычного здания. Делать нечего. Вся бригада разошлась по рабочим местам, обслуживать свои механизмы. Вздохнув, Славка потащил по крутым ступеням эту тяжеленную гирлянду. Вспотел уже на 2-ом. Пролив семь потов, примерно часа через три, юный слесарь дотащил до сварщика свою дневную норму выработки. Сварщик, покрутив около виска пальцем, не допустил Славку до своего рабочего места. Остановил его метра за три от своего аппарата. Он, наверное, был в сговоре с Митькой. Оказывается, по технике безопасности, когда идёт автогенная сварка, ни в коем случае рядом не должно быть любого вида масла – может произойти взрыв! Бугор рассчитывал, что сварщик отправит молодого назад с этим «подарком», через все 8 пролётов. Но заговорщики ошиблись! Славка подволок к рабочему сквозному проёму этой многоэтажки да и просто сбросил всю эту «новогоднюю гирлянду» вниз. Пролетев метров 40, она с глухим шумом ударилась о землю и, развязавшись, заполнила весь пол проёма этими самыми прок-ладками. Выполнив поручение бугра и свою дневную норму согласно наряду, Славка, с довольной улыбкой сказал сварщику: «Пока. Привет бригадиру, а я пошёл в мойку!» Уже помывшись и переодевшись в чистую одежду, идя на автобусную остановку, Славка увидел медленно ползущего своего бригадира Митьку, который, в конце смены делая контрольный обход своего хозяйства обнаружил, что в техническом проёме фабрики весь пол был усыпан прокладками. Бригада к этому времени в полном составе уже ушла домой, а Митьке самому пришлось собирать всё это добро, затем связать опять в гирлянду и тащить в каптёрку. После этого случая Славку признали председателем клуба мелких пакостников обогатительной фабрики. Вот так и зарабатывался Славкин рабочий стаж в одном их наших шахтёрских городков.

Славке нужно было постоянно поддерживать авторитет такого высокого общественного звания своими проделками. Клуб продолжал свою деятельность. Очередному розыгрышу подвергся самый «богатый» человек из бригады. Он единственный приезжал на работу на своём личном мотоцикле. Блестя всеми своими хромированными деталями, его «ИЖ», всегда стоял рядом со «слесаркой», вызывая тихую зависть у бригады. Стоил он тогда десять месячных зарплат, не менее. Мужик, хозяин этого монстра, и сам был монстром: настоящим русским богатырём из сказок, общим весом свыше ста килограммов, широким в плечах и с огромными, как кувалды, кулаками. Подшучивать над ним было опасно для здоровья. Однажды, поздним летом, бригада, включив все механизмы, вышла из каптёрки на травке полежать, да погреться на солнышке, дожидаясь конца рабочей смены. Хозяин мотоцикла пошёл с пустым ведром за водой, чтобы помыть своего «Малыша», так он его называл. Во дворе лежала толстая арматурина – бывший оторванный от трубы громоотвод. Главный пакостник, прикрутил одним концом толстой арматурины (шестёрка в диаметре) мотоцикл, а другой уже был давно приварен к трубе кочегарки фабрики. А затем, как партизан маскирующий мину, замаскировал провод уже начинающей сохнуть травкой. Амбал, хозяин мотика, воды не принёс. Её, как назло, отключили. Бригада с интересом наблюдала, что произойдёт дальше? Наконец, часы пропипикали два часа – всё, амба! Конец смены! Здоровяк, с чувством собственного достоинства, оседлал своего верного друга. Крутанул стартёр. Русский «Харлей» послушно зарычал, ожидая следующей команды хозяина. Она последовала незамедлительно. Дрыгнув ногой, щелчком врубив первую скорость амбалистый слесарь-ремонтник поддал газу и плавно выжал сцепление на руле. Монстр зарычал громче… но не сдвинулся с места. Мало того и ещё – заглох. Хихиханье бригады тоже не было принято мотоциклистом во внимание. Он был увлечён поиском причины «непослушания» новой машины. Ещё раз заведя своего скакуна, хозяин поддал газ на полную мощь. Взвыв от неразумной силы, двигатель заставил передние колёса приподняться над землёй, вздыбившись как лошадь у Петра Iна знаменитом памятнике в Санкт-Петербурге. Вот уже и закачалась двадцатиметровая труба кочегарки фабрики, к которой был приварен провод. По концовке розыгрыша чуть не случилась производственная травма. Хозяин мотоцикла увидев «привязь», пытался пешком догнать председателя клуба мелких пакостников. Да не тут-то было! У этого общественника оказался первый солдатский разряд по легкой атлетике. Именно по бегу на длинные дистанции. Тут и пригодилась солдатская ПВОшная сноровка и выносливость. Конечно, Славке в этот день не удалось помыться в фабричной мойке, так как в рабочей одежде и в сапогах бежал по пересечённой местности до самого своего дома. А это километра за три-четыре от фабрики. А тут подошло время рассчитываться и поступать в институт.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.