Журнал Огни Кузбасса
 

Александр Шураев. Как была ликвидирована трахома в Кузбассе

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

 

 

Семидесятилетие Кемеровской области вызвало много воспоминаний старожилов нашего края. Этими воспоминаниями они делятся с учениками в школах, со студентами вузов, выступают по радио и, хоть не так часто, по телевидению. Такие воспоминания приходят и к нам в редакцию журнала «Огни Кузбасса». Поделился ими и наш читатель, Александр Фёдорович Шураев, заслуженный врач РСФСР, кандидат медицинских наук.

 

          Сейчас даже молодые врачи знают об этой болезни только из учебников.

         Трахома – заразное заболевание глаз с многовековой историей. В дореволюционной России она была главной причиной слепоты. У нас в Кузбассе трахомой болели как коренные жители (шорцы и телеуты), так и переселенцы из Европейской России, главным образом из Поволжья, где издавна был очаг трахомы (чуваши, татары, мордва, реже русские).

         Борьба с трахомой велась и в дореволюционном Кузбассе. Сюда приезжали так называемые «летучие глазные отряды» из Томского университета, которые работали по несколько месяцев в населенных пунктах, наиболее пораженных трахомой уездов (Кузнецкий, Мариинский, Тисульский, Бачатский и др.).В советское время борьба с трахомой резко усилилась.  К моменту образования области среди её жителей насчитывалось свыше 20 тысяч больных трахомой, а в 1957 их было 10,5 тысячи. Более чем в ста населенных пунктах болело свыше 10% населения. Среди них Симбирка, Бекет и Нижегородка (Ижморский район), Беково, Теплая гора (Беловский район), Терехино или Канаш (Топкинский район), Молостовка, Иван Брод (Промышленновский район), Михайловка, Чапаево (Прокопьевский район), Чилису-Анзас (Таштагольский район) и другие.

         Борьба с трахомой была очень трудной. И причиной тому являлись социальные факторы: нищета и тесно связанная с ней низкая санитарная культура. Привычка пользоваться общим полотенцем – главный путь передачи заразного начала от больного здоровому члену семьи. И чтобы прервать эпидемиологическую цепочку.

         Особенностью трахомы является и то, что самый начальный и заразный период болезни протекает мало заметно для больного. Снижение зрения вплоть до слепоты наступает чаще всего через много лет после начала болезни. Поэтому для своевременного выявления больных приходилось проводить подворные обходы с осмотром глаз у всех членов семьи.

Наверное, поэтому я выучил по несколько слов на языках народностей, болевших трахомой. При подворных обходах чувашских сел, входя в избу, я говорил «Аваны!» (здравствуйте!). «Аван, аван!» - отвечали мне. «Кусь ирадать?» (глаз болит?). «Ирад масс» (не болит), обычно отвечают. «Кель кунда! Лар кунда!. Кус на усь!, Кусь на гоп!» (иди сюда, садись сюда, глаз открой, глаз закрой). Несмотря на то, что они знали по-русски, неизменно в общении возникала доброжелательность, что избавляло от конфликтов.

         Не обходилось и без курьёзов. Однажды по привычке войдя в дом, я произнес «Аваны!», а мне в ответ: «Здравствуй, мил человек!». И слышу: «Девка, принеси спиЦки!». А у меня невольно вырвалось: «А Цугунок со Штями в пеЦке ёсть?». «Откуда же ты знаешь по-нашенски?». Оказывается, жители этого села (Междугорка, Крапивинского районы) переселенцы из Смоленской области, Пречистенского района. А за время учебы в Смоленскои медицинском институте мы выезжали в разные районы области на уборку урожая, там-то и слышал уже этот говор.

         Лечение трахомы до появления антибиотиков было длительным и нередко болезненным. Из-за этого значительная часть больных уклонялась от него. Надо было не только убеждать, но и принуждать больных лечиться.

Особенно неохотно сельские жители соглашались лечиться в стационаре. Из участковых больниц сбегали прямо в казённом белье. В Чилису-Анзасе Таштагольского района мы уговорили около 10 человек полечиться в местной участковой больнице. Зная, что больные сбегут – вызвали вертолет и прямо в выданной одежде отправили их в Таштагол, в районную больницу. А это почти 30 км. Оттуда не сбегут.

         Положение коренным образом изменилось, когда вышло постановление ЦК КПСС о борьбе и ликвидации трахомы в стране. Ведь трахома являлась убедительным свидетельством крайне низкой культуры значительной части населения. А это наносило урон престижу страны, законно гордившейся успехами в культурном строительстве. Вот почему ликвидация трахомы была поставлена в ряд политических задач.

         В декабре 1958 года в обкоме КПСС было проведено совещание с руководителями партийных, советских, комсомольских и профсоюзных организаций городов и районов области. Вёл совещание секретарь обкома партии В.И Залужный. Выслушав выступления участников совещания, он внес разумные коррективы в подготовленный облздравотделом план мероприятий. В результате за состояние дел в борьбе с трахомой руководители партийных и советских органов стали отвечать так же, как за уборку урожая, поставки молока и мяса. С целью координации деятельности различных служб и ведомств была создана

комиссия по борьбе с трахомой во главе с заместителем председателя облисполкома Миловым Е.Е. В состав комиссии вошли представители областных ведомств и общественных организаций: облздравотдела, облСЭС, аптекоуправления, народного образования, культуры, торговли, обкома ВЛКСМ, облсовпрофа, обкома Красного Креста. Комиссия заслушивала отчеты исполкомов городских и районных Советов депутатов трудящихся о ходе ликвидации трахомы на местах. За крупные недостатки в работе выносились взыскания вплоть до снятия с работы руководителей районных организаций.

         Борьба с трахомой координировалась облздравотделом через областной трахоматозный диспансер. Ежеквартально издавался бюллетень о ходе ликвидации трахомы и рассылался городским и районным комитетам КПСС, исполкомам городских и районных Советов. На заседаниях медицинского совета, и совещаниях облздравотдела регулярно заслушивались отчеты о ходе работы. Выносились взыскания за недостатки, поощрялись лучшие. В условиях недостатка окулистов из областных лечебных учреждений в районы направлялись в длительные командировки врачи разного профиля. В сельских районах они и организовывали эту работу. Проводилась временная перепрофилизация больничных коек для лечения больных трахомой.

         Областной совет профсоюзов разослал подведомственным структурам указания о формах их участия в борьбе с заболеванием. Обком ВЛКСМ обратился к комсомольцам включиться в работу по организации здорового быта в очагах трахомы.

         Чтобы собрать население для проведения осмотра глаз, использовали радио. Радиоузлы были в каждом колхозе и совхозе, а радиоточки были практически в каждом доме. В селе Серебряково Тяжинского (теперь Тисульского) района я хотел выступить с беседой о трахоме по местному радио. Зав. радиоузлом оказался «бдительным»: потребовал от меня текст, заверенный в отделе пропаганды райкома партии. Ситуацию разрешил секретарь парторганизации, взяв на себя ответственность за моё выступление.

В клубах размещали наглядную агитацию в виде плакатов и памяток о трахоме. В селе Терехино Топкинского района стали исчезать эти материалы. Оказалось, что местная молодежь стеснялась «своей» трахомы перед посетителями клуба из других сел, где трахомы не было, и срывала эти плакаты.

Областное управление культуры и комитет по кинофикации по заявкам областного дома просвещения обеспечивали демонстрацию кинофильмов о трахоме и личной гигиене.

Через комитет кинофикации было приобретено 10 копий фильма о трахоме. Демонстрировали фильм перед началом показа кинокартин. Обычно фильм о трахоме вызывал неприятие зрителей, так как приходилось смотреть его несколько раз. Приезжая в село, я комментировал этот фильм, а кто-нибудь из руководителей колхоза (совхоза)переводил моё выступление на чувашский язык. И вдруг слышу чистый русский мат. Потом спрашиваю: «Зачем?». «А чтобы лучше доходило». Подобный же эпизод произошели в Якутии, в Усть-Мае, где по заданию Минздрава РСФСР я проверял работу по трахоме.

Облпотребсоюз по разнарядке трахоматозного диспансера не только направлял дефицитные тогда дешевые («вафельные») полотенца в неблагополучные по трахоме села для бесплатной раздачи семьям, где были больные, но и следил за бесперебойным наличием в магазинах сельпо умывальников, мыла и других предметов личной гигиены. Областной отдел народного образования оказал большую помощь в организации специальных летних пионерских лагерей для лечения детей. Учителя школ знали своих учащихся, больных трахомой, контролировали их лечение, прививали навыки личной гигиены. На курсах, организованных обкомом Красного Креста, для лечения больных готовили сестер из жителей сел, где не было медицинских учреждений.

         Конечно, основную тяжесть в борьбе с вековым бичом народа несли медицинские работники, прежде всего врачи и фельдшеры областного трахоматозного диспансера. Они проводили в командировках по 3-4 месяца в году, добирались до отдаленных сел попутным транспортом, обучали медицинских работников сельских фельдшерско-акушерских пунктов методикам выявления больных и их лечения.

Были прооперированы тысячи людей.

         За два года напряженной работы количество больных уменьшилось в два раза, а в 1964 году трахома в Кузбассе (как и в стране в целом), была ликвидирована полностью.

         Опыт борьбы с трахомой наши врачи использовали в командировках в зарубежные страны. Так, А.И. Колоткова работала в Иемене, Г.А. Плосконос в Ираке, Л.И. Иванова и Г.П. Чикинда – в Бурунди (Экваториальная Африка).

         За успешную ликвидацию трахомы в области наиболее отличившиеся были удостоены государственных и областных наград. Звания заслуженный врач РСФСР удостоены Коровина С.С. (г. Анжеро-Судженск). Ю.Ю. Спасская (г. Киселевск), А.Ф. Шураев (г. Кемерово). Орденом «Знак Почета» награждены Н.А. Шаталова (Тяжинский район) и А.Ф. Шураев (г. Кемерово). Почетной грамотой облисполкома награждено 14 человек, в том числе председатель Бекетского сельского Совета Ижморского района Х.С. Абдурашитов , председатель Соломинского сельского Совета Топкинского района Л.А. Маркин , врачи окулисты И.С. Гончарук (г. Кемерово), Т.И. Игнатова (врач Драченинской участковой больницы Ленинск-Кузнецкого района). Е.С. Суханова (врач Мало-Песчанской участковой больницы Мариинского района), средние медицинские работники Н.А. Наумова (федьдшер, заведующая Джелсайским врачебным участком Таштагольского района), О.Ф. Павлова (медицинская сестра Терехинского медицинского пункта Топкинского района) и др.

         Несомненно, что результаты этой работы не были бы столь впечатляющими, если бы во главе здравоохранения области в то время не стояла талантливый организатор здравоохранения и большой души человек – Мария Нестеровна Горбунова.

         Сейчас принято осуждать весь советский период нашей истории, в том числе и так называемую командно-административную систему. Ликвидация трахомы в стране и Кузбассе – наглядное подтверждение эффективности этой системы.

Александр Шураев,

 г. Кемерово

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.