Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Владимир Мазаев. Слово рождает жизнь.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Я представляю, сколько творческого труда вложили авторы прозы, вынесенной на наш семинар. И понимаю, что советы и пожелания легче давать, чем следовать им. И все же рискну.
Начну с одного почти парадоксального факта. О нем пару лет назад поведала Литгазета. На конкурс молодых авторов "Дебют" /Москва/ было прислано 42000 рукописей /сорок две тысячи! /. И почти столько же на конкурс рассказа "Русский Декамерон".
С этой реальностью,  с этим морем берущихся за перо, нам не считаться уже нельзя. Выдержать "конкуренцию" в нынешних жестоких условиях невероятно сложно. Нынче даже у добротного, но умеренного, гладкого текста шансов на серьезную публикацию нет / я не имею в виду публикацию в местных малотиражках, альманахах/.
Хочешь удержаться в литературе, включайся в творческий поиск.
Ищи, в чём ты сильнее всех этих "сорока тысяч", - парадоксальной ли мыслью, манерой подачи,  свежим ли "убойным" сюжетом,  "пресловутой" занимательностью наконец. Кстати,  кто-то верно подметил: занимательность - вежливость писателя. Так что если ты взялся за перо и мужественно нырнул в это бездонное море-окиян пишущих - будь вежлив перед своим вероятным читателем. А рукописи с унылой вторичностью, жалкой описательностью и легким скольжением пера по бумаге - они и в прежние времена были вне закона.
Занудный вопрос: из чего, собственно,  складывается литературное творчество? Слагаемых много. Умение наблюдать. Умение слушать. Входить в чужие обстоятельства /влезать в шкуру/. Сомневаться.  Сострадать /я не верю в литературу с удалённым нервом сострадания/. Не воротить нос от прозы жизни. Подыматься над ее обыденностью. Иметь самостоятельность оценок, взглядов. Каждый писатель - в душе актер. Только он играет мысленно, опираясь на воображение.
«Нет занятия, обрекающего на большее одиночество,  чем писательский труд» /Маркес/. С годами большинству литераторов удаётся свыкнуться с этим "одиночеством", приспособиться к нему. Но вот молодой литератор его переносит хуже. Он остро чувствует свою незащищенность Ему хочется,  чтобы он что-то значил. Чтобы его замечали. Чтобы если поддерживали его, то не из одного уважения к литературе. И не потому что так принято в культурном обществе.
Ну,  а умолчать, не сказать о языке, о литературном слове я не могу. Мы знаем, что в восприятии художественного произведения первую роль играют душа,  сердце,  эмоции, чувства. Если рассказ, повесть, поэма не тронули душу и сердце читателя, то, как бы ни хороша была идея, как бы ни умна мысль, они не будут восприняты.
Писатель стремится повернуть слово его неожиданной стороной. В этом закон художественной выразительности. Плохо, если из-за боязни оступиться, он начинает осторожничать, выбирать гладкие, обтекаемые слова и выражения /так чеховский герой, шагая по уличному булыжнику, выбирает гладкие булыжины,  чтобы не стереть галоши/.
Писатель "обречен" бороться за свое существование ежедневной, ежечасной работой над словом. Над построением слов, как бы сказал Толстой. Ведь СЛОВО рождает жизнь и,  случается, даже более яркую, эмоциональную, чем в реальности. И главный, неразгадываемый фокус еще в том, что при этом сохраняется и жизненная правда, и художественная убедительность.

P.S. Сентиментализм - это повышенная чувствительность, так кажется. Как литературное течение возникло в 18-м веке. Вожди его Руссо и Карамзин. И возникло вроде как в пику рассудочности того века, в пику разума,  который перерождался даже в корыстную расчетливость. В эгоизм, если хотите.
Наш с вами век тоже отдает дань культу разума. И тоже уже получает зуботычины перерождения в рассудок,  в расчётливость.
Это тотчас сказалось и на художественной литературе. Боязнь показаться сентиментальными,  то есть чувствительными, во многих наших книгах привела к отказу от искреннего чувства.
Согласны ли мы, что литература сегодня стала меньше потрясать читателя-зрителя? Она стала умнее, проблемнее, изощрённее - но потрясать перестала/ Часто ли нам попадается книга, спектакль, когда у нас закипают в глазах слезы и ком подступает к горлу? Эмоциональный контакт сведен к минимуму. Особенно в жанрах детективных, приключенческих.
У Валентина Катаева есть воспоминания о Маяковском. Там приводится такой эпизод. Друзья поэта,  узнав о его гибели,  были ошеломлены. Утром собрались возле его дома. Бабель сказал:
- Поймите, мы все в этом виноваты. Его нужно было обнять, может быть, поцеловать,  сказать, как мы его любим. Просто по-человечески пожалеть. А мы этого не сделали. МЫ СТЕСНЯЛИСЬ БЫТЬ СЕНТИМЕНТАЛЬНЫМИ.
Многим из нас /литераторам, читателям/ стоит обучиться элементарной чувствительности. И я почему-то убежден, будущее нашей литературы это движение к более глубокой эмоциональности. К душевному миру человека. К обнаженности чувств. А возможно, и тела. Шутка...
 В. Мазаев, руководитель семинара прозы
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.