Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Ущипни меня (или путешествие по Италии)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

— Он говорил «класс, класс», мы не в тот класс сели, — догадалась Наташа.

Так и было. Добрый попутчик нашел наши места, усадил и распрощался с нами. Мы были ему благодарны.

«Вот придумают же давать один билет на двоих», — сердито думала я про кассиров. Но потом нам и на четверых давали один билет – так у них принято.

Позже Володя сказал нам, что за проезд не в своем классе штрафуют. Но я думаю, что нас бы не оштрафовали: ведь нужно было бы искать переводчика, а может даже звонить русскому консулу (шутка). Нет, на самом деле, когда на обратном пути в Неаполе мы сошли с поезда в подземном переходе и проследовали с незакомпостированными билетами на вокзал (мы не знали, что их нужно было компостировать на перроне, билеты без даты действительны в течение 2-х месяцев, перед посадкой их нужно компостировать) при проверке, контролер было остановил нас. Я стала говорить, мешая английские и немецкие глаголы: « We in Roma, in Napoli, aus Pompei, jetzt» [8] . Контролер махнул рукой, дескать, мол, идите. Но это мы только потом поняли, что нас нужно было задержать и оштрафовать.

И вот мы мчимся в Неаполь. Не сочтите глагол «мчимся» за фигуру красноречия, мы, действительно, мчались, так как кассир продал нам билеты на экспресс. Это, правда, стоило в два раза дороже, но и приехали мы в Неаполь на час раньше. К вящей скорости итальянские строители железных дорог спрямляют дороги тоннелями. Тоннелей очень много, некоторые из них проходят прямо сквозь большие горы. О скорости можно было судить и по тому, что в тоннелях закладывало уши.

Экспресс выскочил из очередного тоннеля и перед нашим взором (кажется, так пишут романтики), так вот, нашему взору открылось море - Средиземное! Правда, между Сардинией и Италией оно называется Тирренским. Погода была мрачноватая, и море волновалось, накатывало на берега волну за волной, гнало белую пену. Но каким оно было красивым! Вместе с быстро меняющейся палитрой неба, оно являло собой удивительную цветовую симфонию.

«Даже если мы не доберемся до Помпей, один вид этого моря уже оправдает поездку», — подумала я.

На вокзале в Неаполе мы поступили так же, как и в Риме: выцепили из толпы служащего в форме, подошли к нему, показали билеты:

— Сеньор, плиз, Помпеи.

И он привел нас к поезду.

Уже в вагоне мы стали высматривать тех, кто едет в Помпеи и главное, вслушиваться, пытаясь различить русскую речь — хорошо бы встретить русских туристов. Но именно сейчас, когда они были так нужны, не было ни одного русского. Супружеская пара недалеко от нас что-то сказала про Помпеи.

— Давай будем их держаться, они в Помпеи едут, — сказала я Наташе и кивнула на супружескую пару.

Мы это сделали зря, так как они, провозившись, последними вышли из вагона, и когда мы за ними пришли на привокзальную площадь, там никого уже не было, кроме таксистов, Не будешь же у таксистов спрашивать, как пройти к Помпеям – они тебе все равно не скажут. Таксисты плотно облепили нас.

— Pompei— twelve [9] .

— Ten [10] , — твердо сказала мадам.

Мы стали посматривать друг на друга и скоро поняли, что нам надо ехать в складчину.

— We — five, and you — five [11] , — предложил синьор.

— Yes [12] , — мы согласились.

От вокзала до древнего города расстояния было в одну автобусную остановку, так что такси мы взяли только по незнанию. Зато в такси у меня состоялся самый содержательный, на какой я только оказалась способна, разговор на английском языке с любознательной супружеской парой.

— Do you speak English? — спросил синьор.

— I speak English very bad, — эту фразу я могла произносить легко.

— German?

—I speak German very bad too [13] .

Собственно этим, кажется, и исчерпывался мой запас английских фраз. Далее он спросил: а откуда вы. О, на этот вопрос я тоже легко могла ответить.

—We are from Russian, from Sibirien [14] .

Синьор чуть задумался.

— It is very cold [15] .

Я радостно закивала

— Yes, yes [16] , —потому что и эту фразу я поняла.

Потом он спросил нас, с какого мы города.

— I am from Kemerovo and my sister from Tomsk [17] .

— Tomsk, Kemerovo, — вдумчиво повторил сеньор.

«О, да я, оказывается, могу болтать по-английски», — с уважением подумала я про себя.

Наташа нетерпеливо толкала меня под локоть: «Про что вы говорите?» Я пересказала ей. «Скажи, что у нас еще снег лежит», — попросила она, явно переоценивая мои знания английского. — «Я не помню, как «снег» по-английски», — призналась я

Наш содержательный разговор был под угрозой срыва.

Синьор сообщил, что они с Майорки.

— Майорка, — повторила я.

Я знала, что Майорка – остров, что у Пикассо есть картина «Женщина с Майорки», что моя подруга из Германии ездила на Майорку отдыхать еще когда была безработной. Но как это все сказать общительному синьору?

— Italian , — сказала я, обнаружив свою полную несостоятельность в области географии.

— No, Spanish

— O, Spanish! [18]

Пытаясь придать иностранный акцент русскому слову? я произнесла:

— Курортен, — дескать мол курортов полно на Майорке. Я надеялась, что по-английски слово «курорт» звучит так же, как и по-русски. Но нет, не прошло, он не понял. Тогда я сказала:

— Туристен.

Это он понял и закивал головой:

— Yes, tourists!

Мы подъехали к Помпеям. На прощание мы научили милую пару прощаться по-русски:

— До свидания.

— Дасвиданя? It is very difficult [19] , — признался синьор, и мы расстались.

Прямо перед входом в комплекс паренек, продающий книги и путеводители на чистом русском языке предложил нам:

— Покупаем книги и путеводители,

«Ну, вот, дорогой соотечественник, где же ты раньше был?» — с симпатией посмотрела я на паренька.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.