Журнал Огни Кузбасса
 

Куба. Возможность острова

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Эту страну нельзя сочинить, как нельзя сочинить любовь. Самое пылкое воображение останется в дураках. Эту страну необходимо пережить.

* * *

Дом престарелых в Гаване носит сакраментальное название «Хи-хи, Ха-ха». Старики сами наименовали свою обитель. Пытаюсь представить смеющихся над собственной старостью. Не умеющих печалиться. Посмевших быть счастливыми среди великих мелочей жизни, которая всегда с тобой. Не скажу, что кубинцы постоянно веселятся. Нет. Но серьезные, озабоченные действительностью, они всегда яркие, подвижные, искрометные, такие, как танец «Румба», движения которого скрыты в походке, в интонации, в жестах кубинца. Танец как стиль жизни. Это не ходьба к определенной, обычно несуществующей цели. В движениях танца - радость от самих движений.

* * *

Поэзия - это танцующее слово. Возможно поэтому здесь, на Кубе, одиннадцатый раз проводится Всемирный Фестиваль поэзии. В этом году он посвящен славянской литературе. Представители более чем сорока стран направили свои делегации в Гавану. Мексиканцы, немцы, американцы, канадцы и прочие поклонники славянской культуры прибыли на остров Свободы.

Фестиваль открылся танцевальным шоу. Разумеется, соперничать с кубинскими танцорами сложно. Впитав с молоком матери всю красоту латиноамериканских ритмов, они танцуют везде: дома, на работе, на улице.

Жизнь - это возможность радости, остальное - знаки, чтобы говорить о ней.

* * *

Год назад я получил приглашение от кубинского посольства в Москве посетить фестиваль. Делегация России состояла из шести человек. Трое - представители московского литературного бомонда и трое новокузнечан, представители СибГИУ.

Меня поселили в отель, стоящий на Малеконе - набережная Гаваны. Через дорогу - море. Из окна девятнадцатого этажа я вижу, как восходит и заходит солнце в воды Атлантического океана.

В администрации отеля две мулатки хорошо говорят по-русски. Одну зовут Маша, другую Нюрка-Елена. Их имена - яркие осколки советско-кубинской дружбы.

В номере кондиционер. Белье меняют ежедневно. После уборки горничная обязательно смастерит из банного полотенца и оставит на кровати забавную фигурку. Лебедь, склонившийся над подушкой, или белое распластанное сердце выглядят, словно пожелание счастья.

* * *

Темнеет быстро. В девять вечера - тропическая неподвижная ночь. Свежий ветер с моря дает возможность вздохнуть после знойного дня. Все стремятся на Малекон в объятия морскому ветру.

В первый же вечер я перезнакомился с рыбаками и музыкантами, поющими на набережной. Рыбаки давали мне закидывать свои спиннинги в черную, покачивающуюся, словно в раздумии, воду. Музыканты исполняли зажигательную «Guantanamero» и гениальную «Besa me muco».

Песнями они зарабатывают на жизнь. Заработав, покупают ром. Бутылка идет по кругу.

В «священнодействии» участвуют и исполнители, и слушатели, и случайный прохожий, «стрельнувший» сигарету. Пиратский напиток бодро вливают в горло, не касаясь губами края бутылки.

* * *

Ближе всех я сошелся с чернокожим гитаристом Амаури. Он неплохо пел и говорил по-английски. Я плохо. Мы разговорились.

Общение на набережной проходит на трех языках: испанском, английском и русском. Красноречивая жестикуляция дополняет сказанное. Узнав, что я из России, Амаури угостил меня ромом и бесплатно исполнил печальную песню о Че Геваре. Я решил поумничать и спросил: «Почему, несмотря на бедность, кубинцы выглядят счастливыми?» Амаури задумался: «Куба - остров. Это когда жизнь омывает тебя со всех сторон, а ты невредим. Ты не скучаешь о прошлом и не готовишься к будущему. Это похоже на любовь. Когда любишь - ты настоящий остров. Остальное или остальные мимо тебя, все мимо...» Собственный гитарный перебор отвлек Амаури. «Я тебя познакомлю с кубинской девушкой, - оживился музыкант, - она будет рядом с тобой пока ты здесь, она будет любить. Ты будешь счастливый. Черная, белая, какая?» Он протянул мне бутылку рома. «Любовь - это богатство кубинской девушки. Она хранит ее, как другая женщина хранит дареную драгоценность. Она несёт её, как лучшее украшение женщины».

Амаури гортанно крикнул своего напарника. Они заиграли, и ночь ожила.

Было душно. Звезды обступили нас, словно прислушивались.

Море вздыхало и томилось своим величием. Я стоял на острове между двух открытых Америк и улыбался. Я не верил, что есть страна, где единственной ценностью, в виду ненужности прочих, является красота. Где люди беззаботны, потому что быть озабоченным некрасиво. Где люди счастливы, потому что некрасиво не любить.

На следующий день, возвращаясь в гостиницу, я оглянулся на веселый окрик с набережной: «Ола, Володя!» - приветствовал меня Амаури.

* * *

Программа Фестиваля была очень насыщенной. Помимо чтения стихов - любимого занятия поэтов независимо от цвета кожи - представители каждой страны рассказывали о культурных достижений своей Родины. На комфортабельных автобусах нас возили по музеям и библиотекам, на фабрику сигар и в музей рома, мы выступали в университетах и крупных отелях, и прочее, и прочее. Сибиряки были в центре внимания. То, что мы приехали на Фестиваль, для кубинцев и для иностранных гостей было нечто фантастическое. Нас буквально ощупывали. Мы затмили москвичей. Каждый из выступающих с приветственным словом к российской делегации подчеркивал, что Сибирь - великая богатейшая страна, а поэты из Сибири - самые желанные гости Фестиваля. Вспоминали, что во времена дружбы много наших земляков работало по контракту на Кубе. Президент центра русской культуры в Гаване Наталья Балашова передала письмо на имя губернатора А. Тулеева с просьбой о создании в Новокузнецке общества русско-кубинской дружбы.

* * *

На улице проливной тропический дождь. Сидим в музее шоколада, пьем холодный, горьковатый напиток. «На Кубе особое отношение к женщинам, - рассказывает Наталья Балашова, - мужчины боготворят их...» Да, я сразу заметил, каким взглядом, полным печального восхищения, провожает кубинец идущую девушку. Не оценивает, не опошляет, именно провожает. А она, королева, не беспокоится о том, как выглядит со стороны. Походка расслабленная, немного утомленная собственной привлекательностью. Королева не заботится о своей репутации. Всегда желанна и счастлива.

* * *

«Куба - любовь моя», - вспоминаю слова забытой песни. Здесь чувствуешь Возможность острова. Здесь чувствуешь Возможность любви. Для настоящей любви необходима Возможность острова. Ибо влюбленные - это всегда остров. Остров свободы, окруженный блокадою кудахтающих завистников с болезненно развитым чувством ответственности. Они всегда на страже, всюду чуют несправедливость, нарушение морали. Они грозят пальчиком, осуждают, дают здравые советы. Боже мой, что могут посоветовать курицы ласточке: «Хватит летать. Опускайся до нас. Здесь тебя потопчут, и ты станешь как мы, курица своего петуха». Возможность быть ласточкой - вот что дает Куба. Даже в России крылья - как украшение или устрашение. Горе вам, патриоты! Точнее, крылья в России - как опора о землю, чтобы не упасть, когда топчут.

Куба есть Остров, позволяющий любовь.
И, как моя любовь,
Этот Остров не позволит забыть себя.
Ты будешь скучать.
Ты всегда будешь стремиться к нему.
Мимо других, мимо.
Потому что он особенный.
Потому что он не они.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.