Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Обзор журналов№3-2012. Подготовил В. Арнаутов

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

 

КТО  В  НАШЕМ  ДОМЕ  ХОЗЯИН,  ИЛИ  СОВРЕМЕННАЯ
                        ВЕРСИЯ  ПРО  РОБИН  ГУДА.

( О романе Станислава Вторушина «Посланец»)

 

Центральное место пятого  номера журнала «Алтай» за 2011 год по праву принадлежит роману «Посланец» маститого русского писателя-сибиряка  Станислава Вторушина.

В жанрово-стилистическом плане роман этот синтетичен: он сочетает в себе элементы суровой армейской прозы, реалистического описания современной российской деревни и города – с боевиком  и даже с гротесковым  криминально-детективным  чтивом. Это – по форме. Неоднозначен он и в содержательном плане. Но если попытаться определить  его главную суть в одном предложении, то она – в вынесенном мною заголовке: кто в нашем доме хозяин или современная легенда о Робине Гуде. А можно и так: о нашей современной России и нас, русских, в ней.

В романе автор обозначил довольно много наболевших вопросов, пытаясь донести до читателя своё видение того: кто же теперь мы, современные русские? где и каково наше национальное самосознание? кто теперь управляет нами? Как быть и что делать дальше?

Немного о сюжете. Главный герой романа – капитан Беспалов – захвативший конец войны в Афганистане и командир диверсионно-разведывательной группы в Чечне, после налёта на них чеченских боевиков, получает тяжелейшее ранение и его комиссуют из армии. Куда теперь податься боевому офицеру? Кроме замужней сестры, живущей в деревне да любимой девушки Нади, которая проводила его в «командировку» и перестала отвечать на его письма, - у него никого нет. Нет ни дома, ни иной гражданской профессии, ни работы, ни заработанных «больших» денег в «командировках». И вообще оказывается, что никому он не нужен в той стране, которая посылала его в Афган и Чечню. Да и страны-то той, которой он присягал, оказывается,  уже не существует. И вовсе не случайно в эпиграфе к роману приводятся стихи Семёна Гудзенко:

«Он хочет знать, что было здесь,

Пока мы были там».

Только я бы сделал поправку, заменив слово «было» на «стало». А стало всё по-иному. «Почему я ушел из армии? - признается бывший  сержант Глебов. - Потому, что защищать стало нечего. От того, что мы где-то наводили порядок, народу легче не становится. Он как жил в беспросветной нищете, так и живёт. Порядок нужен гусейновым и джабраиловым… чтобы они деньги не потеряли».

Вот и получается, что пока истинные патриоты России воевали и наводили порядок, страну их практически  без боёв захватили и разграбили  бессовестные и наглые нувориши, обобрав народ до жалкой нищеты, поставив его на колени, заставив у  них же, жуликов и бандитов, просить подаяния и униженно прислуживать этим «новым русским», а паче того – паразитирующим «хачикам».

А ещё – красной нитью проходит через весь роман идея национального русского самосознания. Более тысячи лет, в боях и сражениях, формировалось оно – без гордыни, но не без гордости за то, что ты – русский! А тут, в одночасье превратилось оно из пресловутого «велико-…» в «недо-…».

После великой Победы над фашизмом, в которой действительно проявились сплоченность, взаимовыручка и самопожертвование практически всех народов нашего меганационального государства, советская идеология, навязывая, исповедовала интернационализм и толерантность русского народа перед всеми другими народами и национальностями. Упаси Боже, вечно-то мы боялись, что упрекнут нас в великодержавном или  великорусском  шовинизме! «Интернациональный долг» побуждал нас помогать Испании, Китаю, Корее, Кубе, Эфиопии, Мозамбику, Вьетнаму, Афганистану и ещё бог весть кому – решать их внутренние государственные проблемы. И гибли там наши солдаты и офицеры – десятками, сотнями, тысячами. И забывала страна о своих героях, как и раздраженные обыватели: мы вас туда не посылали…

  Допомогались и довоевались со своими уставами  в «чужих монастырях», не заметив, как свой дом развалился. И никак поверить ещё в это не могли, пока не предстали пред фактом, что в нашем доме уже совсем другие вовсю хозяйничают! От западных границ и до самого Байкала – «хачики», а от него и до Тихого океана – китайцы паутиной своих рынков из дешёвых и некачественных товаров оплетают весь восток. Уже и религию, веру нашу православную, тысячелетнюю, пытаются подменить сектантскими учениями «свидетелей Иеговы», распространяя миссионерами «сторожевых башен» из Сан-Франциско.

И изумляется, возмущенно,  бывший «афганец», сержант Биденко: «Такое ощущение, что живу в оккупированной стране. Каждый стал жить сам по себе. Мы уже не народ, а, как теперь выражаются, электорат».

Попрано всё, и прежде всего – справедливость. Даже слово такое официально вычеркнуто из нашего лексикона. «А без справедливости, - заметит капитан Беспалов, - человеческое существование теряет смысл. Как только исчезает справедливость, начинается смута. Сначала в душах людей, потом во всём государстве».

Вот тогда-то и появляются «посланцы» - народные заступники, вроде Ивана Болотникова, Стеньки Разина или Емельки Пугачёва. И обозлённый, униженный народ верит им, верит в то, что именно они вернут и восстановят  попранную справедливость! Так бывало, и не единожды, не только в нашей многострадальной Руси с её терпеливым народом. Так бывало и в средневековой старой  Европе, и даже в «новосветной Америке. Достаточно вспомнить того же легендарного Робина Гуда – средневекового «посланца»,  героя английских народных баллад, борющегося с норманнскими завоевателями, радетеля за справедливость и народного заступника, который своей разномастной бандой грабил богачей и раздавал награбленное беднякам.

Вот и в романе Станислава Вторушина появляется такой «посланец», этакий современный Робин Гуд – капитан Беспалов с четвёркой своих собратьев: с бывшими сослуживцами, сержантами Глебовым и Биденко да примкнувшими к ним безработными  «афганцами» - старшим лейтенантом Елагиным и рядовым Ушаковым.

А чтобы не мучила совесть, своим задуманным грабежам они дают даже специальный термин, придуманный ещё большевиками – «экспроприация, - что в переводе на простой язык – конфискация награбленного,  или, если хотите, восстановление справедливости».

И вот с этих пор в романе происходит как бы трансформация -  и не столько  жанра, сколько самой  действительности. Дотошный критик наверняка уловит,  а может, и попрекнёт автора в том, что из сферы реального тот перенесёт своих героев в сферу желаемого: зло должно быть непременно наказано, а справедливость восторжествовать! Но в художественном произведении настоящего мастера слова такое вполне допустимо. Поверим и мы, следуя за сюжетом  романа.

Ну, кому же из обездоленных и обиженных не захочется восстановления справедливости: за изнасилованную и убитую отморозками любимую женщину, за разоренную и ограбленную родную деревню, за отобранную обманом чёрными риелторами-негодяями квартиру, за то, что не дают честному фермеру или крестьянину нормально продать на рынке свой урожай, молоко или мясо, за то, что «родная» милиция, прокуратура и суд – давно уже на службе у толстосумов…

Ох, как же хочется справедливого возмездия – прямо как в детстве, когда не можешь сам дать сдачу обидчику и мечтаешь о старшем брате или сильном друге! Хотя бы в своем воображении. И уж очень горько осознавать и признаваться самому себе, что в рабской покорности:

«устал от двадцатого века,

От его окровавленных рек,

И не надо мне прав человека,

Я давно уже не человек».

А далее в романе, всё, как в приключенческо-детективном триллере, или даже точнее – в наших воображаемых планах: «Эх, и поддал бы я ему, негодяю!» Вот и разрабатывают наши робин гуды планы экспроприации, вот и готовятся к ним тщательным образом, совершенствуя в тренировках свою физическую выносливость, твёрдость руки и глаза при стрельбе из пистолетов и даже автоматов.  Да   и гранаты с гранатомётами-подствольниками им по плечу. И рукопашный бой – не в новинку! А раздобыть оружие – какое хочешь – это ведь проблема только у законопослушных граждан – в целях самообороны, да не приведи Господи, без превышения пределов этой самой необходимой обороны… Вот и вступают на тропу непримиримой войны с « хачиками» и их холуями наши робин гуды. А на той стороне – бывший чеченский полевой командир Шейх, ныне замаскировавшийся под банкира Муссу  Джабраилова, прибравшего к рукам почти всю губернию и его напарник - банковский  «зиц-председатель» Гриша Хавкин. Это – и Гусейнов – отъявленный негодяй, своим рэкетом держащий власть над всеми рынками и окрестными производителями сельскохозяйственной продукции. Это – и гуиновец-мздоимец Подъяченко, это и милицейские местные князьки, вроде Гендарева; это и джабраиловские цепные псы из личной охраны – Шуляков с Лобковым. Да и о сидящем на  «строгаче» в зоне  Казбеке Анварове – дальнем родственнике Джабраилова, за изнасилование и убийство девушки Беспалова Нади – не позабыли народные заступники.

О том, что гусейновы, джабраиловы, анваровы и иже с ними появились не сами по себе, а их создала система – нашим робин гудам ведомо достаточно хорошо. И вряд ли что можно изменить кардинально, не изменив саму систему, им тоже понятно. Зато им, участникам локальных войн,  суждено вступить хотя бы в локальную войну с местной мафией. А для этого, решают они, надо лишить её денег. Не будет у неё денег, не будет и власти!

Захват и ограбление банка проводят они по всем законам военной стратегии и тактики. Большие миллионы взяли в ходе операции наши «посланцы» - что в рублях, что в неучтённой валюте. Затаились на время. Однако, как говаривали зэки, жадность фраера сгубила. Погорел на этом и засветился один из налётчиков – сержант Биденко. Он, как Шура Балаганов, с пятидесятью тысячами в кармане, залез к дамочке  в сумочку за  кошельком, в котором лежала сущая мелочь… Опытные сыскари из охраны Джабраилова нападают на след, который и приводит их к Биденко. Однако, ни под какими  пытками не выдаёт своих подельников проколовшийся Биденко, в результате чего оказывается обезображенным и почти не узнаваемым сначала на городской мусорной свалке, а потом  и в морге.

Со стороны мафии потери значительно больше, помимо денег, они не досчитались шестерых. И милиция отрапортовала губернатору, взявшему под контроль ограбление банка, дескать, местные междуусобные разборки это, сами себя постреляли и пожгли «хачики», имитируя ограбление…

Вроде, справедливость восторжествовала. Ура! Что дальше?

А дальше –  к светлой жизни в отдельной заброшенной деревне, что раньше, как и речка, называлась Светлой, которую надо реанимировать, построить новые дома, возродить кооперативное товарищество, жить по-человечески, по-христиански. Кем? Да всё теми же робин гудами, заступниками, посланцами. Посланцами от истинно русских людей, посланцами о  мечты народной, посланцами от Всевышнего…

 

Виктор Арнаутов

Кемерово

 

 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.