Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Обсуждение журнала «Огни Кузбасса» за 2016 год

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Руслана Ляшева

 
Классика и народность - душа нашей литературы
 
Так что же? Соцреализм приказал литературе долго жить? В газете где-то мелькнуло - похоже, впрочем, на пародию – «капиталистический реализм»! Бесспорно одно, русская литература в  такой же ситуации, как «Витязь на распутье» в картине Васнецова. Витязю была хотя бы подсказка, что он найдет, если пойдет направо, налево или прямо... Правда, в современной литературе, как и в культуре в целом, идет осмысление исторических координат и ориентация для движения.  
Историческая пауза... Или Бремя олигархов от культуры?
 
Очень интересно рассмотрел - в широком масштабе - ситуацию в литературе, хотя от прогноза отказался Владимир Павлович Смирнов, литературовед, профессор Литературного института им. А. М. Горького в беседе с Еленой Семеновой: «Порог изумления» (НГ-ЕХLIBRIS, четверг, 29 сентября 2016 года). В начале XX столетия он отметил период Серебряного века (точнее, конец 90-х годов XIX века и первые 15-18 лет XX века). Метафору названия он отнес и к созданным произведениям и к типу людей, их
сотворившим. Конец XX века, по мнению Смирнова, ознаменовался совершенно грандиозной «крестьянской литературой»: Василий Белов, Виктор Астафьев, Василий Шукшин, Юрий Казаков. «А сейчас возникла историческая пауза, - лаконично высказался литературовед. - Что будет за ней - трудно представить».
Литературовед, критик Сергей Казначеев в рецензии «Молчалинский архетип» («Литературная газета», № 44, 9-15 ноября 2016 г.) на книгу Евгения Водолазкина «Дом или остров, или Инструмент языка» (М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016) сказал, кто, мол, сейчас ринулся в литературу, пользуясь «исторической паузой». Не пожалеем места для большой цитаты: «На смену дикому постмодернизму 90-х нашей словесности явились авторы иного типа. Они не пугали и публику, не дразнили гусей (власть), не матерились печатно. Ими стали, так сказать, молчалины от литературы, девизом которых являются бессмертные добродетели - умеренность и аккуратность. Их творческим кредо можно назвать своего рода гладкопись». С. Казначеев катком прошелся по этой «новой русской классике» (под такой рубрикой вышла книга Е. Водолазкина): «Главный отличительный признак таких литераторов - отсутствие чувства судьбы, своей личной сопричастности. Отсюда и проза: вялая, холодная, статичная... Для русского писателя, честно говоря, жидковато. Да и русская ли то литература - вот вопрос…»
Комментарии, как говорится, излишни,
Третья точка зрения еще откровеннее и эмоциональнее, она принадлежит Б. В. Бурмистрову, поэту, председателю Союза писателей Кузбасса. В статье «Корневая система» (журнал «Огни Кузбасса», № 5, 2016) Борис Бурмистров размышляет над материалами семинара, который проводил в Кемерово лектор Министерства культуры в этом году. «Директивы» министерства поэта озадачивают: «Социодинамика подразумевает изменения, которые происходят в человеке под воздействием внешних и внутренних сил - констатация и все. А в какую сторону изменения... Изменения сегодня чаще всего ассоциируются с разрушением прежних устоев, добрых традиций».
Он продолжает листать «директивы»: «Другой автор, женщина (похоже, профессор) в статье «Экономика желаний в современной цивилизации досуга» - во как громко (!) - выносит определение о «прагматике культуры». Во дожили, культура стала прагматикой. А ведь всегда - это было творчество, душевная потребность, на которой трудно было зарабатывать большие деньги. Сегодня же появились «олигархи» от культуры...»
Затем Бурмистров, начитавшись «директив», дает такое правдивое осмысление «исторической паузы», у меня лично вызвавшее восхищение его прозорливостью: «Вот здесь несколько слов об олигархах от культуры, которых обслуживает целая армия чиновников госструктур, различных продюсеров, финансовых воротил. Они обслуживают друг друга, а на народ им наплевать. Олигархи от культуры, чиновники от культуры слились в экстазе. Живут в свое удовольствие в этом замкнутом шоу-бомонде. Им - все мыслимые и немыслимые премии, награды. А настоящие творцы остаются с народом и помогают людям в этой вакханалии разгула пошлости и насилия».
Борис Бурмистров, отдадим ему должное, нашел и ложку меда в «директивах»: «Именно регионы сегодня являются источником создания уникальной культуры... именно регионы питают культуру государства... именно регионы формируют запросы на сложнейшие вызовы времени, и именно регионы дают на них ответы, привнося свой уникальный культурный опыт в общее национальное богатство». «Ложка меда» помогла ему сформулировать прогноз: «Давайте поддерживать провинцию с ее действительно уникальной культурой. Может, это и сохранит наше древо, корни которого действительно в глубине Земли, с названием - Россия. И здесь роль государства - очевидна. И от умных слов пора перейти к делам умным и необходимым для просвещения народов, проживающих в России и считающих ее своей Родиной».
 
На круги своя
 
Пятый номер «Огней Кузбасса» открывается на внутренней стороне обложки фоторепортажем о творческом юбилейном вечере поэта Бориса Бурмистрова в Областной библиотеке им. В. Д. Федорова. Присоединяемся к поздравлениям Бориса Васильевича с 70-летием. Желаем успехов лично ему и Союзу писателей Кузбасса, который он возглавляет.
К поэтическим книгам, коих более десяти, прибавился новый сборник «Исихастское моленье» (Кемерово, 2016), содержащий 70 новых стихотворений - по числу лет юбиляра.
Справедливо мнение кузбасских писателей, что Бурмистров - последователь классической русской литературы, ее традиция уходит корнями в тысячелетие православной культуры. Подтверждение - стихотворение «Божий глас», посвященное православным поэтам.
 
Бороды белы, белы виски,
Что вам мои глупые советы. –
Рыцари печали и тоски,
Богом просвещенные поэты.
 
Что для вас недобрая молва,
Писк её не слышен в божьем храме.
Богом продиктованы слова,
Людям пересказанные вами.
 
Больно бьёт пронзительная мысль –
Есть вопросы – где на них ответы?
В этих муках проживают жизнь
Богом наречённые в поэты.
 
Божья милость. Это дар небес –
Вам дано за веру стать Христову.
И нести, не опуская, крест
На свою незримую Голгофу. 
 
Надо заметить, наряду с духовными стихами Бурмистров охватывает широкий диапазон тем - от публицистики и сатиры до любовной и пейзажной лирики. Вот стихотворение - на стыке двух жанров, духовного стиха и сатиры.
 
Да будет свет! - сказал Пророк –
И нас из тьмы на свет извлек.
Да будет свет! - изрек Мессия –
И засиял свет над Россией.
Да будет свет! - сказали мы –
И натворили сколько тьмы...
 
Впрочем, у Б. Бурмистрова хороша публицистика не только в стихах, но и в статьях о литературе и современной культуре, в чем нас убедили размышления поэта над «директивами» Министерства культуры. Статью «Корневая система» Б. В. Бурмистрова вполне можно считать манифестом журнала «Огни Кузбасса» и в целом Союза писателей этого мощного промышленного региона. Этот манифест утверждает главным направлением современной русской словесности - народную литературу. Содержание 5-го номера «Огней Кузбасса» цель успешно реализует.
Если в 3-м и 4-м номерах было напечатано документальное повествование питерского прозаика Николая Коняева «Полковник Романов» о судьбе последнего российского императора Николая II; образ православного христианина на примере исторической личности; то в 5-ом номере однофамилец питерца - уроженец Новокузнецка, сварщик на ЗСМК Виктор Коняев в отрывке из повести «Непогасимая лучинка» под заголовком «Лена и Юленька» живописует трогательный эпизод доброты христианина Егора Пахомовича Клетова к продрогшей от холода юной нищенке Лене: накормил, приютил на ночлег, и т.д. Прекрасный получился рассказ.
Художник и писатель Александр Брюховецкий в рассказе «Без лица» умело использует прием фантастики в истории с персонажем Михаилом Притыкиным, потерявшем лицо (физически!) после смерти жены и от одиночества; смешные приключения Михаила и его друга с влюбленностью в куклу, принятую было за вмерзшую в лед реки утопленницу, оживили его душу. От проснувшейся в душе любви (вначале к кукле, а затем к  телеведущей Кате) лицо страдальца восстановилось. В юмористическом сюжете заложен глубокий смысл - любовь к ближнему сохраняет не только душу, но и плоть человека.
Блестяще владеет народным юмором Вячеслав Рукосуев, его короткие рассказы наполняют душу читающего бодростью, оптимизмом. Вспоминается ранний Гоголь, наш Зощенко и др. А ведь и в самом деле народ при любых тяготах бытия сохраняет душевное здоровье (юмор) и устойчивость. Не будем пересказывать, советуем самим почитать 5-й номер журнала писателей России «Огни Кузбасса».
Да, это народный журнал! Подстать столичному «Нашему современнику» отмечающему нынче 60-летие. Московский и кемеровский журнал идут по одной дороге, сохраняя классическую традицию русской литературы. Лаконично ситуация соответствует библейскому афоризму о возвращении «На круги своя».
 г. Москва
Нина Сурова
Слово о поэзии
(Обзор раздела поэзии журнала «Огни Кузбасса» за 2016 год)
 
   Из многоликого числа литературных изданий я отдаю предпочтение журналу « Огни Кузбасса»,  но не только потому, что, несмотря на его статус Всероссийского журнала и постоянно расширяющуюся географию, многих авторов знаю в лицо. Перелистывая вновь все номера журнала за 2016 год, я отметила, несомненно, настоящий профессионализм членов редколлегии и главного редактора Сергея Донбая, хороший вкус и разборчивость, с которыми они подходят к выбору авторов и публикуемого материала.
   Раздел поэзии включает, в основном, публикации трёх-четырёх авторов в одном выпуске, реже пяти и более, т. Е. важная роль отдаётся не толщине очередного издания, а качеству содержимого. Все эти подборки яркие, интересные и всегда удивляют и воодушевляют, если не целиком, то обязательно какой-нибудь особенной строкой, например, как в стихотворении Виктора Коврижных:
Как сплошной пчелиный улей,
День гудит над головой!
Верноподданный июля,
Сенокоса рядовой!
   «Поэзия не может не быть поэзией своего времени, и должна быть ею…» ( Луначарский). Это хорошо отразил в стихотворении « Оборонщик» поэт из г. Бийска Сергей Филатов:
Когда в одночасье на сборище вздорном
Предательском, что Беловежская пуща,
Страну развалили, как карточный домик
……….
Стоит и торгует старьём из металла –
Ключи, заготовки… другие детали…
И, словно молитву, бормочет устало:
- Я делал ракеты, ракеты летали…
Образно и правдиво отражено время в стихотворении Бориса Бурмистрова «Девяностые»:
В доме рама оконная выбита,
Белый свет с темнотой обнялись.
Перепутана, смешана, выпита
Поколения целого жизнь.
«Поэт дитя: он смеётся лучшим в мире смехом – смехом сквозь слёзы» ( Лев Карсавин). Посмеяться сквозь слёзы получилось у Бориса Васильевича в стихотворении «Пятидесятые» о пацанах послевоенного детства.
Пижонистая кепка
Да в дудочку штаны,
Им доставалось крепко
От уличной шпаны.
У них отцы – в завмагах.
А наши – в шоферах.
Мы все живём в бараках,
И туалет в кустах.
На улице рабочей –
Мы дети той войны…
Пират. Мамай да Боча –
Лихие пацаны…
   В этом же, в четвёртом номере журнала есть подборка стихов, которые запали в самую глубину души. Это стихи Виталия Крёкова. Есть такое мнение, что «Из европейской поэзии исчез крик. Осталось жонглирование словами, художества акробатов и эстетов. Эквилибристика опустошённых». В поэзии Виталия Крёкова есть этот крик:
Всё чаще уходящим в спину
Глядит отчаянье полей…
Я, замерзая, не покину
Предела родины своей.
Пишет ли он о живых или о людях, живших когда-то, этот крик проступает сквозь строчки:
И люди, коих Бог на землю бросил, -
Пусть навсегда исчезли их следы, -
Но каждый жил и нёс в большую осень
Кто горькие, кто сладкие плоды.
 Будоражат вопросом строки Виталия Крёкова  в стихотворении, посвящённом Сергею Донбаю, обращённые к Богу:
Всемогущий! На лике земли
Ты прости и хоть в малую тварность
На исходе пути посели.
Незабудками, веточкой вербы
Наши души проклюнутся вновь,
Вопрошая: «Мы разве не небо?
Разве мы на земле не любовь?»
«Поэтический талант даёт многое, когда он сочетается с хорошим вкусом и направляется сильной мыслью». (В. Брюсов). И вот как сказал о величие слова поэт Виталий Крёков:
И там, где замирают дни,
Высокое тревожит слово.
Как будто детство пронесли
Охапкой сена молодого.
Очень удачно, на мой взгляд, сказал о вечности слова поэт из г. Калуги Вадим Терёхин:
Мы рождены, чтоб пропасть.
Канут во мгле бесконечной
Слава, богатство и власть.
Слово и музыка – вечны.
   Веет несказанным теплом и домашним уютом от стихов Анатолия Иленко.
В доме тихо, ринаряжено.
Дед на лавке. Рядом кот.
Весь умытый и приглаженный
Дорогого гостя ждёт.
Не оставляют без внимания его воспоминания о родном краешке земли, где он «взял своё начало»:
Я иду, босой и русый,
По теплу несмятых трав.
Озорной, совсем безусый,
К солнцу голову подняв.
…….
Здесь земля меня качала
На руках счастливых лет.
…….
В сердце бьёт родник горячий
Нерастраченной любви
Ко всему, что примечталось,
Пело, плакало в груди.
   «Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит» ( А. Экзюпери) И, уж точно не забыла об этом Нина Глушкова – поэт, пишущий  для детей и о детях. Она чутко чувствует душу ребёнка и  способна приоткрыть нам эту таинственную дверцу в мир детского восприятия, помочь нам хоть на несколько минут вернуться в то время, когда мы умели увидеть  сквозь стенки ящика барашка.
Только ранней весной, после стужи,
Вырастают магнитные лужи.
И чем больше в тех лужах водицы,
Тем труднее от них уклониться.
   Здесь же, в пятом выпуске журнала, представлены стихи более молодого поэта Натальи Поляченковой. Её стихи играют разными оттенками, яркие, образные, живые. Они дышат, отображая восприятие автором его мира, в котором и радость и грусть:
За журавлиными кликами
Оклик пронзительный есть.
Нежно и трогательно звучат её стихи о дочери:
Жду, когда птицей юркою
В окно вспорхнёт весна,
К сердцу прижму дочурку я,
Розовую ото сна.
   Интересной, неподражаемой предстаёт перед нами подборка стихотворений  «В раю, наверно, тёплые крылечки» поэта из г. Каменска-Уральского Веры Кузьминой. Её стихи реалистичны, понятны  и близки простому народу. Жизнь в них отражена без приукрашенностей. Я бы сказала, это как раз  тот пример, когда « всё гениальное – просто», как вот это женское:
Не жду. Но тяжелей течёт Исеть,
Еранка вянет, блин печётся комом.
Что не срослось, тому всегда болеть,
Как переломам…
Стихи Веры Кузьминой очень узнаваемы, в них проглядывает особый её слог, стиль, говор:
Двухэтажки-двухэтажечки,
Алиментики, долги.
Что ж ты, маслице, не мажесси
На ржаные пироги?
С Верой Кузьминой словно перекликается Галина Золотаина, поэзия которой жизненна, женственна. Это поэт, один из немногих, чьи стихи сказаны автором тихо, не восторженно, но звучат и слышатся далеко и долго.
Пугали сны, но более – бессонье.
Под ветром тряпка билась на балконе,
Да трепыхалась робкая душа
На древке моего карандаша.
 
 
 
г. Ленинск-Кузнецкий
 
 
Евгений  Чириков
 
РАДУЕТ  ПЛЮРАЛИЗМ
 
   Прошедший  год принес читателям «Огней Кузбасса» немало примечательного как в стихотворном, так и прозаическом разделах.  Обращаюсь к прозе, минуя, конечно, то, что написал сам.
   Читатели, увлекшиеся романом Людмилы Чидилян «Лида в поисках любви», первая часть которого была опубликована в конце 2015 года, с нетерпением, наверное, ожидали появления второй части. Роман интересен сокровенной женской психологией и реальностью 1980-х годов, особенно в ее кемеровской специфике. 
   Документальное повествование Николая Коняева «Полковник Романов» написано с чувством преклонения перед личностью царя Николая II.  Это чтение, что называется, на любителя, в зависимости от социальных взглядов.  Что касается содержательного наполнения, то знатоки революционной эпохи России вряд ли найдут в тексте что-либо новое – практически все общеизвестно.
   Повесть Юрия Тотыша «Светлая роса на черной броне» - о событиях Афганской войны (1979-1989).  В ней вышедшие из военного пекла Он и Она соединяют свои судьбы.  Красота созданной самой жизнью фабулы отлично схвачена автором и подчеркивается композиционно.  Первая часть повествуется от имени героини (медсестры), вторая – от лица персонажа, ставшего Героем Советского Союза.  Правда, от военной прозы ждешь глубокого драматизма, а события повести протекают в мемуарно-элегическом ключе. Женские впечатления иногда переходят в сокращенно-дневниковый тон, мужские же фронтовые будни и батальные сцены написаны как сглаженные воспоминания, приятным, красивым языком (в чем нельзя отказать Ю. Тотышу). 
   В повести Виктора Арнаутова «Приоткрылись родимые дали» пацаны играют в войну.  Выстрел из винтовки сбивает шапку с головы Мишки Штырбу – вот до чего они доигрались.  А стрелял один из троих братьев Кубецких.  В дальнейшем драматизм нарастает.  Мишка и его друзья остро враждуют с Кубецкими.  Доходит до того, что Мишку, этого хорошего и честного парнишку, обвиняют в краже.  И взрослые так его заторкали, что вынудили сознаться в том, чего он не совершал.  В общем, это отличный сюжет, психологически выписанный, с выпуклыми характерами.  К сожалению, впечатление от повести смазывается концовкой.  Она сворачивает в сторону ненужного лиризма. В последней главе Михаил Штырбу уже солдат и служит на границе.  В марте 1969 года, когда разыгрался советско-китайский пограничный конфликт на острове Даманском, он погибает.  И довольно неубедительно В. Арнаутов  пытается вложить в его последние переживания трепет воспоминаний о родных местах.  Думаю, что в воле автора поправить главу.
   Замысел повести «Вольтерьянец» Кирилла Леонидова оригинален.  В московской школе появляется суперученик.  Его идеи глобальны и в конечном счете раскрываются как масонские.  Благодаря вымышленному ученику мы видим мир сквозь призму современной школы с ее нравами, лицами учителей и учеников.  Финал оптимистичен, но остается и зловещий осадок – с одной стороны, суперученик побежден в символической драке и полностью исчезает с горизонта, а с другой – один из школьников умирает при загадочных обстоятельствах.  Любопытная повесть с философским уклоном.
   Действие повести петербуржца Георгия Панкратова «Чувство рохли» происходит  в течение буквально одного трудового дня молодых работяг-грузчиков в большом магазине (рохля – погрузочное устройство).  Языковой строй повествования основан на молодежном сленге.  Сквозь восприятие читателя проходит сознание обыкновенных молодых людей.  Мы видим островок современной жизни.  Очень симпатичное произведение.
   Буквально все рассказы, опубликованные в «Огнях Кузбасса»-2016, по-своему хороши и ярки.  Интерес к ним зависит от личных пристрастий читающей публики – выбирай на вкус.   Отмечу появление в «Огнях Кузбасса» таких «высоких гостей», как Елена Тулушева и Роман Сенчин, пользующихся всероссийской известностью, хотя и нельзя сказать, чтобы их рассказы как-то бы выделялись из общего массива прозы журнала.
   Особо я бы отметил «Токи высокой частоты» Виктора Королева.  Герой сталкивается с бывшим палачом, истреблявшим «врагов народа».  Сила рассказа в переплетении линии «невесты» (девушки, предлагаемой в жены молодому гостю) и линии ее отца, идеология которого обнажается до самой отвратительной сути. 
   Михаил Казанцев живет на краю земли, а если точнее, то в деревне под Калтаном.  Трудно сказать, что у него за душой есть еще, кроме воспоминаний молодости, на которых основан рассказ «Ожидание неизвестности», но написан этот рассказ в лучших традициях лирической прозы.  Описания лаконичны, каждая деталь благодаря подтексту дает наслаждение.  Настоящее переплетается с прошлым, явь – с глубинами сна.  Молодой человек, призванный в армию, то едет в поезде, то наблюдает в ресторане поведение девушек, то видит себя на свадьбе друзей-студентов…
   Изображение действительности через внутренний мир человека объединяет Михаила Казанцева с Татьяной Ильдимировой, хотя образные системы у них совершенно разные.  Журнал опубликовал два ее рассказа.  Тот, который называется «Пиковая дама», начинается с игры девочек.  Они весело дурачатся, затем игра переходит в мистический страх, а заканчивается рассказ видениями загробного мира, которые сливаются с будничной реальностью. 
   Утонченно, с интригующей остраненностью написано начало  рассказа «Любимая».  Легкими тенями обозначены героиня-«я» и «Саша» (муж?).  Героиня-я случайно находит письма паренька, лежащего в больнице, к девушке Оле, тоже из больных.  И в этих письмах из прошлого такая смесь курьезного и трагического, такая наивность и чистота любви!  Действительность, проступающая в них, контрастирует с дачной обстановкой, описанной в начале, что и создает очарование рассказа.  Героиня-я пытается разгадать тайну автора писем – кто же он, этот Володя?  Но загадка так и остается неразгаданной…
   Понимая, что обрисовать всех авторов  было бы чересчур длинно, упомяну все же Вячеслава Рукосуева с его весело-ироническими историями и коснусь Александра Брюховецкого, представленного этакой эстетически грубоватой притчей под названием «Без лица». 
   Деревенский мужичок не нашел в зеркале своего отражения.  Образ фантастический.  А мысль проста до примитива.  Умерла жена («Бабу он похоронил с полгода назад»), безликая, как и все деревенские женщины. А тут еще телеведущая  Катя исчезла с экрана.  «Тяжело переживал Притыкин отсутствие желанной телеведущей, тешился мыслью, что Катя, возможно, пошла в отпуск, а может, и вовсе забросила телевидение.  Ему показалось, что весь мир стал обезличенным без Кати, и эта страшная мысль заставила вновь лихорадочно ощупывать себя: все части были на месте, вот только когда он проходил мимо зеркала…»  В общем, в конце рассказа «любовь» восторжествовала.  Катя вышла из отпуска, с лицом Притыкина все в порядке.  Ну, каждому читателю свое…
   Много удачных материалов вышло в 2016 году под документальными рубриками.  Перечислю, на мой взгляд, наиболее содержательные: Лада Одинцова (о Василии Федорове), Виктор Чурилов (о Николае Рубцове), Юрий Дубатов (о Сергее Есенине), Валерий Новиков («Байки сибирского киношника»), Владимир Сухацкий («Великий угольный век»), Владимир Старых («На реке в Заполярье»), Вероника Шелленберг («Переворот»), Виктор Арнаутов (о писателе Геннадии Круглякове), Гарий Немченко («Горбатый мост»), Олег Яценко («Путь сельского хирурга»), Александр Ярощук («Куда исчезла мумия фараона Сехемхета?»).
   Удивительно, что кемеровский инженер и писатель А. Ярощук, многие годы отдавший химическому производству, настолько приобщился к египтологии, что начал выдавать смелые и вполне жизнеспособные гипотезы.  В своих теоретических взглядах он опирается на исследования Андрея Склярова, автора многих книг по альтернативной истории, причем написанных с самой добросовестной аргументацией.  Возможно, в недалеком уже времени идея А. Ярощука об использовании при строительстве пирамид грузоподъемных механизмов получит статус официального открытия.  В публикации же о фараоне Сехемхете высказывается предположение об испарении его мумии в результате физико-химических процессов.
   Журнал радует плюрализмом, открытостью дверей для многоразличных взглядов, тематических направлений и жанров.  Однако не все попадания стопроцентны.  Например, доктор филологических наук Наталья Налегач выступила с литературно-критическим эссе «Поэтический мир Андрея Правды».  Поэтический мир – важная категория, позволяющая сделать обобщения, отличить одного поэта от другого в громадном потоке современной поэзии. 
   Цитирую: «В стихах Андрея Правды отказ от жалоб и упрямое стремление сохранить в душе способность переживать радость бытия оказывается, по сути, тем заветом, который предстоит обрести и исполнить поэту…»  Или еще:  «Упрямая воля к творчеству дала возможность высветить новые грани созданного поэтического космоса…»  Заканчивается статья мажором: «Сохранившаяся в творческой душе человечность трогательным и чутким теплом наполняет душу читателя, входящего во все еще расширяющуюся поэтическую Вселенную Андрея Правды».  А что, у других поэтов с расширением есть проблемы? 
   Если подытожить, то профессор преподносит нам целый ряд удивительных открытий.  Оказывается, у Андрея Правды творческая душа.  Оказывается, в его душе сохранилась человечность.  Он отказался от жалоб, упрямо стремится пережить радость бытия и не менее упрямо проявляет волю к творчеству…   
г. Кемерово
 
Николай Ничик
 
 
Разновидности подснежников. Какие они навеяли размышления?
Регулярный выход 6 номеров «Огней Кузбасса» за прошедший год свидетельствует об ответственном отношении областного департамента культуры и национальной политики к писательскому сообществу. Не подвела своих учредителей и редколлегия журнала. В течение года на страницах «Огней Кузбасса» появилось не одно достойное внимания прозаическое произведение  известных авторов (Николай Дорошенко, Роман Сенчин, Николай Коняев, Гарий Немченко, Виктор Арнаутов, Руслана Ляшева, Вадим Макшеев, Сергей Кузнечихин, Елена Тулушева)… А какие замечательные поэтические подборки подарили своим поклонникам Виктор Бокин, Борис Бурмистров, Виктор Коврижных, Дмитрий Мурзин, Нина Ягодинцева! Об Анатолии Иленко прекрасную публикацию подготовила Руслана Ляшева.
Хочу вкратце остановиться только на некоторых из них.
По праву удачной публикацией считаю документальное повествование Николая Коняева «Полковник Романов». Это произведение хорошо отметила прозаик и литературный критик Руслана Ляшева. Поэтому не буду повторяться.
С большим удовольствием прочитал главы из романа «Душа» Николая Дорошенко. Они напомнили мне детские годы, то радостное и беззаботное время, которое только раз в жизни  бывает у каждого из нас и (увы!) никогда не возвращается… Как можно дольше, на целый вечер, растягивал это прочтение. Параллельно вспомнилась публикация неоконченной автобиографической повести почти 50-летней давности  известного украинского поэта-сатирика Павла Ключины. А как можно после этого забыть еще со школьной (советских времен) программы незабываемую «Зачарованную Десну» Александра Довженко!
Вот какие размышления навеяли отрывки романа Н. Дорошенко. Считаю, что целесообразней было бы в этом же, 5 номере журнала, не спешить с публикацией ничего не значащего отрывка повести Виктора Коняева «Лена и Юленька».
Также привел как к детским, так и взрослым воспоминаниям  рассказ Сергея Кузнечихина «Подснежник».
Известно, в украинских лесах можно встретить голубоглазые подснежники. Редкость, если найдешь белого цвета. Мой учитель и поэт Иосиф Дудка жил в украинском хуторе Широкий Яр возле скифских могил.   Когда мы школьниками ходили вместе с ним на экскурсию, то собирали целые букеты голубых подснежников. А однажды Дудка нашел растеньице белого цвета. Я впервые тогда такое увидел. Потом Иосиф Михайлович написал прекрасное стихотворение о белом подснежнике, которое я помню до сих пор.
А вот у нас на юге Кузбасса, наоборот, цветут только белые подснежники. Синих за многие десятилетия ни разу не встречал. Только кандыки, и то фиолетового цвета. Таежники утверждают, что это тоже их разновидность как первых весенних цветов. Не спорю. Возможно, и так.
Что же касается второго значения слова «подснежник», то… и сам писал о таких специалистах, которые числились на производстве, а на работе не появлялись. Даже была в середине 80-х годов серьезная моя публикация в областной периодике - «Поверхностные» горняки», о тех шахтерах, кто был оформлен подземным горнорабочим, а в забой не спускался – отсиживался в каптерках и мастерских и при этом получал льготный стаж.
Последние несколько лет на страницах «толстых» центральных журналов появляются рассказы молодой писательницы Елены Тулушевой. О них спорят. Высказывают разные, порой полярные, точки зрения. Отрадно, что несколько произведений из цикла «Подъезд» опубликованы и в «Огнях Кузбасса».
Перед тем, как сесть за размышления об этой подборке, я позвонил известной московской писательнице и редактору солидного журнала Лидии Сычевой, чтобы и у нее узнать мнение о творчестве Тулушевой. Услышал, дескать, что это очерки, и их с натяжкой можно назвать рассказами. Возразил. Не согласен с таким утверждением. Сам, как говорится, наступаю на такие же грабли. Когда, скажем, пишу рассказ на шахтерскую тематику, то ничего не выдумываю: перед глазами, как наяву, просматривается вся бригада моих бывших коллег по кайлу и лопате. Выбираю из десятка горняков только для одного героя свойственные черты характера и поступки его коллег.
Неоднократно и мне говорили, что и мои рассказы – тоже очерки. Но на самом деле это тоже не так. Здесь настолько прочно переплелась реальность с художественным вымыслом, что читателю тяжело определить их границу. Только автору известна эта тонкая черта, но стоит ли ее обнажать?!
Хочется порадоваться, что в нашу литературу пришла молодая талантливая писательница со своим видением мира. Ее рассказы интересны, читаемы. О них дискутируют. Будем надеяться, что и в последующих номерах журнала мы встретимся с ее прозой.      
г. Новокузнецк
 
 
Письмо из Германии
 
Ваш журнал мне нравится. Тематика разнообразная: много авторов и хорошее сочетание стихов и прозы. Из прозы очень понравилась повесть Евг. Чирикова «Дни солнечных идей. Дьяков – легендарный и документальный». Дай Бог, чтобы таких талантливых людей было побольше и не только в этой сфере. Пусть будут и «Бог медицины», и «Бог экономики» и т.д. Ну, если уже не «Бог», то по крайней мере «Ангел». «Путь сельского хирурга» Олега Яценко: хирург – этo всегда боль (где-то чужая, где-то своя). Вроде давно это было, а читаешь – как будто сейчас. Интересные рассказы В. Рукосоева. А насчет того, что жить трудно, так это не только в «наше» время, по-моему, так было во все времена. Очень тепло написано «Я никогда не ездил на слоне», Евг. Мельникова – прошедшее время часто интереснее, чем настоящее. Чего-то не хватало, зато стресса тоже было меньше. Из стихов мне понравилась «Баллада о поэте» Виктора Чурилова. Счастливых стран, наверно, не бывает – время меняет не только других, но и самого себя, в первую очередь. «Бабушкин стол» Станилава Левинского – горькая действительность реальной жизни.
Украшают журнал картины художников – люди, природа, цветы. Творчество  вроде как без времени, красота всегда красота.
Свободного времени мало, но продолжаю читать дальше. Успехов Вам, журналу и много-много читателей. И пусть спонсоры и дальше остаются спонсорами.
 
Даниель Якобсон,
г. Берлин
                            
 
Ольга Яковлева
 
ЗАМЕТКИ ПАРОДИСТА.
(обсуждение журнала «Огни Кузбасса» за 2016 год)
 
 
       В 2016 году исполнилось 80 лет со дня рождения известного советского поэта-пародиста Александра Иванова. Хочется почтить его память и поделиться с вами своими пародиями на некоторые стихотворные строки, опубликованные в журнале «Огни Кузбасса» в 2016 году.
 
          Повод для пародии появился с  первой же поэтической подборки первого номера журнала, где напечатаны стихи нашего известного поэта Александра Ибрагимова:
 
                                             «Ай, как в баньке русской – да татарский жар!
                                  Жалится-покусывает Змей Горыныч – Пар…
                                  Изморозь по коже…»
 
          Эта неожиданная заснеженность поэта в жаркой бане и позволила написать такую пародию:
 
          Ай, да мы, поэты – непростой народ:
          всем в парилке – лето, нам – на коже лёд!
          Очень неприлично – от жары вспотеть,
          лучше поэтично взять – заиндеветь!
 
          Кроме того, на пародию вдохновили и брутальные строки Александра Ибрагимова:
 
                             «…В оковах слов
                                  Членится мысль моя,
                                  Похожая на бронемуравья…»
 
           А это пародия:
 
            Членистым мыслям ставлю я капканы,
             чтоб не сбежали, выйдя из оков,
           и пусть мой творческий процесс суров,
           зато у всех в мозгах простые тараканы,
           а я дорос до бронемуравьёв!
 
 
 
          В этом же номере опубликованы стихи иркутчанинаВасилия Козлова, в которых есть строки (от лица некоего сочинителя):
 
                          «…Мне стыдно стихи свои людям читать,    
                                Не платят когда гонорара».
 
          Остаётся только ответить данному сочинителю пародией:
 
          Стихи свои читать не стану даром, -
          бесплатного позорища стыжусь,
           зато когда утешен гонораром,
           тогда и к сраму легче отношусь!
 
         Удивили в стихах этого поэта-филолога и такие выражения:
 
                           «…Жизнь горела как жизнь…»
                           «…мрак ползёт из мрака…»
 
 
         Во втором номере вновь встретился стих Галины Золотаиной (был напечатан в журнале «Огни Кузбасса» в 2009 году, №2), где имеются уже семь лет назад спародированные строки:
 
                                           «…Полуприкрыт чугунной крышкой люк –
                                                 Ловушка для нетрезвого зеваки.
                                                 И – поделом: лови внизу свой глюк,
                                                 Жди помощи и сам с собой калякай!..»
 
                                
                    Пародия так и называется «Доброта».
 
                    Всех пьяниц я хочу переловить
                    в полуприкрытые чугунной крышкой люки –
                    от доброты своей боюсь душой простыть,
                    и по ночам вдруг будут мучить глюки!
 
                    Вот только помощи мне ждать откуда?
                    О ней напрасно в пустоту трублю, -
                    сама с собой тогда калякать буду,
                    ведь столько люда в люках погублю!
 
           Также во втором номере журнала напечатаны стихи нашего прославившегося своими творческими успехами поэтаДмитрия Мурзина, который смутил своими строками:
 
                                            «…Жизнь изменилась, пока я ходил за клинским.
                                                  И я изменился, пока я ходил клинским…»
 
          Надеюсь также смутить Дмитрия пародией:
 
          Глубокомысленно, кажись, хотя и не подробно
          скажу: меняет пиво жизнь и нас внутриутробно.
          И не стыдясь ничуть людей, для пущей философии
          сошлюсь на тайный акт своей, пардон, физиологии.
          Ведь лучшей темы не сыскать, дабы в стихотворении
          так вдохновенно рассказать о тела отправлении!
 
                        P.S. А чтоб в дальнейшем вызвать больший интерес,
                               Я поэтично опишу и сам процесс!
 
           Во втором номере журнала опубликованы стихи москвича Александра Юдельсона, богатые на строчки для пародий. Вот, например:
 
                                             «…Жена спала, дыша свободно
                                                   Эфиром нежности моей,
                                                   Свидетель милый и безмолвный
                                                   Рождений сказок и детей».
 
          Этот образ женщины как безмолвного (!) всего лишь свидетеля (!) рождения собственных детей был бы очень интересен для пародиста, если бы основания для пародии не перечеркнула практика ныне популярного суррогатного материнства.
 
          Но обойти пародией стихи Юдельсона невозможно, тем более, что перешагнувший сорокалетний рубеж автор ставит под сомнение своё поэтическое творчество:
 
                                             «…В сорок лет не бывает поэтов.
                                                   Те, что были, уже в гробах…
                                               …Всё лежат, всё молчат, как камни,
                                                   Всё таращат свои глаза…»
 
           Осталось только додумать за Александра возможное развитие темы:
 
           Я как-то эксгумировал поэтов
           и поражался (святы небеса!):
           лежат, молчат, не шлют родне приветов
           и все таращат на меня глаза!
 
           Спросил у них: «Стихи писать мне нужно?»
           Они восстали (о, мой страшный сон!)
            и закричали, возмущаясь дружно:
            «Тебе уже за сорок, Юдельсон!»
 
           В четвёртом номере журнала напечатаны интересные для пародиста стихи калужанина Вадима Терёхина. Например, такая строчка:
 
                          «…Это я – худоцветный и чёрный!..»
 
          Также загадочны и следующие строки Терёхина:
               
                          «…Последний раз мне будет сорок,
                                Ну то есть сорок девять лет…»
 
           Эта неуверенность в собственном возрасте дала повод для пародии:
 
                                Я перестал военкомат бояться 
                                и бросил прятаться от Армии совсем,
                                когда мне стукнуло однажды восемнадцать,
                                ну, то есть, это значит, двадцать семь.
 
                                 А в старости моей любовный морок
                                 вновь спутал долгих лет неровный ряд, -
                                 сказал я девушке, что мне слегка за сорок,
                                 ну, то есть, ровным счётом, шестьдесят…
 
                                 И чехарда в годах моих простительна,
                                 (далёк от точных цифр любой поэт),
                                  ведь я свой возраст помню приблизительно –
                                  с ошибкой мелкой в девять-двадцать лет!
 
          В пятом номере журнала, в рубрике «Поэтическая почта» есть стихотворение омички Дианы Лугининой, которое венчают такие строчки:
 
                         «…Нужен хозяин в доме,
                               кто нанесёт дров, воды и ещё увечий…»
 
             Этакая мазохистская женская мечта дала повод для пародии:
 
                              Нет хозяина в доме,
                              и о счастье не может быть речи,
                              ведь валяюсь не в коме,
                              не в бинтах после разных увечий.
 
                              Милый чалит на зоне,
                              всё на мне зажило после встречи.
                              Жду его. Кто же кроме
                              сможет так хорошо искалечить?!
 
 
           В шестом номере журнала напечатаны стихи Дмитрия Филиппенко, у которого всегда можно найти строчки для пародий. Вот, например:
 
                          «Кто-то стихи пишет ради войны
                            И расстреливает одиночество.
                            Я же валяюсь среди тишины
                            И плюю, и плюю в потолочество…»
 
          А это небольшая пародия:
 
                           Расстреляю плевками родной потолок,
                           низковат он, - совсем не высочество,
                           но об этом стишок выйдет в дюжину строк,
                           вот такое, тьфу, плёвое творчество…
г. Кемерово
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.