Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Трудовые байки

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Байка про то, что искусство всё-таки маленько принадлежит и народу.

В августе 1971 года Славка впервые приехал в Кемерово, сдал документы в недавно открытый институт культуры. Конкурс на театральное отделение был очень большой: у девчонок 9 человек на место, у парней – пять. Наби-рался курс общим количеством 30 человек, причём, поровну – 15 лиц мужского пола и 15 девушек. Главный экзамен – творческий. Нужно рассказать басню, стихотворение и прозаический отрывок. Славка приготовил басню С.Михалкова «Заяц во хмелю», что-то из Маяковского, а прозу из Максима Горького – малоизвестный юмористический рассказ «Электричество».

За пару дней до официального экзамена, заведующий кафедрой театральной режиссуры Иван Иванович Проханов предложил прослушать приготовленные отрывки всем тем, кто желает оценить свои таланты досрочно. Для того, чтобы можно было в случае неудачи успеть отнести документы в другой ВУЗ. По армейской привычке Славка вышел первым на сцену, да и начал читать басню про своего, вернее, «михалковского» зайца. Изобразил пьяного, как и положено: качаясь, размахивая руками, икая. Видя эдакое безобразие на сцене, Иван Иванович сразу остановил такое, якобы художественное чтение. Попросил руки убрать в брюки и показать не внешние признаки пьяного, а его внутреннее состояние с тем же текстом. Абитуриент попытался убрать руки. Получился дополнительный этюд-импровизация. На Славке были только что сшитые по тогдашней моде брюки-клёш, с поперечными карманами, а до армии он привык, что они (карманы)– расположены вдоль швов. Пытаясь выполнить команду режиссёра, Славка усиленно шарил руками в поисках карманов. Но они только скользили по бёдрам, не находя клапанов. С трудом бедный абитуриент всё-таки нашёл эти прорези на брюках. УФ! Но в новые карманы руки сразу не засовывались. Они оказались зашитыми. Делать нечего, пришлось засунуть руки за широкий офицерский (по тогдашней моде) ремень. Стоя на сцене в позе великого писателя Льва Толстого на знаменитом снимке стал рассказывать Славка ту басню уже по-другому. К вечеру, Проханов стал разбирать отсмотренные отрывки. Кому-то сразу посоветовал взять документы, как профнепри-годному, другим сделал замечания. А про Славку сказал следующее: «Где этот «пьяный» солдат-заяц?». Славка встал по стойке смирно. Вытянув руки, как и положено в армии при разговоре со старшим по званию – по швам своих новых брюк. Заведующий кафедрой продолжил: «Учитесь абитуриенты у него, как надо применять систему Станиславского на деле, за счёт передачи внутреннего состояния человека. Он так изобразил пьяного зайца без размахивания руками, что чуть даже не сблевал на сцене! Молодец солдат!». Высокая оценка Проханова позволила Славке получить и на следующих экзаменах по творческим специальностям, по инерции, – отличные оценки. Режиссерский этюд ему достался под названием «Солдат в дозоре». Нужно было придумать импровизированную сценку на заданную тему. Заходит будущий режиссер театра в большой репетиционный хореографический зал, где уже сидит Иван Иванович со своей свитой (ещё пара преподавателей). В зале, кроме стола для экзаменационной комиссии, ничего нет. Только вдалеке, этак в метрах в 30-ти от экзаменаторов, у дальней стены, одиноко, как пальма на необитаемом острове, стул для абитуриента. Обошёл наш Славка стул со всех сторон несколько раз, соображая, как ему его обыграть. Делать нечего, будет укрытием солдата! Со всего маха и залёг сразу Славка за стул на пол, изображая солдата с биноклем в руках. Стал рассматривать через кулаки преподавателей, а сам соображает и задаёт себе любимый вопрос: «Что дальше делать?» Решил пока ползти «по-пластунски» к ним. Думает дальше: «Пока ползу, что-нибудь придумаю!» Ползёт он по пыли к экзаменаторам, по немытому уже два месяца полу метров двадцать, а сзади Славки как за реактивным самолётом – «реверсионный» пылевой след. Подползает к столу и вспоминает Устав караульной службы. Вспомнил первую фразу, который должен говорить солдат: «Стой, кто идёт!». А в ответ тишина. Славка кричит дальше по Уставу: «Руки вверх!». Иван Иванович решил помочь актёру: привстал со стула и полез за пазуху, якобы за пистолетом. Только он выбросил вперёд руку и хотел сказать «Пух», Славка хватает его за руку и бросает через бедро, применив приём самбо, как учили в армии. Иван Иванович, весом около 100 килограммов, со сдавленным криком перелетел через стол и шмякнулся со всего маху на пыльный хореографический пол. Славка вошёл в раж, заломил его руку болевым приёмом. Иван Иванович уже не подавал признаков живой души. Закончив борьбу с одним нарушителем границы, Славка бросился к другим преподавателям. Они, бедняжки, видя такое дело, чтобы не попасть под раздачу «бешенного солдата», подняли руки вверх и кричат: «Мы свои, свои!». Заведующий кафедрой, кряхтя, ожил и стал поднимался с пола, потирая ушибленную руку, которую ему чуть не сломал абитуриент и, морщась от боли, указывает Славке на дверь. «Иди, иди отсюда солдат, с Богом!». Разгоряченный схваткой с преподавательским составом, выходит Славка за дверь. Ну, думает – хана высшему образованию! Вся «абитура», слыша какие-то крики драки в экзаменационной комнате, но не видя всего происходящего тоже переживает. К вечеру вывесили итоги экзаменов… Со страхом подходит Славка к спискам. Напротив его фамилии стояла жирная ….пятёрка. Так ему пригодились при поступлении в институт культуры его армейские навыки сержанта и хорошее знание Устава караульной службы.

При зачислении у многих абитуриенток оказались одинаковые оценки. Для того, чтобы отсеять лишних, Иван Иванович придумал последний конкурс. Он предложил отобранным по конкурсу пятнадцати парням – выбрать себе пару из числа девчонок. Кого отберут – те и останутся. Девчонки стали по очереди входить в аудиторию и показывать свои дополнительные этюды. Причём, каждая старалась удивить и понравиться парням. Когда они все выступили – Иван Иванович дал парням команду: «Выбирайте свою пару!». По его команде мужики бросились к своим, заранее выбранным девчонкам. Видит Славка, что к его намеченной избраннице бежит ещё один претендент-абитуриент Юрка, с которым они ещё вчера пили пивко в соседнем пивбаре. В голове промелькнула нехорошая мыслишка:«Надо нейтрализовать конкурента!» Пришлось ему подставить «ножку», да так, что он, Юрка, растянулся во весь свой рост на полу, не добежав до выбранной пассии буквально полметра. Потом оказалось, что у этого Юры фамилия Проханов. Он оказался сыном Ивана Ивановича Проханова, заведующего кафедрой режиссуры! Вот такая тяга к искусству была у бывшего слесаря-ремонтника обогатительной фабрики тогда, когда он через тернии экзаменов и через лежащего на полу сына заведующего кафедрой режиссуры бежал к будущей звёзде театрального искусства. Это Славка понял, когда уже держал в своих руках руку избранницы. Всё-таки простому человеку из простого народа, оно (это самое театральное искусство), тоже маленько принадлежало в то советское время! (Кстати, Юра Проханов тоже поступил в институт, хотя ему и не досталась «театральная невеста». А его избранница – Наташа Коновалова, через пару лет поступила в школу-студию МХАТ и теперь работает в одном из московских театров, снявшись в знаменитом фильме «Нофелет»). Но это было потом.

Учёба у Славки шла неплохо. Была серьёзная проблема – он не любил учить текст пьесы. Выходил из положения по-разному. Как-то, на третьем курсе, сдавали экзамены по специальности своими режиссерскими этюдами – отрывками из спектаклей. Репетировали по 10-15 часов. Татьяна Каменева, его однокурсница, предложила нашему герою маленькую роль деда в какой-то пьесе по мотивам рассказов Василия Шукшина. Главный сюжет рассказа заключался в том, что в одну деревню приехал парень, родившийся здесь, но уехавшего лет 10 назад. И вот он встречает первого жителя – деда Никифора и начинает его «пытать» о деревенских новостях. Партнёром у Славки был Толя Клюев (будущий начальник управления культуры города Осинники). Он всегда очень ответственно относился к своим учебным ролям: тексты знал назубок! А Татьяна Каменева, режиссёр отрывка, была на «сносях» – готовилась родить через несколько недель. Славка, для того чтобы вспоминать текст, как всегда приготовил шпаргалку– кисет с махрой. А на газете, из которой нужно крутить цигарку, мелким шрифтом переписал свою роль. Думал: «Пока кручу «самокрутку», прочитаю текст, а затем скурю его, чтоб следов не осталось!». И вот начинается экзамен. Славка, загримированный под старика, сидит на завалинке дома – крутит свою цигарку. На первом ряду учебной аудитории – весь институтский «бомонд»: кафедра, преподаватели, родственники, студенты – болельщики с других кафедр. Посредине Татьяна, режиссер отрывка, с огромным животом. Входит парень: «Привет дед. Как дела?». Этюд начался. Забыв слова, Славка начинает крутить самокрутку – не может вспомнить текст! Стал искать свою писанину. Нет её! Оказывается, по волнению, закрутил текст во внутреннюю сторону цигарки. Пока слюнявит края бумаги – шепчет партнёру Анатолию сквозь стиснутые губы: «Толян, текст напомни». Клюев начинает импровизировать: «Ты дед, наверное, хотел меня спросить о том, что ….», и даёт наводку на текст. Славка ему в ответ: «Да сынок. Я как раз хотел спросить у тебя о том же…». Партнёр «оттарабанивает» свой текст и снова тишина… Делать нечего, Славка крутит очередную цигарку. Вонь от махры в аудитории стоит страшная: окна закрыты, толпа сидит человек сто. Жара, волнение. Так у них и пошло: Толя наводку по тексту, Славка ему повторяет, что он ему подсказал … Бедная Таня Каменева! Она-то знает назубок текст отрывка, видит что Славка «прёт» отсебятину. А он одним глазом видит, что у неё истерика, … в аудитории тишина…Никто не знает, что вместо драмы на сцене пошла уже трагедия. Кое-как закончился отрывок. Артисты проговорили свой текст, уходят за кулисы. Прибегает за кулисы Татьяна вся в слезах – и с размаха бьёт Славку в ухо. Рыдает.

Курс успокаивает её. Вот и закончился экзамен. Подведение итогов. Руководитель курса Александр Дмитриевич Павленко делает разбор отрывков. Выставляет оценки. Когда доходит очередь до Шукшинского отрывка, руководитель объявляет: «Ну, Каменева, ты нас всех удивила. Это как же надо было прочувствовать Василия Шукшина, его истинную деревенскую сущность! Твои актёры так освоили систему Станиславского, что их можно уже рекомендовать без экзаменов и конкурса прямо во МХАТ. Особенно удалось деду Никифору держать знаменитую «МХАТовскую» паузу!! Это же надо так держать зал! Сколько бы он не вертел самокруток – вся комиссия, буквально затаив дыхание, следила за импровизацией деда на сцене. Пятерки всем: Камневой и этим двум актерам!».

Запах махры ещё долго витал в той учебной аудитории. Вот такие «шекспировские» страсти кипели на театральном Славкином курсе. Хотя по специальности у Славки были хорошие и отличные оценки, но на 2-ом курсе его избрали освобождённым секретарём комитета комсомола КГИК. Добавкой к стипендии в 28 рублей, он стал получать деньги и от комсомола – целых 120 рублей. Кроме того в его трудовой книжке появилась очередная запись – секретарь комитета ВЛКСМ. И с того момента пошёл трудовой комсомольский стаж. Славкина общественная работа «пересилила» творческую: стал он организовывать зимний досуг студентов, трудовой семестр летом, искал объёмы работы для студенческих строительных отрядов института. Затем, закружилось, завертелось! Обмен комсомольских билетов, приём новых членов и т.д. Особенно ярким был 1974 год. Тогда впервые в Сибири был организован сводный путинный отряд Кузбасских студентов для поездки на Дальний Восток, на остров Шикотан для участия в путине по лову сайры. От КГИК поехало 30 человек. В течение 3-х месяцев они ловили и перерабатывали рыбу на этом самом южном острове Курильской гряды, что почти рядом с Японией. Но эта тема для отдельного разговора. За ту «работу» у Славки в трудовой книжке отметок не было. Поэтому, пропускаем этот период.

После получения диплома института культуры (1975год), Славка ещё пару лет отработал там секретарём комитета комсомола. Ректор, Николай Павлович Шуранов, отмечая Славкины заслуги, – выделил отдельную комнату в общаге. Так у нашего героя впервые в жизни появилось своё, отдельное, жильё. Первой серьёзной покупкой комсомольского вожака, стал стереофонический проигрыватель – дефицитная в те времена вещица. Появились и не менее дефицитные пластинки-гиганты: «Бонни М», «Рики и Повери», «Битлз», «Скорпиенз». Институт разрастался. Не стало хватать мест в общежитии. Тут его, как назло, перевели сначала в Центральный райком ВЛКСМ областного центра, затем в аппарат областного комсомольского комитета. Ректор стал намекать Славке, мол, занимаешь отдельную комнату, а мне первокурсников негде устраивать. Пришлось искать съёмную квартиру. Бывший Славкин шеф по райкому комсомола – Коля Иваницкий (царствие ему Небесное, умер молодым), попросил для своего зама комнату в общежитии завода химического волокна. Пришлось кончать со студенческой жизнью. А стаж идёт! Но когда ему исполнилось 28 лет (а это предельный срок пребывания в комсомоле), Славка решил в очередной раз сменить вид деятельности – перешёл на работу в областную филармонию заместителем директора по хозяйственным вопросам.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.