Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Ущипни меня (или путешествие по Италии)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Ночью мы прилетели в аэропорт Рима. Он был пустой, сияющий, безупречно чистый, будто только что закончилась самая что ни на есть генеральная уборка. В огромных залах не было никаких служащих. Все табло и указатели, расписания горели, где нужно, мигали. Огромные рекламные световые щиты с обольстительными красотками предлагали войти в мир «Армани» и «Версачи». А я подумала: что еще сможет придумать человечество через сто, двести лет, если и сейчас уже существует этот идеальный, громадный, выверенный и безотказно действующий механизм, принимающий и отправляющий тысячи и тысячи пассажиров в разные концы мира без всяких видимых усилий.

Такси повезло нас в город. С обостренным вниманием мы всматривались в окружающий пейзаж. Вот замелькали кипарисы. «А тут и пальмы!» — восхитилась Наташа. Увидели на окраине первую достопримечательность - темный силуэт купольного храма. И потом достопримечательности посыпались как из рога изобилия: замелькали барочные фасады церквей, египетские обелиски, фонтаны, палаццо, древние руины. Все это подсвечивалось и сияло огнями в теплой итальянской ночи.

Такси остановилось у отеля «Тритон» на улице с таким же названием. Я вышла, сначала прикоснулась пальцами к базальтовой мостовой и произнесла какую-то патетическую фразу, кажется такую: «Вот они, камни Вечного города!»

Володя, наш брат, который и привез меня с сестрой Натальей в Италию, предупредил: «Завтра в 9 часов нас будет ждать экскурсовод – обзорная экскурсия по Риму».

Когда мы утром поднимались с сестрой в ресторан на пятый этаж отеля, я все не верила: «Наташа, ущипни меня – неужели я в Италии?!»

Ресторанчик отеля уютно расположился на самом верхнем этаже, на застекленной террасе, откуда вид Рима не открывался, но мы могли рассматривать балкончики римлян с сохнущим на веревках бельем, черепичные крыши домов и церквей, тесно громоздящихся рядом с гостиницей. Утренний солнечный свет лился на старые черепичные крыши, сиял на белоснежных скатертях и салфетках, уверенно припекал через стекло. Если это весна, то какое же здесь лето?

У отеля познакомились с нашим экскурсоводом Таней – невысокой плотной женщиной лет 50. Мы сели в небольшую машину с водителем-итальянцем. Нас повезли на площадь святого Петра к самому знаменитому в Европе храму.

Рим торжественный, помпезный, претенциозный, барочный расстилался вокруг нас! Побывав в других городах Италии, я увидела, что здесь каждый город обладает не только неповторимым обликом, тяготеет к какой-либо эпохе, но имеет свой цвет. Да что цвет! Даже свой стиль мощения улиц.

Например, ренессансная Флоренция – желто-красная, и улицы вымощены крупной прямоугольной сплошь иссеченной плиткой из песчаника. Средневековая Сиена — терракотовая и мостовые ее тоже терракотовые. Рим же в основном светлый. Все купола церквей вторят цвету и форме белого купола главного собора города — святого Петра. Улицы вымощены иссиня-черной базальтовой плиткой, нарезанной небольшими квадратами. И вот «черный низ и белый верх» придают вечному городу особую торжественность. А барочный облик его основных храмов и дворцов – пышность. Здесь много и обычных терракотовых черепичных крыш, которые напоминают о том, что для многих Рим – это просто любимый уютный дом. И поэтому подоконники заставлены ящиками и горшками с цветущими геранью, петуньей, цикламенами, на высоких террасах и балконах растут в больших вазах пальмы и кипарисы. И такая забота хозяек необыкновенно украшает Рим. Это все мы видели и в других городах Италии.

Про экскурсовода Таню мы узнали, что у нее двойное гражданство, что она уже 20 лет в Риме и у нее есть взрослая дочь. Дочь недавно родила и будет крестить своего ребенка в очень древней церкви, которая была еще домашней церковью ранних христиан. Ее муж и свекровь крестились в соборе св. Петра. Таня закончила какой-то престижный богословский колледж, и все время хотела вступить с нами в богословские споры по поводу католичества и православия. Мы опасливо отклонялись от этих споров, так как нас страшил ее безапелляционный самоуверенный тон. У Тани был широкий эйкуменический взгляд на вещи.

— Все мы христиане, — повторяла она не раз во время экскурсии. — Если бы вы знали, сколько здесь побывало народу из московской патриархии. Вот был здесь отец Владимир из патриаршего подворья. Я ему говорю «Отец Владимир, ну, назовите мне хотя бы одно отличие католицизма от православия», — подзадоривала нас Таня.

Видя нашу богословскую несостоятельность, Таня как-то поскучнела, посуровела, потеряла к нам живой интерес и принялась за свои профессиональные обязанности.

Площадь святого Петра это тоже храм под открытым небом. Центр ее заставлен стульями и огорожен. Все здесь непререкаемо, величественно, убедительно. Как клещами, площадь охватывает с двух сторон мощная колоннада. Архитектор площади Бернини, правда, думал о «распростертых объятьях».

Мы зашли в притвор собора. Из него в храм ведут пять высоких дверей. Таня нам объяснила, что четыре двери открываются постоянно, пятая, особенная, только в юбилейные годы христианства – раз в 25 лет. И открыта она весь год. Кто пройдет через эту дверь, тому отпускаются грехи.

Все барочное великолепие и роскошь, способные поразить воображение были собраны под сводами этого собора. Балдахин с причудливыми витыми колоннами, выполненный Бернини, отмечал место погребения Петра. Это погребение, над которым была воздвигнута сначала совсем простая базилика, и дало начало будущему Ватикану, как пояснила нам Татьяна. Один из пап устроил свою резиденцию рядом с его гробницей.

— Уже доказано, что именно под самым куполом храма, на глубине 8 метров под землей находятся останки святого Петра, — сказала нам Таня.

— А что это за киосочек? — бесхитростно спросил Володя, указывая на, действительно, похожее на массивный шкаф сооружение с дверцами…

— Этот киосочек, прости, Господи, исповедальня, — пояснила Таня, — в соборе святого Петра принимают исповедь на всех языках мира.

Она подвела нас к скульптурной группе расположенной справа от входа и защищенной толстым пуленепробиваемым стеклом.

«Вот она оказывается, где «Пьета» Микеланджело[1], — остановилась я перед ней. — Это она, а вовсе не его «Давид» отняла славу у скульпторов всех времен и народов». «Пьета» вызывает более сложные и глубокие чувства, чем статуарный и уверенный в себе герой. Ни одна из скульптур не трогала меня так сильно, как эта юная мать с распростертым на ее коленях телом мертвого Христа. На лице немой вопрос: « За что, почему убили мое дитя?» Я думала, откуда возникает и захватывает враз это щемящее чувство? Я пришла вот к какому выводу: Микеланджело взял тысячи раз повторяющийся канонический мотив: мадонна с младенцем: молодая и прекрасная Мария играет или любуется Иисусом, что вызывает восторг, умиление. А тут на коленях юной мадонны оказывается не прелестный мальчик, а мертвое костенеющее тело уже прошедшего земной путь и принявшего страдание и смерть сына. И эта подмена поражает. Не знаю, имел ли такой замысел Микеланджело. Когда его спросили, почему он изобразил Марию столь юной девушкой в пору смерти Христа, мастер ответил, что она — Царица небесная, святая, и обрела жизнь вечную и вечную молодость.

Микеланджело было всего чуть больше 20 лет, когда он создал этот шедевр, так что некоторые даже не верили, что это чудо изваял столь юный мастер.

Таня нам сказала, что один сумасшедший венгр набросился с молотком на «Пьету», отбил руку и повредил нос. Ее долго реставрировали, теперь она за стеклом.

Мы вернулись на площадь. Неподалеку собралась дюжина юных мотоциклистов и мотоциклисток. Надо сказать, что в Риме вообще очень много ездят на мотоциклах – на узких улочках и в пробках очень удобно на них маневрировать, от этого стоит треск и шум. Я сказала о пробках? Прошу прощения. Ни одной пробки ни на улицах Рима, ни в других городах мы ни разу не видели. Вы можете не поверить, но это так. При том, что одна сторона проезжей части многих и без того узких дорог сплошь заставлена машинами, что улицы, как я говорила уже, не широкие, что машин много, что через каждые 200-300 метров пешеходный переход со светофором или без, при всем при этом в Италии нет пробок!

Мимо площади одна за другой с шумом стали проноситься роскошные красные «феррари». Мы изумились.

— Да, владельцам «феррари» разрешено демонстрировать по воскресеньям атрибуты своего преуспевания, — сообщила нам Таня. — Феррари — машина очень дорогая, и ее просто так не купишь. При покупке такой машины обязательно проверяют источник доходов, нет ли там чего криминального. Поэтому обладатели «феррари» в Италии люди, которые, так сказать, честным бизнесом заработали на нее деньги».

Вслед за кавалькадой «феррари» сорвались и мотоциклисты.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.