Журнал Огни Кузбасса
 

Светлана Макарова. Моя родословная

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Моя мама – уроженка Курской области с начала войны работала в  прифронтовом госпитале; эвакуироваться в тыл не успела и была угнана в плен, как и тысячи других в этой местности.

Мой отец – уроженец Кемеровской области. Молодой деревенский парень перед началом войны закончил Новосибирское военно-политическое училище

. В составе дивизии, сформированной в Новосибирске, начала войны дожидался под Новоград-Волынском. С первых дней войны дивизия оказалась в окружении; малыми группами выбирались из оккупации; остатки дивизии тут же были сформированы в военную группу, и снова в бой. Во второй раз, в одежде крестьянского сына, выходил из окружения, и был угнан в Германию. Ехал в одном поезде с моей будущей мамой. Высмотрел её через два вагона, получил плёткой от охранявшего полицая, но по прибытии в Дрезденскую область они объявили себя мужем и женой. Советским законодательством их брак был зарегистрирован в 1945 году, после возращения из плена, когда мне было уже два года.

Я родилась в Германии, в плену, в деревне Баутцен Дрезденской области (к счастью, не в концлагере) в лагере для военнопленных работников на благо Германии).

И хотя мои родители «хлебнули горя через край» и в плену, и после возвращения на Родину, они прожили вместе долгую и по-своему счастливую жизнь. И всегда, как в плену, делили пополам и горький и сладкий кусок хлеба (в Германии только на мужчину выдавали одну буханку хлеба на неделю). Первый вопрос у отца, с порога был всегда один и тот же: «Где мать?». И если мамы не было дома, то метался от окна к окну до её прихода. У мамы с порога первый вопрос был: «где Светка?», т.е. я. Всю жизнь мама за меня сильно волновалась по любому поводу; шрамы на душе от выстраданного в плену за спасение моей жизни остались навсегда.

Всю свою жизнь родители посвятили нам, детям; после войны у меня появился брат. И поверьте, что самое дорогое богатство, которое мы получили – это беззаветная родительская любовь, свет которой согревает и сейчас, когда родителей уже нет в живых.

Когда я училась в старших классах, отец «вдруг» написал стихи – всего-то тоненькая школьная тетрадка; понес в редакцию печатать, но там сказали, что «грамоты маловато» – четыре класса сельской школы в те далекие, двадцатые. Все стихи были посвящены нам: маме, брату и мне. И для меня навсегда осталось светлой музыкой то что было написано папой и посвящено мне:

Дочь моя, надежда и отрада,     у

Сбылися наши с мамою мечты,

Для нас была ты лучшею наградой

В тот день, когда на свет явилась ты.

Тогда была ты маленьким комочком,

Прижавшись сладко к маминой груди,

Мы нежно называли тебя дочкой.

И не могли от люльки отойти.

Два года родители не дожили до золотой свадьбы – умерла мама; папа на четыре года пережил её, и всё это время был как потерянный, как будто от него осталась только половина. Однажды, когда мамы уже не стало, я у него спросила: «папа, как ты мог жениться в такое время?» – он ответил: «а иначе было не выжить». В то тяжелое время, я для них была лучиком света и надежды, которой и помог им выстоять, пройти сквозь ад и выполнить главное на земле – продолжить свой род.

Два года назад я написала стихотворение «Малая родина». И долго недоумевала, почему стих ложился на бумагу от мужского имени; только наемного позже осознал, что писала его по воспоминаниям отца. О чем мечтал молодой деревенский парень, пока был в неволе? Конечно же о том, как он вернется к себе домой, на свою малою родину.

 

На Родине запах сырых груздей

Белянок, волнушек, душицы осенней,

А в небе высоком – клин журавлей,

Вернуться они по дорожке весенней.

На Родине есть душистый покос,

Ромашковый луг и пшеничное поле,

И дом у пруда, где когда то я рос,

И с дедом ловил пескарей корчажкой.

На Родине можно упасть в траву

И видеть, как ветер качает березы,

И слышать, как ветер журит листву

И ласково, и осторожно…

В ночное уйти с табуном лошадей,

А можно на зорьке росою умыться,

По росной траве пробежать босиком,

Из родника ледяного напиться.

Мне Родины-Мамы большие глаза,

Большая, пшеничного цвета, коса.

Мне б до тебя дотянуться рукой...

Как я хочу к тебе снова вернуться!

Бережно, нежно прижаться щекой,

Как в детстве, в подол сарафана уткнуться.

Бывшая малолетняя узница С.Макарова.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.