Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Куба. Возможность острова

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

* * *

Город Матанзес основан в 1693 году. Достопримечательности города -театр «Сауте» и церковь Сан-Педро. Дома выдержаны в строгой испанской архитектуре. На причале спрашиваю прокат. Веселые темнокожие мужчины и женщина окружают нас, что-то нежно говорят, напевают, танцуют, повязывают цветными лентами и вручают Инне огромный белый букет. Они берут нас за руки и ведут к уютному катеру. Механик рассказывает, что и как. Тяжелое солнце касается океана и замирает на минуту. Кубинцы

отталкивают катер от пирса и продолжают петь и танцевать босиком на влажном песке.

- Ты понимаешь, о чем поют? – Инна, по-королевски вскинув голову,  прислушивается, улыбнувшись, добавляет, - хорошо, что не понимаешь. Это не для тебя.

Я завожу мотор. Я еще не знаю, что началась жизнь, похожая на кругосветное плаванье.

Густая ночная мгла скрыла огни Матанзеса. Я заглушил мотор, и мы остались наедине с небом. Тишина такая, что кажется, что слышно подводное движение рыб. Любопытные звезды застыли в нерешительности, ожидая первого слова, чтобы сорваться вниз. Инна молча сидит на палубе и смотрит на звезды. Тонкие руки обнимают колени. Она похожа на человека, который готов родиться, которому необходимо начать все с начала, с тьмы над океаном, с падающей звезды, с возможности острова, с нового своего мира и населить его своей любовью.

- Видишь, они ждут,- тихо произносит Инна. - Загадывай.

- Ты соединила в себе все мои желания.

- А ты не боишься?

Она обернулась и посмотрела прямо в глаза.

В ее темных зрачках дрогнул свет. Я покачал головой. Она опустила веки, и стало совсем темно, будто все звезды, торопясь исполнить желание, разом упали с неба. Будто мы оказались по другую сторону смерти и не спешили вернуться, переживая радость глубже, чем боль.

* * *

С утра гостим у пожилой кубинки назвавшей себя Мами. Полная и смешливая она гортанно выкрикивает отдельные слова, хохочет и смешит Инну. Вместе они готовят паэлью на оливковом масле, с кальмарами и устрицами.

Я сижу с хозяином возле дома, под огромным манговым деревом. Мы говорим о погоде, об урожае сахарного тростника, о том, что у меня в Северии ночь, холодно и никто не думает о Кубе. Деревья в саду словно раскрашены пылающими цветами. Среди кактусов бродят изумрудные павлины, влача царственные хвосты в пыли.

Вбегает Инна счастливая, загорелая, ее широко раскрытые глаза ярче любого павлиньего оперенья.

- Я научила Мами говорить «Кушать подано!» - Инна победно смотрит на меня. Из дома доносится: «Куса подани!» Мы смеемся и идем к столу. После обеда поем и танцуем Румба. Инна оживленно шепчет:

- Я сказала, что ты - писатель. Они говорят, что рядом с тобой я особенно красивая, потому что ты внушаешь уважение. Потому что ты, они говорят, любишь меня.

* * *

Следующую ночь мы решаем провести на знаменитом мировом курорте Варадеро. Широкая песчаная коса протянулась вдоль северного берега острова. Останавливаемся в одном из многочисленных отелей. Паркуем машину рядом с гигантским дельфинарием. В отеле четыре ресторана (два на улице), несколько баров, парк, бассейн с «лягушатником», спортплощадка. До моря каких-то пятьдесят метров, пляж, белый песок. Изобильный «шведский» стол круглосуточно. Кофе, сок, вино, коктейли, ром в любом количестве и бесплатно. Мы ужинаем свининой изжаренной тут же на углях, фаршированной рыбой и причудливыми салатами. Запиваем красным испанским.

Официант слишком смело разглядывает обнаженные плечи и руки моей спутницы, что-то приглушенно говорит.

- Он предлагает бутылку в номер, - переводит Инна, - и фрукты. Он  желает нам... - она откидывается на спинку стула и с веселым удивлением разглядывает потное лицо креола.

Ночью дискотека для туристов. Специальный свет выхватывает из темноты белые одежды. Кажется, что танцуют вещи. Крупный, выгоревший до желтизны, канадец ломает себя, кружа, как пчела, разбрасывая увесистые руки. Парами-тройками, прижавшись друг к другу, танцующие соединяются в длинного извивающегося «змея» и вращаются, двигаясь по площадке, будто в едином пронзившем их сексуальном желании.

- Я помню, это - Anus mundi. Латынь. Так говорили в Риме. Я хочу искупаться. Сейчас. Ночью… - Не договорив, Инна быстро направилась к выходу.

Влажный, теплый ветер с моря заставляет замедлить шаги. Звонко шелестят пальмы. Из глубины темных, усеянных светляками кустов стрекочут несметные насекомые. Моря не видно, но слышно его дыханье.

- Посиди здесь. Я одна, - она растворяется в темноте. Подхожу, чтобы слышать плескание. Обнаженная, стройная Инна появляется из воды. Отжимает намокшие волосы. Нежные, девственные полоски от купальника выглядят беззащитно. Волны ласкаются у ног. Кажется, что она рождается из морской стихии. Она легко наклоняется за полотенцем. Заметив мой взгляд, стыдливо прячется в теплые махровые складки.

- Я хочу спать. Ты можешь посидеть в баре, пока я сплю, - говорит Инна и, словно увидев что-то или вспомнив, пугливо прижимается ко мне, целует в щеку. - Извини. Это чувство, чувство, что ты меня никогда не покинешь, мешает мне быть внимательной.

Я провожаю ее до номера и ныряю в бар.

- Ром! - Решительно поднимаю ладонь над стойкой.

- Муча рум? - бармен выкатывает на меня желтые белки глаз. - О Амиго, Амор, Амор!

* * *

Сантьяго - живописный пиратский город, расположенный на холмах. Здесь прохладнее, чем в Гаване. По спутанным средневековым улицам урчат российские Жигули. Кубинцы предпочитают машины, запчасти к которым можно сделать вручную. Инна оставляет меня и идет изучать магазины. Мы решаем встретиться у Ратуши, красивейшем здании начала 20 века, но стилизованного по образцам 18-го.

Я отправляюсь в городской Союз писателей. Кубинцы организуют экскурсию. Япосещаю Галерею современного искусства Кубы, музей Ассоциации «Больше света» и вечером, спешу на первое наше свидание.

Инна появляется веселая, во всем новом.

- Знаешь, за эти дни я многое поняла о себе. Даже удивилась. Это ты  рассказываешь меня, - Инна с улыбкой отступает в сторону. - Ты заменяешь мне весь мир?

- Яне заменяю, я и есть твой мир, Королева, - отвечаю и думаю, какая она разная, неуловимая, всегда интересная. - Инна, ты в нем единственный житель, и этого достаточно для моего мира.

- Да ладно, - по-кубински томно произносит Инна. - Ты говорил о книге...

Солнце погружается за горизонт. Мгновение и глубокая тьма окружает остров. Огромный белый океанский лайнер в порту, оставленный пассажирами, выглядит, словно последствие катастрофы долгожданного счастья.

И мне кажется, что весь город, все кубинцы на притихших улицах и мы, вместе с ними, а может быть только мы, обремененные будущим, живем у подножия белого океанского лайнера, но не решаемся подняться на борт.

Я увлекаю за собой растерянную Инну.

- Пойдем. Я по дороге объясню тебе, куда уплывет корабль

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.