Журнал Огни Кузбасса
 

Виктор Арнаутов. От земли Кузнецкой до Кемеровской области

Рейтинг:   / 9
ПлохоОтлично 

В российской нашей необъятной шири

Есть край заветный. Край, где мы живём.

Зовут его жемчужиной Сибири,

А мы землёй любимою зовём.

Владимир Иванов

 

Топоним нашей территории ведёт происхождение от довольно далёких  времён, когда местные шорские умельцы полукочевых  и оседлых уйгурских племён научились извлекать из богатой полезными ископаемыми земли железную руду, а из неё плавить металл и обрабатывать его кузнечным способом – ковкой.

«Кузнечные люди» – так называли их казаки, служилые первопроходцы, завоевавшие по велению белого русского царя земли, расположенные по реке Томь и её верхним притокам – Кондоме и Мрас-су. Разумеется,  в поймах и бассейнах этих рек, богатых рыбой, дичью, зверьми, кедровыми орехами и  прочими дарами природы, кочевые и полуоседлые племена занимались не только кузнечным ремеслом, но и охотой, рыболовством, скотоводством, пополняли ратные ряды воинствующих ордынцев и служащих им местных князьков из сибирских кыргызов.

Документальных же источников, говорящих о каких-либо крупных оседлых поселениях на этой территории до 16 века, нет. Но археологические раскопки и оставленные наскальные рисунки по реке Томь свидетельствуют о множестве стоянок -  в районе  Томской Писаницы, Тюльберского городища, поздних поселений – Ажендарово, Лачиново, Глинка, Ячменюха, Кузнецк и прочих – как правило, либо на «стрелках» (местах впадения в Томь рек и речушек, вроде Кондомы, Средней  и Нижней Терси, Мунгата, Грязной, Заломной, Фомихи, Люскуса, Писаной и т.п.), либо на обзорно-сторожевой возвышенности (как Тюльберское городище). Историкам и археологам нашего региона  ещё предстоит немало работы по выявлению и изучению  истории заселения и освоения родного края.

А пока с достаточной степенью изученности и точности можно говорить о земле Кузнецкой лишь с начала 16 века – времени присоединения её к государству Российскому.

Доподлинно известно, что после возведения сторожевых российских  поселений в бассейнах рек Иртыш, Тобол и Обь, таких, как Тюмень (1586), Тобольск (1587), Берёзов и Обдорск (1593), Тара  и Сургут (1594), Нарым (1597), вождь томских татар Таян обратился к русскому царю Борису Годунову с просьбой: оградить свои земли от набегов кочевых кыргызских и монгольских всадников с юга и построить на реке Томь острог. В 1604 году при впадении реки Ушайка в Томь появилась крепость, получившая своё наименования от названия реки и послужившая началом городу Томск.

Продвигаясь вверх по Томи, казаки в удобных местах ставили сторожевые посты – остроги-крепости и редуты, позволявшие вести оборону против набегов воинственных южных соседей.

Уже в 1615 году, на левом берегу реки Кондома, невдалеке от впадения её в Томь, был  поставлен верхний острог, который вскоре сожгли кыргызы. Через три года он был отстроен заново, а в 1620 году перенесён в более удобное место – на высокий правый берег Томи.  Назван Кузнецким от имени тех самых местных миролюбивых аборигенов – «кузнечных людей». В 1622 году Кузнецкий острог получил статус города.

Между Томским и Кузнецким острогами-городами, по Томи и её притокам возвели ещё несколько сторожевых острогов, среди которых – Верхо-Томский (1657), Сосновский (1657), Каштакский (1698), Мунгатский (1715) А территория, прилегающая к острогу-крепости Кузнецк и вниз по Томи, стала именоваться уже землёй Кузнецкой.

Коренные промысловые люди, обитавшие на территории земли Кузнецкой, платили в царскую казну дань – пушной налог-ясак – в одну-две соболиные шкурки  и уже считались подданными,  «ясашными» людьми русского царя, вершить расправу над коими можно только с ведома и указа самого царя. К 1705 году у воеводы Кузнецкого уезда было в подчинении 38 ясачных волостей.

Любая открытая, завоёванная, освоенная или присоединённая территория требует административного управления ею. Уже с самого начала освоения земли Кузнецкой во главе служилых людей и сборщиков ясака стояли атаманы-воеводы. Так, первым воеводой города Кузнецка считается Евстафий Харламов (Михайлевский) – сын боярский, направленный в Кузнецк из Томска.

В целом же, покорённые просторы Сибири, в том числе и земля Кузнецкая, изначально административно-управленчески находились в ведении Посольского приказа. А чуть позднее – были переданы приказу Казанского дворца.

В 1637 году, в царствование первого царя династии Романовых – Михаила Фёдоровича, принявшего титул Самодержца Всероссийского, для управления территорией, лежащей за Каменным поясом, был учреждён Сибирский приказ, во главе с князем Б.М. Лыковым. Территория же всей Сибири делилась на два разряда – Тобольский и Томский, а те, в свою очередь – на уезды и волости, которые возглавляли воеводы знатного боярского происхождения.

При  царствовании царя-реформатора Петра Первого в 1708 году образована Сибирская губерния, первым губернатором которой стал князь М.П. Гагарин. Губернской столицей Сибири стал Тобольск. Уездные воеводы Сибирской губернии уже именовались комендантами. Коменданты чинили на  вверенных территориях недозволенный произвол, больше заботясь о собственной мошне, нежели о казне государевой и подвластных им местных людях. За злоупотребления властью, попустительство комендантам и казнокрадство первый губернатор Сибири князь Гагарин был осужден, приговорён к смертной казни  и публично повешен!

В целях совершенствования системы управления восточными территориями Сибири уже в 1721 году образуются Енисейская и Иркутская губернии – со своими губернаторами.

Волостные структуры в Сибири появились в 30-х годах 18 века, которые состояли из основного поселения (слободы, погоста, села, острога) и многочисленных прилегающих к нему деревень и заимок. В 1797 году  появилось положение, в котором оговаривалось, что волость не должна численно превышать 3-х тысяч ревизских душ. В каждой волости организационно  имелось правление, состоящее из волостного головы, старосты и писаря. Многие жизненные и спорные вопросы при этом решались не столько правлением волости, сколько сельскими (общинными) сходами.

Губернии, как крупные административно-территориальные единицы России, просуществовали до 1930 года, которые были преобразованы в автономные области, области и края, состоявшие из округов, а уезды и волости – в районы.

Географически и административно-территориально земля Кузнецкая граничила с Томской губернией (областью) – с северо-запада, с Енисейской губернией (Красноярским краем) – на северо-востоке и востоке, с Хакасией и Алтаем – на юге. А потому её уезды и волости, исторически, в разные времена принадлежали или входили то в одну, то в другую боле крупную губернско-краевую административно-территориальную единицу.

 Открытие природных ископаемых на земле Кузнецкой в начале 18 века вывели её из ранга чисто «ясачных» в ранг промышленных территорий Сибири.

В 1721 году томским рудознатцем Михайлой Волковым в районе нынешнего города Кемерово, на горе Горелой, был открыт каменный уголь, который, как утверждалось в донесении в Берг-коллегию «если не нам, то нашим потомкам зело полезен будет». Более ста лет потребовалось на то, чтобы здесь, в середине 19 века, крестьяне деревни Кемерово стали добывать уголь и сплавлять его на плотах до Томска, а оттуда уже – переправлять на Алтай.

В 1771 году, в 50 километрах от Кузнецка, на речке Томь-Чумыш, запущен первый на территории нынешнего Кузбасса Томский железоделательный завод, который выпускал не только сырьевой металл, но и готовое литьё, кованые изделия и даже проволоку. Здесь впервые для выплавки металла был использован каменный уголь, добываемый из штольни, в 45 верстах от завода.

В связи с развитием горной промышленности появляется новая категория крестьян – приписные, которые уже не могли заниматься земледелием. Мало того, по указу императрицы Екатерины Второй, от 1781 года, предписывалось призывать на рудники рекрутским набором  всех детей горнозаводских работных, начиная с семи лет.

В 1781 году, рудознатец колывано-воскресенских заводов Дмитрий Попов открыл в районе Салаира залежи серебряной руды, на месте которых уже на следующий год был основан Салаирский серебряный рудник. В 1830 году в окрестностях Салаира и по речке Фомиха были обнаружены россыпи золота и сразу же появилось несколько золотых приисков: Егорьевский, Царёво-Николаевский, Урский, Косьминский, Мунгатский и другие.

Серебряная руда отсортировывалась и направлялась на сереброплавильные заводы Алтая, где перерабатывалась, а в Сузуне даже существовал монетный двор, чеканивший свою монету – для расчёта с работными людьми и обеспечения торгового оборота.

С развитием металлургических (железоделательных, медноплавильных и сереброплавильных) заводов, как уже отмечалось, стал востребованным и кузнецкий каменный уголь, заменивший древесный.

В предгорьях Салаирского кряжа, уже в 1814 году на речке Бачат началось строительство Гурьевского серебро-плавильного и железоделательного завода, выросшего со временем в крупнейшее металлургическое предприятие. Тут же, невдалеке, начались и первые разработки Бачатской каменно-угольной копи, уголь с которых доставлялись возчиками на подводах к заводу.

Следует заметить, что горно-промышленные предприятия Салаира и Гурьевска, а также работавшие на них приписные крестьяне и их дети, административно относились к Алтайскому горному округу.

Продвижение границ государства Российского далее на восток требовало не только освоения новых присоединённых территорий, но и прокладывания дорог. Так появляются тракты – Сибирский – на восток, в Красноярск, Иркутск, Читу, Нерчинск и Крестьянский – на южные территории – Алтай. Оба они проходили  через Томск и далее – по территории уездов земли Кузнецкой: в направление села Кийское (Мариинск) и Кузнецк  - через Гурьевск, Салаир, Бачаты. Помимо почтово-административных функций они способствовали  ещё и заселению присоединённых просторных и свободных земель переселенцами из России. Ко всему прочему тракты эти, особенно Сибирский, снискали  себе ещё и печальную славу – кандальных. По ним в сопровождении конвойных этапировались каторжники. По ним же нередко отправляли на каторгу и местных беглых приписных заводские крестьян-рекрутов. А на местах этапных стоянок, на расстоянии дневных переходов, часто возникали новые селения. Не избежали участи кандальных каторжников и многие дворяне, поднявшие мятеж в Петербурге и в Малороссии - в районе Василькова и Белой Церкви в декабре 1825 года. Тем же путём, только на повозках, отправились в добровольное изгнание и десять жен осужденных декабристов, потеряв свои титулы и дворянские звания.

По указам царя организуются и отправляются по сибирским землям экспедиции с целью учёта земель, составления межевых книг, определения и закрепления границ, описи богатств и ресурсов, в том числе и в целях картографии. Составляются карты Сибири и даже отдельных её губерний, городов и уездов.

Наиболее известны карты-чертежи города Томска и карты Сибири, в том числе и земли Кузнецкой, Семёна Ремезова, составленные в конце 17-начале 18 веков. В его карте-атласе от 1701 года по Кузнецкому краю отмечено уже  порядка 60 поселений русских, среди которых наиболее крупные – Сосновский и Верхотомский остроги, сёла Спасское (на Томи и Яе), Ильинское. В это же время проводятся и первые ревизии населения. Так, по ревизии 1722-1724 годов в Кузнецком уезде насчитывалось 1511 мужских душ, да в самом Кузнецке – 1363 души. А уже через двадцать лет численность Кузнецкого уезда достигло десяти тысяч человек. К началу следующего века оно  составило уже 36,5 тысяч мужчин и женщин. А на 1859 год – насчитывало 144, 2 тысячи человек, проживавших в двух округах (Кузнецком и Мариинском), в 540 населенных пунктах. И на конец 19 века население земли Кузнецкой – почти 300 тысяч человек, с плотностью 3 человека на один квадратный километр.

Томскими картографами в 1821 году подготовлен и составлен Атлас Томской губернии, в котором помимо прочих, довольно подробно были отражены северная и южная части Кузнецкого уезда нынешней Кемеровской области, где были представлены и все волостные границы уезда. Уже тогда с юга и юго-востока уезд граничил с Китаем и Красноярским уездом, а на  юго-западе –  с Бийским уездом.

Административно-территориальная реформа 1822 года предусматривала выделение в губерниях округов – более крупных единиц, нежели уезды.

Если южная часть Кузнецкого уезда была достаточно прочно связана с самим Кузнецком, то на севере всё заметнее выделялось село Кийское, находящееся на Сибирском тракте, на берегу реки Кия,  впервые упомянутое ещё в 1630 году. В 1856 году село преобразовано в окружной город Кийск, а в следующем, 1857 году,  переименовано в город Мариинск – в честь императрицы Марии Александровны. Таким образом, на территории бывшего Кузнецкого уезда Томской губернии появляются два довольно больших округа: Мариинский – на севере и Кузнецкий – на юге.

Немалая заслуга в изучении земли Кузнецкой принадлежит известному русскому геологу Петру Алексеевичу Чихачёву. Исследуя Кузнецкую котловину, площадью около 500 тысяч квадратных километров (включая и Алтай) он составил подробную её геологическую карту. Особое внимание уделил природным ресурсам и прежде всего – залежам каменного угля. В отчёте об экспедиции 1842 года он писал: «Кузнецкий каменноугольный бассейн является одним из самых крупнейших резервуаров каменного угля  в мире, который до сих пор только известен, занимая в среднем пространство в 250 километров в длину и 100 – в ширину». Именно Чихачёву принадлежит первенство в  термине «Кузнецкий каменноугольный бассейн», сокращенно – Кузбасс, ставший промышленным символом Западной Сибири, и на долгое время – синонимом земли Кузнецкой и даже – всей Кемеровской области!

Карта Мариинского округа Томской губернии 1904 года уже отражала территории восьми волостей (с севера на юг): Чулымско-Тутальская, Кызылдъевская, Боготольская, Зыряновская, Баимская, Почитанская, Дмитриевская и Алчедатская. Замечу, что территории первых трёх волостей ныне относятся к Красноярскому краю, а Зыряновская – к Томской области.

Кузнецкий округ на 1904 год  включал девять волостей: Верхотомская, Тарсминская, Касьминская, Мунгатская, Бачатскеая, Салаирсая, Ильинская, Кузнецкая, Ксунайская  и так называемые «инородные» волости – нынешней Горной Шории, каждая из которых объединяла  несколько улусов и юрт: Мрасско-Елейская, Богораковская, Дальне-Корсинская, Кондомо-Шерагашевая, Кондомо-Шекальская.

Конец 19-го – начало 20 веков ознаменовались для Сибири и земли Кузнецкой большими переменами и преобразованиями. Прежде всего  это связано со строительством Великого Сибирского рельсового пути - Транс-Сибирской магистрали – начатого в 1891 году. Он соединял центральные и западные регионы России с Сибирью и Дальним Востоком. На его протяжении появляются новые города и станции, прокладываются тоннели, строятся железнодорожные мосты через большие и малые реки.

Изыскательские работы и выявление наиболее благоприятных мест для прокладывания железной дороги ко всему прочему вносят коррективы - как в географические, так и в административно-территориальные формирования. Изыскатели и инженеры-путейцы - строители дорог, среди которых были и всем известные ныне  писатели Н.Г. Гарин-Михайловский и В.Я. Шишков, убедили проложить дорогу в обход губернского города Томска. В стороне остался и город Кузнецк.

Строительство моста через реку Обь решено было начать в 1893 году в районе села Кривощёково, со временем превратившегося в уездный город Новониколаевск, а позднее в центр всей Западной Сибири - Новосибирск. На территории северной части земли Кузнецкой появляются новые железнодорожные станции, такие, как Тайга, Юрга, Анжерская и ряд других станций и полустанков. Строятся мосты через реки Томь, Яя, Тяжин, Кия.

В 1912 году основано акционерное общество  Кузнецких каменно-угольных копей и железоделательных заводов, получившее сокращенное название Копикуз. Учредителями акционерного общества, взявшего в аренду территорию Кузбасса на 60 лет, стали тайный советник В.Ф. Трепов и председатель международного коммерческого банка С.С. Хрулёв. Основными акционерами Копикуза становятся крупные российские и французские банки. Его директором-распорядителем назначают горного инженера И.И. Федоровича.

У села Щеглова, в районе нынешнего Кемерово, на левом берегу Томи Копикуз начинает строительство коксохимического завода, а заодно и подвесной канатной дороги – для транспортировки добытого на правом берегу Томи, на Кемеровском руднике,  коксующегося угля.

Копикузом построены шахты «Волковская» и «Владимировская», а в 1915 году – самая крупная шахта Кемеровского рудника – Центральная.

От станции Юрга Копикуз начинает строительство южной ветки железных дорог, соединивших Транссиб с югом Кузбасса.

В 1914 году Копикузом приглашается учёный исследователь-геолог, профессор Л.И. Лутугин. Его исследования и рекомендации послужили основанием для строительства шахт на Кемеровском и Кольчугинском рудниках, а позднее, в 1917 году, заложены Прокопьевский и Киселёвский рудники.

Строительство рудников, шахт и коксохимического завода дало стимул  дальнейшему развитию металлургической отрасли Кузбасса. Захиревший и прекративший практически свою деятельность к 1908 году Гурьевский  железоделательный  завод, получает второе рождение с приездом в Кузбасс сразу после Октябрьской революции, во времена Гражданской войны, группы инженеров-металлургов во главе с учёным, основателем школы русских доменщиков  М.К. Курако.

В первую четверть 20 века центр земли Кузнецкой перемещается из старого Кузнецка  к северу по Томи – туда, где Михайло Волков сделал своё открытие на горе Горелой. Здесь на месте прежних деревень Щеглова, Кемерово,  Евсеево, Кур-Искитим (Плешки), Давыдово (Ишаново), Красный Яр начинается интенсивное строительство новых предприятий.

Особое положение принадлежит Кемеровскому угольному руднику, который ведёт своё летоисчисление от 10 сентября 1907 года.

Ещё до Октябрьской революции, в 1916 году, побывавший в этих местах депутат Государственной Думы Дуров, предложил преобразовать село Щеглово в город. И лишь 9 мая  1918 года село Щеглово, совместно с деревней Кемерово, получают статус уездного города Щегловск.

Следующим этапным моментом в истории города Щегловска (Кемерово) и земли Кузнецкой следует считать послеоктябрьский период, когда прогрессивная общественность Старого и Нового света (Европы и Америки) откликнулась на революционные преобразования в России.

На базе Кемеровского рудника в 1922 году под эгидой Коминтерна для восстановления экономики новой России и Кузбасса формируется Автономная индустриальная колония «Кузбасс» (АИК «Кузбасс»). Сюда съезжаются добровольно люди из Голландии, США, Германии и других стран – поистине мировой интернационал из 30 национальностей. 

Возглавляет АИК главный директор колонии Себальд Рутгерс, голландец по национальности. Правление, дом директора и дома для колонистов строятся на той самой Горелой горе – высоком правом берегу Томи, где впервые открыл залежи каменного угла Михайло Волков, впоследствии названной Красной Горкой. Строительством нового посёлка колонистов руководит голландский архитектор Йохан ванн Лохем. Благодаря деятельности АИК «Кузбасс», Кемеровскому руднику, коксохимзаводу и железнодорожной станции, вплотную подошедшей к коксохиму и получившей названия Кемеровской, новый центр земли Кузнецкой всё больше становится известным в России и даже за её пределами, как Кемерово. Замечу, что топоним его происходит от фамилии первопоселенцев Кемеровых и деревни Кемерово, находившейся в устье речки Искитимка, при впадении её в реку Томь. Помимо прочего, кое-кто считает, что  корни этого топонима - в туземном слове «комор» или «кемор», что означает горючий (чёрный)  камень или иначе – уголь.

13 марта 1924 года руководство АИК даже обращается в Совет Труда и Обороны СССР с просьбой о передаче в их ведение территории всей центральной и южной части Кузнецкого бассейна, включая Кольчугинский каменноугольный район и Гурьевский завод.

Энтузиазм аиковцев продлился до 1927 года. Однако идея-фикс «Построить Америку в Сибири» получила своё продолжение и даже воплощение, но уже в изначальном центре земли Кузнецкой – Кузнецке, переименованном в 1932 году в Сталинск.

Между тем, Октябрьская революция, образование страны Советов и позднее – СССР не могли не сказаться на систему управления территориями. В 1925 году на территории от Урала и до Байкала создаётся крупное административное формирование - Сибирский край – с центром в Новониколаевске, переименованном в Новосибирск, состоящий из Алтайской, Енисейской,  Иркутской, Новониколаевской, Томской и Омской губерний. К нему относилась и Ойротская АО.  А на юге Кузбасса был образован Горно-Шорский национальный район. На восток, от Байкала и до побережий Тихого океана – Дальневосточный край (ДВК) – с центром в Хабаровске.

В 1930 году решено Сибирский край поделить на Восточно-Сибирский и Западно-Сибирский края. В пределах краёв создаются округа и области. Центром Запсибкрая становится Новосибирск. В нём выделены Нарымский, Тарский, Минусинский  округа, Ойротская, Хакасская автономные области. И – собственно Новосибирская область, на которой находятся и кузнецкие территории. Нарымский округ, с административным центром в городе Колпашево,  становится печально-известным местом ссылок почти полумиллиона человек – раскулаченных крестьян  и неугодных властям людей не только Кузбасса, Сибири, но и многих других территорий России и СССР.

В сентябре 1937 года из Запсибкрая  выделяется Новосибирская область, куда входит вся территория земли Кузнецкой, поделённая на районы.

Заоблачная мечта советского народа – строительство нового общества и государства, состоящего из городов-садов. Такая мечта едва не стала реальностью, когда в 1929 году в Кузнецке началось строительство Кузнецкого металлургического комбината (КМК) по проекту американской фирмы «Фрейн», а вместе с ним – и возведение на левом берегу Томи посёлка Сад-Город.

Для строительства КМК и города создали Управление Кузнецкстроя, в котором трудилось до 50 тысяч человек.

Проектированием и строительством крупнейшего металлургического гиганта руководит инженер, учёный-металлург, впоследствии -  академик Иван Павлович Бардин. Уже в декабре 1932 года на КМК была получена продукция - прокатаны первые рельсы.

За две предвоенные пятилетки на территории Кузбасса восстановлено и реконструировано 48 шахт, выдававших «на гора» до 44 миллионов тонн угля  в год. Энергетическую базу промышленности Кузбасса составляли  ТЭЦ КМК и Кемеровская ГРЭС.

Не миновал преобразований и Щегловск. Уже с началом курса ВКП (б) на индустриализацию страны, с 1927 года, к 10-летию Советской власти, в окружной газете «Кузбасс» поднят вопрос о переименовании Щегловска, который по мнению многих горожан носил случайное и не очень подходящее имя.  Среди сотен предложений на переименование города встречались и такие, как Кузбасс, Ново-Кузнецк, Пролетарск, Октябрьск, Средне-Томск, Сергоград, Владленск, Чичеринск, Индустриальск, Углеград, Красношахтинск, Химцентрал и даже Сибудар. Пять лет длилась дискуссия по переименованию Щегловска, пока 80 лет назад, 27 марта 1932 года, Указом Президиума ЦИК СССР город не получил своё окончательное имя Кемерово.

Говоря о горно-добывающей и металлургической промышленности Кузбасса, не следует думать, что на протяжении всей истории освоения земли Кузнецкой здесь не было сельского хозяйства. Как уже отмечалось, до массового переселения в Сибирь после введения в эксплуатацию Транссиба, основные поставщики работных и приписных горно-заводских людей – именно крестьяне и их дети.

Особенность крестьянского земледелия в Кузбассе, как и по всей Сибири, –  практически полное отсутствие крупных помещичьих земель. А потому земельные наделы и участки получали все оседлые местные крестьяне и переселенцы – из центральной России, Малороссии и других губерний. Лесостепные районы центральной части Кузбасса и его северных территорий полностью обеспечивали сельскохозяйственной продукцией не только себя и горожан, но и кормили излишками многие губернии России. Коллективизация страны в 30-е годы, раскулачивание и ссылка зажиточных крестьян в Нарымский округ и иные малопригодные для жилья регионы, нанесли сельскому хозяйству немало вреда. Тем не менее, такого голода, как в районах Поволжья и центральной Росси, в Сибири никогда не было.

Вторая мировая война, начавшаяся для СССР в июне  1941 года, вынудила переустраивать всю экономику страны в целом и её регионов. Уже в первые месяцы войны, когда враг стремительно наступал, а наша армия несла огромные потери, из многих промышленных городов Украины, Белоруссии и России стали в спешном порядке эвакуировать заводы и предприятия. Основным приёмщиком эвакуированного стали сибирские города и станции. Не был исключением и Кузбасс, входивший в состав Новосибирской области. Всего  на территории Кузбасса было размещено и восстановлено 33 эвакуированных завода. Об этом времени очень хорошо рассказано в романе Анатолия Иванова «Вечный зов» и показано в его экранизации режиссёрами В. Краснопольским и В. Усковым.

Воюющей стране требовалось всё больше и больше оружия, военной техники, боеприпасов, горючего, продуктов питания и обмундирования. Труженики тыла свершали свой поистине героический подвиг, работая ежедневно по 10-12 часов и более. Тут-то и выдвигаются на первый план металлургическая промышленность  и военное машиностроение.

Металлургические заводы Сибири, в числе которых  КМК, Гурьевский металлургический завод, давали почти треть чугуна, более четверти стали и проката. Почти половина угля и кокса, добываемого в стране, приходилось на долю Кузбасса. Танки, артиллерийские орудия, боеприпасы – выпускались машиностроителями перепрофилированных и эвакуированных заводов Кузбасса. Не стоит забывать и о том, сколько кузбассовцев находилось непосредственно на фронте, отстаивая Москву, Сталинград, на Курской дуге, участвуя и героически сражаясь практически на всех направлениях боевых операций.

К концу 1942 года, когда для СССР ещё не наступил коренной перелом в Великой Отечественной войне, Правительство начинает понимать, что командовать и мобильно управлять нужно не только армиями и фронтами, но и гражданским населением, переведённом на рельсы военного времени. Укрупнённые административно-территориальные деления Сибири, куда хлынул поток беженцев и переселенцев, эвакуированные и перепрофилированные заводы требовали более умелого и оперативного управления. Административные и управленческие кадры крупных территориальных формирований были нередко не в состоянии руководить огромными вверенными территориями, проживающими на них людьми и отраслями военного народного хозяйства. Как и на фронтах, частая смена командования  и переформирование крупных войсковых соединений, - замена одних руководителей другими не всегда приносили желаемые результаты. Промышленные предприятия  нередко не справлялись с выполнением планов и заказов Государственного Комитета Обороны.

Работа угольных предприятий Кузбасса в 1942 году признана неудовлетворительной. За 8 месяцев 1942 года комбинат «Кузбассуголь» выполнил план всего лишь на 70 процентов. Не намного лучше обстояло дело и на других шахтах Кузбасса, в числе которых оказались и Анжеро-Судженские.  Причина – не только текучесть рабочих кадров, недостаточная квалификация рабочих, но и недостаток жилья, питания, рабочей одежды,  тяжелые материально-бытовые условия шахтёров, особенно – для  вновь прибывших и эвакуированных.

Не справлялись с плановыми перевозками железнодорожный транспорт, коксохимическое производство, а, следовательно, возникали проблемы в металлургии и военном машиностроении.

Первый секретарь Новосибирского  обкома ВКП(б) М.В. Кулагин неоднократно обращался в Москву с предложениями о выделении Кузбасса в самостоятельную область с центром в Сталинске. В целях изучения обстановки на местах ЦК ВКП(б) командирует в декабре 1942 года в Новосибирскую область партийного и государственного деятеля, академика  Емельяна Михайловича Ярославского, который по возвращении в Москву сделал подробный доклад о недочётах в работе партийных и хозяйственных структур Сибирского региона и поддержал предложение:  выделить Кузбасс из состава Новосибирской области.

25 января  1943 года Политбюро ЦК ВКП(б) на заседании принимает решение о выделении Кузбасса из состава Новосибирской области. И уже на следующий день, 26 января 1943 года , «всесоюзный староста» М.И. Калинин подписывает Указ Президиума Верховного совета об образовании Кемеровской области с центром в городе Кемерово.

В новое административно-территориальное образование вошло 17,5 % территории Новосибирской области, на которой было расположено десять городов и восемнадцать районов. На территории Кемеровской области на 1 августа 1943 года проживало 1855,8 тыс. человек, из которых уже тогда городское население составило почти 60 процентов.

Мимоходом заметим, что в 1943-м, и следующем годах  территориальная реформа коснулась не только Сибири, где на её карте появляются новые - Кемеровская, Тюменская и Курганская  области, но и центральных территорий,  на многих из которых совсем недавно ещё велись жестокие бои. Образуются Ульяновская, Астраханская, Брянская, Новгородская, Калужская, Костромская, Владимирская и Псковская области. 

В 1944 году, из Новосибирской области выделяются её восточные и северные районы  (Нарымский округ) и возрождается Томская область, куда из Кемеровской области отделяют Зыряновский район.

Город Кемерово, находящийся географически почти в самой серцевине бывшей земли Кузнецкой,  впервые получает статус областного центра, а вся территория Кемеровской области абрисно, символично, напоминает сердце – сердце Западной, если не всей Сибири. Её территория в разное время определялась различными цифровыми показателями – от 74 до 100 тысяч квадратных километров. В настоящее время она равняется примерно 95,5 тысячам  квадратных километров. Это – самая маленькая по территории из всех областей и краёв не только Западной, но и Восточной  Сибири.

Впрочем, термин «самая», «самый» для Кемеровской области – едва ли не самый ходовой показатель при сравнении со многими другими аналогичными  параметрами.

Хоть и считалось в марксистской теории, что личность по сравнению с массами в истории играет незначительную роль, однако на практике этот тезис неоднократно опровергался. От того, насколько грамотным, умелым, деловым и дипломатичным оказывался тот или иной руководитель, зачастую зависело не только принимаемое решение, но и будущее.

Кемеровской области с руководителями везло. Не секрет, что в советские времена, при наличии народной власти Советов (сельсоветов, райсоветов, облсоветов и т.д.) на самом деле руководили партийные органы и их структуры.

Первым секретарём обкома ВКП(б) вновь образованной Кемеровской области стал Задионченко Семён Борисович, который не только обладал опытом работы в региональных и местных партийных организациях, но и, как отмечает профессор КемГУ А.Б. Коновалов в статье «Диктует время», напечатанной в 13 номере альманаха «Красная Горка», - «близко знал сталинское окружение». Мало того, его заместителями, секретарями и руководителями подразделений стали профессиональные инженеры: «Вторые секретари обкома – И.Г. Горобец (инженер-металлург), А.Б. Аристов (кандидат технических наук), отраслевые секретари: С.Т. Першин (мнженер-механик-технолог), А.С. Стугарев (горный инженер), А.Е. Сидорин (инженер-металлург-прокатчик), Г.В. Енютин (инженер-металлург-сталевар), М.Н. Гончаров (инженер-механик)».

Немаловажную роль на первых порах в становлении Кемеровской области сыграл и первый председатель Кемеровского облисполкома Владимир Антонович Гогосов, инженер-авиатор по образованию, занимавший в 1940-1943 годах аналогичный пост и переведённый из Ярославской области.

Особым заслуженным авторитетом и популярностью у всех жителей Кемеровской области пользовался Первый секретарь Кемеровского обкома  партии Афанасий Фёдорович Ештокин. Его руководство областью приходится  уже на послевоенное время - 1963-1974 годы.

Для руководства области и размещения его подразделений, а также проживания их семей в Кемерове тогда даже не было подходящего помещения.  Принимается решение строительства Дома Советов, по типу строящегося в Барнауле, гостиницы на 100 номеров  и двух благоустроенных домов на 90 квартир.

Годы послевоенных пятилеток набирали стремительные темпы в развитии как уже сложившихся отраслей народного хозяйства Кузбасса, так и в новых сферах.

Областной центр Кемерово наряду с  угледобывающей,  становится центром оборонной  и химической промышленности. Продукцию оборонного значения выпускают мехзавод, заводы «Прогресс» и «Коммунар», анилино-красочный завод. 

Первенцем большой химии в Западной Сибири считается азотно-туковый завод (АТЗ), пущенный ещё в 1938 году, ориентированный на продукты хлорного производства и органического синтеза, витаминных добавок, авиахимии, позднее – ВПХ-пластикатов. В 1975 году завод был переименован в производственное объединение «Химпром».

Наращивает свои мощности завод «Карболит»,  ведущий своё основание с февраля 1942 года, выпуская фенол-формальдегидные смолы, фенопласты, текстолит, сульфат алюминия. В 1992 году завод преобразован в фирму «Токем».

К коксохимическому заводу,  АТЗ и «Карболиту» добавляется новый строящийся гигант - Новокемеровский химкомбинат, выдавший свою первую продукцию – минеральные удобрения, азотную  и серную кислоту, а позднее капролактам  - ещё в 1956 году, преобразованный  позднее  в производственное объединение «Азот».

Завод «Химволокно» в начале семидесятых годов стал выпускать из сырья Химпрома химические волокна для текстильной промышленности и изготавливать кордовую  нить, без которой не обходится производство шинной промышленности. На местном сырье заработал в 1971 году и комбинат шелковых тканей, преобразованный позднее в КОАО «Ортон».

На базе градообразующих промышленных предприятий в довоенное и послевоенное время строятся и растут новые города, такие, как Юрга – с «Юрмашем» и абразивным заводом, Анжеро-Судженск – со стекольным и машиностроительным заводами; в городе Белово, помимо крупнейших угольных предприятий строится Беловская ГРЭС, дающая треть всей электроэнергии Кузбасса, вводится в эксплуатацию цинковый завод, машиностроительный и энергоремонтные заводы. В Ленинске-Кузнецком – завод «Кузбассэлемент» и камвольно-суконный комбинат. Город Топки – крупный железнодорожный центр и узел Кузбасса и центр цементной промышленности. На местном сырье работал и Яшкинский цементно-шиферный завод.

Славилась земля Кузнецкая и своими сельско-хозяйственными достижениями. Совхозы и колхозы не только обеспечивали свою область сельхозпродукцией, но и пополняли закрома других территорий СССР. На совхозных и колхозных полях выращивались рекордные урожаи картофеля, свёклы, зерновых и бобовых культур. Передовые хозяйства давали высокие показатели по надоям молока. Такие хозяйства, как совхозы «Заря» Промышленновского района, «Банновский» Крапивинского района, колхоз им. Жданова Ижморского района славились показателями на всю область. Их руководители получали высокие правительственные награды и медали ВДНХ! Селекцией и разведением новых районированных высокоурожайных сортов зерно-бобовых и картофеля уже давно и успешно занимается сельскохозяйственный научно-исследовательский институт, расположенный на Новостройке, вблизи города Кемерово.

 

Историю земли Кузнецкой, Кемеровской области, её городов и весей пишут не только её созидатели-труженики, но и отражают, воссоздают, восполняют пробелы  многочисленная армия краеведов, учёных-археологов, историков, журналистов, художников, писателей.

Необходимо назвать имена учёных, таких, как археологи, академики и профессора:  А.И. Мартынов, А.В. Циркин, В.В. Бобров,  Г.Г. Халиулин, А.М. Кулемзин,  В.М. Кимеев; историки - Н.П. Шуранов, М.Е. Сорокин, А.Б. Коновалов; краеведы – Л.О. Соловьёв, А.А. Лопатин, И.Ю. Усков, С.В. Макарчук, Е.А. Кривошеева и многие другие.

55-летию образования Кемеровской области посвятили «Земля Кузнецкая – история Сибири» Г. Седых, В. Сергиенко и С. Тивяков,  напечатанную в 1997 году.

Особая заслуга принадлежит кемеровскому журналисту-краеведу, истинному патриоту Кузбасса и города Кемерово, фронтовику, кавалеру ордена Александра Невского, Ивану Алексеевичу Балибалову. Его книга «Кемерово» переиздана с дополнениями и изменениями несколько раз. «Лучше его никто не знает города, его истории. Он знает биографию каждой улицы, каждого дома»,- скажет о нём Геннадий Юров. Ему принадлежала и  идея создания музея на Красной Горке. Дело Ивана Балибалова нынче во многом продолжает журналист Владимир Сухацкий.

Навечно запечатлены лица шахтёров, строителей, металлургов, химиков, колхозников, писателей, учёных, простых тружеников Кемеровской области; чудесные уголки богатой природы Кузбасса на полотнах таких живописцев, как Герман Захаров, Владимир Сотников, Анатолий Чернов, Александр Кирчанов, Иван Филичев, Василий Селиванов, Виктор Ардашкин, Николай Бачинин, Николай Шемаров,  Виктор Зевакин, Николай Бурцев, Николай Вертков, Валерий Громов, Евгений Щербинин, Василий Кравчук, Василий Елесин, Владимир Кострицкий, Георгий Кичигин, Евгения Юманова, Евгений Тищенко и других. Украшают Кемерово многие города нашей области скульптуры Эрнста Неизвестного, братьев  Корягиных, Алексея Хмелевского, Валерия Трески.

Книжный график и иллюстратор Василий Кравчук – один из самых востребованных оформителей книг кузбасских писателей, издаваемых Кемеровским книжным издательством. Им оформлено и проиллюстрировано более пятисот книг!

Свою лепту внесли фотомастера и фотохудожники: Юрий Светлаков, Анатолий Кузярин, Дмитрий Коробейников, Юрий и Дмитрий Сергеевы,  Вячеслав Савинцев, Юрий Чурсин, Никита Анульев, Владимир Надь и многие другие.

Кемеровский областной краеведческий музей, краеведческие музеи городов и сёл Кузбасса, музей «Красная Горка», этнографические музеи под открытым небом «Томская писаница» и «Тюльберское городище», краеведческий отдел областной научной библиотеки - вот далеко не полный перечень учреждений, профессионально занимающихся изучением и хранением знаний истории  Кемеровской области.

 

«Жемчужина Сибири» - так образно, и не без основания, называют землю Кузнецкую. Немалую лепту в изучение, воспевание и прославление родного края внесли писатели: публицисты, прозаики и поэты Кузбасса.

Уже первое, старшее, поколение кузбасских писателей обратилось к истории земли Кузнецкой. Кемеровский прозаик Виталий Степанович Рехлов в пятидесятые годы собирает материалы и пишет повесть «Рудознатец» («Михайло Волков») - о первооткрывателе Кузнецких углей. Несколько  позднее он работает над  историческими повестями  для детей - «Горные рекруты», «Серебряный рудник» и «Монетный двор», перенося время действия в конец 18-го - начало 19 веков на Салаирские рудники, Сузунский медно-делательный завод и монетный двор. Его повести публикуются сначала в журнале «Огни Кузбасса» в 1958 и в 1962 годах, а затем издаются и отдельными книгами Кемеровским книжным издательством.

Роман «Земля Кузнецкая» Александра Никитовича Волошина, пишется бывшим фронтовиком в самые первые послевоенные годы, а  уже в 1949 году его печатают  в первом номере нового литературного альманаха «Сталинский Кузбасс». Роман получает признание не только у читателей Кузбасса, его читает и обсуждает вся послевоенная страна. В 1950 году ему присуждают  Сталинскую (Государственную) премию. «Земля Кузнецкая» многотысячными тиражами издаётся и переиздаётся отдельными книгами в нашей стране, переводится на многие языки мира и по праву считается одним из лучших прозаических произведений о Кузбассе советского периода.

Евгений Буравлёв – поэт и первый руководитель Кемеровского отделения Союза писателей России - пишет поэму «Красная Горка», которую в 1960 году печатают в журналах «Сибирские огни» и «Октябрь». Позднее  создаёт либретто к музыкальному   спектаклю  «Жемчужины Сибири», музыку к которому  пишут композиторы  Ф. Мартынов и Ю. Бирюков. Спектакль ставится на сцене Кемеровского театра оперетты в 1964 году.

Прозаик Геннадий Модестович Молостнов, приехавший в Кузбасс в 1947 году, после возвращения из США, где он с 1943 года работал в дипломатическом представительстве советского посольства, принимается за роман о жизни шахтёров. Пятый номер альманаха, вышедший в 1952 году, напечатал главы из первого романа-дилогии «Голубые огни». А в следующем, 1953 году, московский журнал «Октябрь» в двух номерах  даёт этот роман в полной версии. В том же году«Голубые огни»   в Кемеровском книжном издательстве выходят отдельной книгой с обозначением «повесть». Учитывая конструктивную критику и конъюнктуру - свежие веяния во внутренней и внешней политике, - Геннадий Молостнов кардинально перерабатывает повесть «Голубые огни» в новую версию, озаглавив её «Их нельзя остановить», и  пишет продолжение, второй роман дилогии – «Междуречье». Вторая часть  сначала проходит журнальную обкатку в «Огнях Кузбасса» (1958 год), а следом – в «Сибирских огнях» (номера 1,2,3 за 1959 год). В это же время романы печатаются отдельными книгами в Москве, а в 1962 году дилогия издаётся Кемеровским книжным издательством уже единой книгой.

Родившийся в Кемерове и выросший в селе Марьевка поэт Василий Дмитриевич Фёдоров по праву считается русским Поэтом с большой буквы. Его малую Родину – Марьевку с речкой Яя, озером Кайдор и Назаркиной горой, воспетыми в стихах и поэмах, можно безо всяких скидок считать символами  не только Кузбасса, но и всей России. « Я – марьевский – и поступью, и родом»,  - не без гордости заявлял он. Его творчество неоднократно оценивалось лауреатскими литературными и Государственными премиями СССР  и РСФСР.

Лауреат премии Ленинского комсомола за цикл повестей о Сибири, Государственной премии РСФСР за книгу «По городам и весям» и Государственной премии СССР за книгу «Память» Владимир Алексеевич Чивилихин, родившийся в Мариинске, окончил тайгинский железнодорожный техникум.  Почти четверть века  жил и работал на станции Тайга кочегаром, помощником машиниста, слесарем, техником, преподавателем ремесленного училища. Его титанический труд – исторический роман-эссе «Память» затронул и отдельные страницы истории земли Кузнецкой. «Память – это ничем не заменимый хлеб насущный, без коего дети вырастут слабыми незнайками, неспособными достойно встретить будущее. Сколько в человеке Памяти, столько в нём Человека»,- философски утверждал Чивилихин.

Михаил Александрович Небогатов – уроженец Гурьевска, фронтовик, поэт, наставник и хроникёр Кемеровской областной писательской организации очень многие свои стихи посвящает родному краю.

«Куда б ни ездил, где бы ни бывал,
               Горжусь своей родною стороною.

Я защищал её и воспевал

Простою задушевною строкою».

Певец земли Кузнецкой, поэт-машинист электровоза кемеровчанин Виктор Михайлович Баянов, об истоках своей привязанности напишет:

«Теперь не знаю – в шесть ли, в семь ли,

А, может быть, чуть-чуть поздней

Я полюбил вот эту землю

И всё цветущее на ней».

 Игорь Михайлович Киселёв – поразительно тонко чувствовавший  красоты Природы и венца её творения – Человека, был поражен уже творениями рук человеческих. Увидав Мариинск, он восхищался его старинной архитектурой:

«Этот город – как цветок деревянный

На закате деревянного лета»...

...А задолго до этого, в пору своего существования, страница истории АИК «Кузбасс» нашла художественное отражение в популярной в России повести «Эрнита» известного на весь мир прогрессивного американского писателя Теодора Драйзера. Повесть написана им после возвращения из поездки по СССР, в том числе и по Кузбассу, в 1927 году.

Этому же времени и автономной индустриальной колонии «Кузбасс» посвящена и повесть «Товарищ Костыль. Приключения американского мальчика в Кемерове» бывшей колонистки-аиковки американки Рут Эпперсон Кеннел, которая девять лет (с 1922 по 1931г.) прожила в Кемерове, работая в АИК библиотекарем, ежедневно ведя дневниковые записи. Она же  сопровождала и Теодора Драйзера во время его поездок по Кузбассу. Видимо, Рут Кеннел в какой-то мере стала и прообразом той самой Эрниты, героини повести Драйзера, тоже прибывшей в Кемерово и работавшей в АИКе библиотекарем. Занимательно-приключенческая повесть Кеннел об американском мальчике  Дэвиде Пламмере и его кемеровском друге Володе, оставшемся без ноги, дорисовывает пейзажи, природу, быт и нравы местных жителей и приезжих колонистов в 20-х годах в Кемерове – воображением иностранки. Повесть написана  в 1931 году, издана в Нью-Йорке в 1932. По просьбе другой колонистки, Анны Прейкшас,  она была переведена на русский язык и впервые издана в Кемерове отдельной книгой  в 2008 году.

В конце 50-х годов в Кемерово приезжают выпускники факультетов журналистики и филфака Ленинградского и Томского университетов Валентин Махалов и Геннадий Юров. Не миновали журналистской тропы и выпускники филологического факультета Новокузнецкого пединститута Владимир Мазаев и Владимир Матвеев. Примерно в это же время в Новокузнецке, на строительстве Запсиба оказываются выпускники МГУ Гарий Немченко и Геннадий Емельянов. Областное радио и телевидение 60-70-х годов  не обходятся без репортажей и передач Любови Скорик и Зои Естамоновой, накапливающих богатый жизненный материал. Молодые журналисты не только отражают в своих очерках, репортажах и статьях трудовые будни и героические подвиги кузбасских шахтёров, строителей, химиков, металлургов, работников сельского хозяйства через газетные публикации. Они становятся ещё и на тропу художественной литературы. Пишутся стихи, поэмы, рассказы, повести. Их печатают в журнале, их начинают узнавать и любить читатели. По мере накопления материалов, издаются первые книги – сначала в Кемерове, потом в Новосибирске и Москве.

«Над Томью плывут соловьиные зори», - подметил Валентин Махалов. Эти строки невольно возникают у каждого кемеровчанина и приезжих, когда главные куранты областного центра на площади Советов колокольно торжественно отзванивают такты мелодии Фёдора Мартынова, написанные на эти стихи.

«Труженица Томь» - так назовёт Геннадий Юров главную реку Кемеровской области, пройдя на лодках, плотах  и пешим её почти от устья и до самых истоков. Сколько острых публицистических статей выйдет из-под его пера – в защиту этой самой труженицы и уникальной природы Кузбасса! А ещё он напишет, может быть, несколько  пафосно, но очень афористично:     

 «Земля открыла людям свой талант,

И свой талант земле открыли люди!»

Это строки его стихотворения «Рабочая мелодия Кузбасса», на которую 35 лет назад написал музыку кемеровский композитор, дирижёр театра оперетты Евгений Лугов. В июле 2002 года Коллегия Администрации Кемеровской области утвердила эту песню в качестве официального гимна Кемеровской области. За  свой литературный и общественный вклад поэт-публицист Геннадий Евлампиевич Юров становится заслуженным работником культуры России, Почётным гражданином города Кемерово и Почетным гражданином  Кемеровской области.

Эхом отозвалась  «рабочая мелодия Кузбасса» в стихах новокузнецкого вальцовщика прокатного стана Виктора Бокина, бывшего бульдозериста кемеровчанина Бориса Бурмистрова, экскаваторщика и шофёра Виктора Коврижных – из Старо-Бачат, шахтёра Александра Курицына – из Белова, кемеровского каменщика-печника Виталия Крёкова, архитектора-проектировщика Сергея Донбая, инженера-строителя Вячеслава Лопушного, бывшего солдата-железнодорожника, врача-эпидемиолога Семёна Печеника, военного пожарного из Новокузнецка Александра Раевского, выпускников филфака Новокузнецкого пединститута Валерия Зубарева и Любови Никоновой,  анжеро-судженцев – Сергея Побокина и Сергея Подгорного и многих других поэтов.

Воспевали в стихах свою малую родину, а через неё и – землю Кузнецкую плеяда поэтов из Крапивинского района: журналист Владимир Иванов (выходец из села Банново), пчеловод Валерий Ковшов (Красный Ключ), бывший подводник, капитан-лейтенант в отставке Владимир Шумилов (село Борисово), вертолётчик Валерий Козлов.

Много пишут и руководят литературными молодёжными студиями, издавая  литературную газету «Лик» поэты Алексей Бельмасов и Галина Золотаина – из Ленинска-Кузнецкого.

Тайга и Юрга на литературной карте Кузбасса отмечены именами прозаиков Людмилы Яковлевой,  Екатерины Дубро, Виктора Чурилова; поэтов - Тамары Рубцовой, Натальи Сенн, Натальи Поляченковой. Пятидесятые-семидесятые годы терриконных окрестностей шахтёрского Прокопьевска нашли своё отражение в стихах и поэмах Иосифа Куралова.

Самый конец смутных восьмидесятых и начало девяностых годов – как без них, без шахтёрских забастовок в Междуреченске, Прокопьевске, Анжеро-Судженске, Белове, Кемерове?! Очевидец и активный  участник тех событий прокопчанин - поэт, прозаик, публицист-философ Михаил Анохин – ему ли не писать об этом?! Вторит ему и прозаик-публицист из Новокузнецка  Виктор Коняев.

Оживала и зримо вставала природа Мариинской и Барзасской тайги, с её обитателями и могучими кедрами, в удивительно проникновенных стихах профессионального охотника, бывшего учителя физвоспитания Леонида Гержидовича.

В стихах Сергея Донбая, таких, как «Конный базар», «Соцгород», «Воспоминания о кинотеатре «Москва», «Притомская набережная», «Городской двор», «Кемерово» и других наглядно проявляются черты города Кемерово первого послевоенного десятилетия. По крупицам, по мозаичным фрагментам - как в застывших фотографиях, как в кадрах кинохроники проступают картины того времени: 

Старая, старая хроника

Незабываемых лет,

Перекрути и напомни-ка

Неповторимый момент...

Им в унисон, дорисовывают облик города, но по-своему, стихи кемеровчан Александра Хохлова, Бориса Бурмистрова, Николая Колмогорова, Александра Ибрагимова, Александра Каткова, Владимира Соколова, Владимира Ширяева – перебираясь уже в историю следующих десятилетий.

Повестями «Здравстуй, Галочкин» и «Пашка – моя милиция» запсибовца Гария Немченко в начале шестидесятых годов зачитывалось всё молодое поколение не только Кузбасса,  Сибири, но и вся страна!

Не отставал от своего напарника и товарища и другой прозаик-запсибовец Геннадий Емельянов, отражая в своих рассказах и повестях трудовой энтузиазм и  будни запсибовцев. Их эстафету принял новокузнецкий шахтёр, прозаик-публицист Николай Ничик.

Писать бы новокузнецкому прозаику Владимиру Неунывахину об охоте и рыбалке, - так ведь затронул и ещё одну сторону нашей жизни – сотрудников и обитателей  исправительно-трудовых учреждений. А ведь их на территории Кемеровской области было предостаточно. Сиблаг, Сибулон, а отсюда и нарицательное словцо, обозначавшее их узников – сибулонец. Справедливости ради, освоение и строительство многих рудников, шахт, заводов, поселений  велось, как и лесозаготовки,  в Кузбассе не только одними комсомольскими энтузиастами, но и силами тех самых сибулонцев.

Об этом же написана и замечательная книга мысковского публициста Юрия Панова «Сиблаг Гулага», где в числе заключённых находился в гороншорских лагерях и известнейший историк-этнограф Лев Николаевич Гумилёв. До сих пор ещё можно встретить в местах бывших лагерей следы их существования – в виде остовов зданий, бараков, повсеместно разбросанной колючей проволоки... Тема эта нашла своё отражение в прозе и публицистике Владимира Мазаева, Анатолия Яброва, Геннадия Естамонова, Виля Рудина, Михаила Гоголева, Александра Ярощука и других писателей.

Массовые репрессии и запоздалая реабилитация. Мрачная страница нашей истории. Немало сил и энергии восстановлению попранных репутаций осужденных и репрессированных, среди которых были и священнослужители, отдал прозаик-публицист, филолог и юрист по образованию, Серей Павлов. «Наказание длиною в жизнь», «И наступит день...», наконец,- «Кузбасская Голгофа» - так назовёт свои книги кавалер ордена святого Даниила Московского третьей степени и множества других медалей Сергей Михайлович Павлов.

Истории своего родного села Ягунова (Ягуновка), расположенного на территории нынешнего областного центра, и месту массовых расстрелов близ него репрессированных  в 30-е годы посвящает свои книги старейший работник Кемеровского телевидения Фёдор Мефодьевич Ягунов.

Совсем иной облик принимают потомки аборигенов – тех самых кузнечных людей и охотников, ныне оседлые шорцы, ставшие педагогами, учёными, художниками, поэтами и прозаиками. К старшему поколению шорцев, оставивших свой след в литературе Кузбасса, относятся Степан Торбоков, Фёдор Чиспияков, Софрон Тотыш. Ныне их эстафету приняли поэты и прозаики, члены Союза писателей России Любовь Арбачакова, Таяна Тудегешева, Геннадий Косточаков, Виктор Байлагашев, Вениамин Борискин, Любовь Чульжанова.

Рубеж тысячелетий привёл в литературу Кузбасса многие новые имена - как молодых писателей, так и имеющих за своими плечами немалый житейский опыт. Многие из них прошли через литературную студию «Притомье», руководимую поэтом Сергеем Донбаем. Среди таковых следует отметить прозаиков - Юлию Лавряшину, Михаила Стрельцова, Сергея Павлова, Александра Ярощука, Веру Лаврину, автора этих строк Виктора Арнаутова; поэтов Владимира Ерёменко, Андрея Правду, Людмилу Чидилян, Ирину Фролову, Сергея Самойленко, Сергея Дьякова, Константина Акатнова,  Дмитрия и Наталью Мурзиных.

Заметным явлением в современной литературе Кемеровской области стала и проза  Сергея Павлова, на первый план которой выделяется его эпический роман-пенталогия «Кузбасская сага», две книги из которого («На изломах Крестьянского тракта» и «Пленники Маньчжурии») уже увидели свет – как публикациями в журнале «Огни Кузбасса», так и отдельными книжными изданиями. Действие романа-саги охватывает почти полтора столетия – с середины 19 века и по наше время. Место действия – самый центр земли Кузнецой, Кузбасса, Кемеровской области – небольшое  сельцо  Урское и его окрестности, что находятся невдалеке от Гурьевска и Салаира...

Год от года набирает свою силу главный журнал писателей Кемеровской области «Огни Кузбасса», отметивший в 2009 году уже свой шестидесятилетний юбилей. Выходя регулярно, один  раз в два месяца, уже четвёртый год он имеет статус «журнал писателей России». Главный редактор его уже многие годы – поэт Сергей Лаврентьевич Донбай.

13 выпусков ежегодного литературно-краеведческого, богато иллюстрированного альманаха с символическим названием «Красная Горка» издано в Кемерове поэтом Геннадием Юровым. «После 12» - так называется молодёжный поэтический журнал, редактируемый Натальей Ибрагимовой. В Новокузнецке выходят альманах и журнал «Кузнецкая крепость» и «Союз писателей». В Тайге под руководством прозаика Людмилы Яковлевой  готовят и выпускают альманах «Тайгинские зори». Поэтами Алексеем Бельмасовым и Галиной Золотаиной,  в Ленинске-Кузнецом, издаётся газета «ЛИК». «Усятская россыпь»- так обозначили свою газету-«толстушку» литераторы  Прокопьевска.

Более семидесяти писателей членов Союза писателей России, насчитывает Кемеровская областная писательская организация, долгие годы которой руководит поэт Борис Бурмистров.

 

Современная Кемеровская область – самая густонаселённая область Сибири! В двадцати промышленных городах и девятнадцати районах области проживает порядка трёх с половиной миллионов жителей.  Семь городов области насчитывают сто и более тысяч населения. По числу таких городов Кемеровская область уступает лишь Московской области.

Кроме Новокузнецка и Кемерова,  к Кемеровской области относятся города: Прокопьевск, Белово, Ленинск-Кузнецкий, Киселёвск, Междуреченск, Анжеро-Судженск, Юрга, Осинники, Берёзовский, Мыски, Гурьевск, Полысаево, Топки, Тайга, Таштагол, Калтан и Салаир. И каждый из них имеет своё лицо, с градообразующими промышленными предприятиями.

Территория Кемеровской области поделена на районы, среди которых: Беловский, Гурьевский, Ижморский, Кемеровский, Крапивинский, Ленинск-Кузнецкий, Мариинский, Междуреченский, Новокузнецкий, Прокопьевский, Промышленновский, Таштагольский, Тисульский, Топкинский, Тяжинский, Юргинский, Яйский и Яшкинский.

Современный Кузбасс – самодостаточный регион России! В нём имеется практически всё необходимое для здоровой и полноценной жизни области и её населения.

Имена десятков, даже сотен, людей – уроженцев и выходцев из Кузбасса, трудившихся или  трудящихся тут и поныне в самых различных сферах и отраслях: промышленности и сельском хозяйстве, политике,  науке, медицине, образовании, культуре и искусстве, спорте - известны не только всей России, но и далеко за её пределами.   Ими гордится Кузбасс, воздавая должное и  присваивая им титулы Почётных Граждан отдельных городов и области.

На рубеже веков русский народ вдруг встрепенулся и вспомнил о своих тысячелетних христианских православных корнях. И началось возрождение не только православной веры, но и храмов, как элементов русской национальной культуры. В Кемерове, в декабре 1989 года, был заложен и освящен первый камень нового храма – Знаменского кафедрального собора,  строительство которого было завершено  в октябре 1995 года. «Видать отовсюду наш Знаменский храм на торгу», - отметит Сергей Донбай.

Во всех городах Кемеровской области, районных центрах  и многих селениях стали строиться храмы, церкви и часовни, украшая своим видом урбанистические и сельские пейзажи. Более 150 православных приходов действуют на территории нашей области.

Позолотились купола,

Звон благовестный!

И Церковь светлая светла,

И Мир окрестный,  – изрёчёт кемеровский поэт Владимир Ерёменко.

11 июня 1993 года Постановлением Священнейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II   и Священного Синода была образована Кемеровская епархия. Первым управляющим епархией стал Преосвященный Софроний, епископ Кемеровский и Новокузнецкий, получивший позднее титул архиепископа.

А  26 июля 2012 года Постановлением Священного Синода Кемеровская и Новокузнецкая епархия получила новый статус – Кузбасская митрополия, в которую вошли  три самостоятельные епархии: Кемеровская, Новокузнецкая и Мариинская. Возглавил митрополию сменивший умершего архиепископа Владыку Софрония  уроженец Кузбасса и выпускник КузПИ,  Преосвященный митрополит Аристарх.

 

Новое время ставит перед Кемеровской областью и новые задачи. Решение их неразрывно связано с именем Губернатора Кемеровской области Аманом Гумировичем Тулеевым – незаурядным человеком, талантливым руководителем, деятелем государственного масштаба.

«Нет такого города, где бы ни побывал, нет такого посёлка, где бы ни останавливался... Старинный Мариинск, легендарный Новокузнецк, отчаянный Междуреченск, Прокопьевск, архитектуру центра которого английский писатель Джон Саммерс неожиданно сравнил с архитектурой южных городов Франции... Киселёвск, пожертвовавший своим природным убранством ради угля... Мастеровая Юрга, Осинники, Салаир, Гурьевск, Белово, Ленинск-Кузнецкий, Берёзовский, Анжеро-Судженск, Кемерово... Два десятка городов! А в недрах – вся таблица Менделеева!» - искренне признаётся Аман Гумирович.

По многим промышленным показателям в послекризисный период  Кемеровская область вернулась на былые рубежи, а по таким, как добыча угля – превзошла лучшие времена. Несмотря на разительное сокращение сельского хозяйства, по сбору урожая зерновых в 2011 году  Кузбасс вышел на рекордный уровень!

Кемеровская область и её Губернатор являются инициаторами многих благих начинаний современной России. Следует отметить, что празднование «Дня пожилого человека» и «Дня матери» родилось здесь! Считать нерабочим днём Православное Рождество по всей стране – инициатива Кузбасса! Губернаторские стипендии и пособия многим учащимся, юным дарованиям и пенсионерам – не без его ведома. Ежемесячные денежные пособия (стипендии) писателям Кузбасса - членам Союза писателей России - стали впервые выплачивать у нас! Возрождённые кадетские корпуса для детей-сирот и детей военных – впервые в Кемеровской области!

Ежегодно отмечая «День шахтёров», их «столица» переносится в другой шахтёрский город, куда из бюджета области – на благоустройство и социокультурную сферу отправляются немалые средства. То же касается и «Дня работника сельского хозяйства» - для сельскохозяйственых районов.

А мечта всех советских людей построить город-сад!? Именно здесь, у нас, в Кузбассе! Эта мечта стала реальностью при Амане Гумировиче. Лесная Поляна – жилой посёлок-спутник города Кемерово, в десятке километров езды от центра на правом берегу Томи, по замечательной автостраде, иначе, как городом-садом его и не назовёшь! Уникальная планировка, застройка домами коттеджного типа, таунхаусами, пятиэтажными многоквартирниками – вплотную примыкающими к настоящей сибирской тайге. Все социокультурные заведения: школа-гимназия, детские садики, поликлиника, магазины, Дом культуры, деревянная милая церквушка, замечательный парк – с водоёмом, каскадным ручьём, фонтанчиками, беседками, ухоженными дорожками и газонами, детскими аттракционами; благоустроенные дворы и детские площадки... И всё это здесь, в одном месте, заселяемом преимущественно молодёжными семьями!

Не остаются без внимания Губернатора и Администрации Кемеровской области практически ни одна инициатива, начинание граждан,  заслуги перед Кузбассом. И воздаётся каждому – по добрым деяниям. С этими целями в Кемеровской области учреждены двенадцать медалей,  три почётных звания, три ордена,  почётный знак – «Лауреат Премии Кузбасса» и знак особого отличия.

Медали Кузбасса,  изготовленные из чистого серебра, в их числе:  «Надежда Кузбасса», «За веру и добро», «За достойное воспитание детей», За служение Кузбассу», «За особый вклад в развитие Кузбасса» - трёх степеней. Высшие награды Кузбасса представлены орденами  «Доблесть Кузбасса», «Ключ Дружбы» и «Орден Почёта». Кроме того имеется Знак особого отличия – золотая медаль «Герой Кузбасса»!

Ко всему можно добавить: нет такой сферы производства, отрасли знания, медицины, образования, науки, спорта, культуры в нашей области, которой бы не интересовался, которой бы не оказывал своё внимание и поддержку Губернатор!

 

При написании очерка были использованы книги-альбомы: «Западная Сибирь: земля, открытая миру» (2000), «Кузбасс. Начало ХХIвека» (2002), «Города Кузбасса»(2001), «Освященная дорога к храму. Возрождение православия в Кузбассе»(1996); монография: Г Седых, В. Сергиенко, С. Тивяков «Земля Кузнецкая – история Сибири» (Кемерово, 1997), статьи журнала «Огни Кузбасса», альманаха «Красная Горка», стихи кузбасских поэтов, материалы сайтов Интернета.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.