Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Антон Хаговски, Александр Командин, Рустам Карапетьян, Максим Пушкарёв, Данила Фирсов, Елена Маланина, Юрий Татаренко, Гаврила Цап, Евгения Поляничко

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Антон Хаговски

г. Томск

***
Старец, бородой сед,
Ты скажи, кто ты?
Человек ли еси,
Ли бес?
И что имя тебе?
И холмы отвечали:
Человек ли еси,
Ли бес?
И что имя тебе?
Молчал.
Только нес он белую книгу
Перед собой
И отражался в синей воде,
И стояла на ней глаголица старая,
И ветер, волнуя бороду,
Мешал идти
И несть книгу.
А стояло в ней:
«Бойтесь трех ног у коня,
Бойтесь трех ног у людей!»
Старче божий!
Зачем идешь?
И холмы отвечали:
Зачем идешь?
И какого ты роду-племени,
И откуда — ты?
Я оттуда, где двое тянут соху,
А третий сохою пашет.
Только три мужика в черном поле
Да тьма воронов!
Вот пастух с бичом,
В узлах чертики
От дождя спрятались.
Загонять коров помогать ему они будут.

***
Мы все сошли с ума, похоже,
Мы все больны,
И от войны
Не убежать... О! Святый Боже,
Отдай мне выдержку стены,

Отдай спокойствие Тибета,
Безгрешность первого цветка…

Морщины юного поэта
Закроет маска шутника.

Отдай мне то, что я посеял
Давным-давно в твоих людей
Я в бесконечной Одиссее
Забытый всеми лицедей.


Александр Командин

г. Кемерово

***
Чем ближе утро, тем светлее свет
И всё, что было – было, да и нет.
Слова растут, нелепые, большие.
На кухне кран прекраснейше фальшивит.
Спасибо, чай, что я тобой согрет.
Мои слова – эпиграфы к молчанью,
И строчка обрывается случайно:
Чем ближе утро, тем светлее свет…

***
Я вырос там, где смерть похожа на шутку,
Где от слова «любовь» желудку становится жутко,
Где никому давно ничего не нужно,
Где дождь и снег равны, потому что – лужи.

Я вырос там, где низкий дым и бараки,
Где проигрывал в каждой дворовой драке,
И не потому, что сильный и так хотелось,
А потому, что песенка горлом пелась.

***
Я жив, и ты жива, и все живые,
И тополиный пух летит-горит.
И дети смотрят тихо и впервые,
Им ветер свои сказки говорит.

Ладони открываются влюблённым,
Ни слова никому не говоря.
Мы живы: наши души обнажены
Летят на свет, так радостно горя.


Рустам Карапетьян

г. Красноярск

* * *
"Когда земля не казалась круглой,
А небосвод был ещё хрустальный,
И ты была молодою дурой,
Такой красивою и печальной,
Что каждый мимопроезжий рыцарь,
Плевав на данные им обеты,
Спешил скорее в тебя влюбиться,
Оповестив половину света
О даме, чья красота сравнима,
Возможно, только со светом чистым…
Но как-то всё проезжали мимо
Те идиоты-идеалисты.
А ты ждала и ждала чего-то,
Пока весь мир не пошел насмарку.
Потом устроилась на работу,
Купила где-то себе овчарку.
Гуляя с нею по парку летом,
Мужчину встретила с глупой таксой.
Он оказался твоим соседом.
Зимой вы с ним расписались в ЗАГСе.
И жили-были, любя друг друга,
Хотя и был он простолюдином,
Считал, что Бог создал землю круглой,
Чтобы встречаться на ней любимым.
Ты соглашалась легко и сразу,
Лаская жадно родное тело.
И от рассыпавшихся алмазов
Над вами небо всю ночь звенело."

***
С воплями
по коридорам -
Так что
чечеткой сердце.
Каждый хотел -
мушкетером,
Никто не хотел -
гвардейцем.
Дружба чтоб
побеждала,
Хотелось
достойной битвы нам.
Лупили
в углу кардинала -
Самого
беззащитного.

* * *
«Две тысячи лет бестолковой
Окутавшей мир суеты.
Колосьями снова и снова
Взметаются в небо кресты.
Как много возжаждавших чуда,
Но только всегда и везде
Не держит земля почему-то,
Сумевших пpойти по воде.»

* * *
«Падал с небес, падал,
Путая все сроки.
Были ему рады
Губы, глаза, щёки.
Вальсом кружил венским,
Всё обещал сбыться.
Падало вниз сердце,
И до небес - птицей.
Так целовал сладко,
Так щекотал нервы.
Был он такой краткий.
И навсегда - первый.»


Пушкарев Максим

 г. Красноярск

Встреча.

Абрикосовая мякоть
Влажных губ.
Снова вместе. Хочешь плакать.
На снегу
Звезд рождённых отраженье –
Россыпь слёз.
Двух влюблённых душ сплетенье.
Пламя роз
Как румянец на покрове
Снежных масс.
В поцелуях ветер ловит
Нежность фраз.
Слов несказанных огрызки
Режут слух.
И дыханье близко, близко –
Счастье двух…


Данила Фирсов

г. Новосибирск

* * *

Море - всегда женщина. Её тело извечно принадлежало
Богу. Поэтому, бесполезно играть разумом, вздув вены.
Тебе никогда не узнать, чем кончится проникновение
в неё. Не узнать дна. Остерегись высказывать жалобы,
чтобы случайно, открытым ртом, не зачерпнуть воды.
По той же причине держи при себе смех и восторг.
На глубине, не паникуй и не пытайся отыскать восток;
помни, свет над водой – твой единственный поводырь.
Но прежде, отбросив спесь, следует учесть одно
обстоятельство, которое, будет существенным.
Много смелых тревожит морских существ. Иным
выпадает вернуться на берег, других разбивает о дно.
Тогда, кажется что каждая волна - надгробный камень,
вырастающий над огромной плещущейся могилой.
Со временем покойников заносит жирным илом
и засыпает липкими зелёными водорослями – венками.

Проникая сильными взмахами рук в васильковую глубь,
можно подолгу не ощущать усталости мышц и связок.
От поднимаемых брызг воздух кажется вязким,
и радостные, снуют солнечные блики. Но не будь глуп.
Оглядывайся назад, если не намерен попасть
в искусную западню. Старайся точно определить
расстояние до берега, и силы, оставшиеся в тебе, дели
пополам. Даже чувствуя под ногами илистую пасту,
зайдя по колено в воду, больше не принадлежишь земле.
Почувствовав твою беззащитность, море целиком
завладеет тобой. Не ври о том, что вернёшься цел. Ком
пены, брошенный в лицо – плевок на количество лет,
которое ты принёс на себе. Пойми, теперь неважно
то, что было значительным среди людей. Этот плеск
никогда не принесёт покоя. Гипнотический блеск
её глаз зовет. Зовет в неё. Неприступную. Влажную.


Юрий Татаренко

г. Томск

Без названия.

Родился – умер. Не решу
Никак я эту двухходовку!
Зачем слова я вывожу
Под чью-то быструю диктовку?
Руке за смыслом не поспеть,
И знаки некогда расставить…
… Шумит листва – чтоб облететь,
И снег идет – чтобы растаять…
Кто даст словам передохнуть,
Тот знает, что должно случиться…
… Встает рассвет – чтобы заснуть,
Живет звезда – чтоб оступиться…
Жаль, время взяток не берет,
Чтоб дать возможность оглянуться…
… Волна глядит всегда вперед,
Чтоб с берегом не разминуться…

***
Ночью выйду на балкон –
Город прячет взгляд усталый…
Прожит день – еще вагон
К бесконечному составу.
И по дереву ль стучать
Всем бессонницам в угоду,
Шлепать стыков ли печать –
Я любому дня исходу
Смело руку протяну!
Избежав прикосновенья,
Влево поручень вильнул…
Объявили отправленье?
В слезы взгляд макнул перо.
Резкий выстрел папиросы.
Легкомысленный перрон
Так и лезет под колеса…
Спят рожденные летать
Дома с книжкой на диване…
Кто возьмется сосчитать
Шпалы разочарований?
Свет сомнений отражен
В каждом страхе ошибиться
Постоянно напряжен
Рельсы обнаженный бицепс…
Разминулись поезда
Утешений и лишений,
И горит в ночи звезда,
Новой жизни искушенье.


Елена Маланина

г. Томск

Мыслящий тростник

а человек как мыслящий тростник всегда обязан изобресть голема чтоб не мешала избранная схема и чтобы Бог к тростинке не приник губами влажными как теплое парное так вот изобрести и оживить купить ему трусы носки и галстук и думать не давать ему пусть спит а самому сажать сады и мыслить и мыслить так чтобы никто не знал о том что в этих мыслях нету смысла все спрятано в Его парных губах так пой голем ты жаждешь поцелуя Его ты трость для Рук Его костыль для Ног Язык Его.
а человек есть мыслящий тростник туда-сюда свободно ходит ветер и что бы сам себе ты не ответил ты все равно не слышишь ничего слова приходят и уходят вдаль а ты сидишь пустой и оглушенный когда Земля и Небо говорят через тебя вполголоса как громом и ты проводишь взглядом облака с такой тоской навеки заземленный.
о эта неизбывная тоска и жажда этот ритм поймать губами шептать его захлебываясь сладкой и чуткой к перемене ветра мукой о я тростник пустой в твоих руках я жажду слов я жажду содержанья я полое и глупое созданье наполни это тело о мой друг и дай мне Слово с тысячью прозваний я знаю что оно включает страх и больше ничего хотеть не буду я истину прочту в твоих губах и буду мыслить о тебе О Чудо.

LIONHEART

ничего под рукой кроме темного зимнего неба да раскрытого сердца и пары других побрякушек я сижу на окне в темноте и какой-нибудь пушкин в этом месте сказал бы что счастье в едином луче только ноги небритые кажутся мне идеалом я к несчастью не знаю как надо писать о любви и плюется чернилами ночь на мое одеяло и воротит луну от меня и я снова один я один на земле и поэтому в сущности волен хочешь в поле иди хочешь с мельницей вдоволь воюй только я слишком бледный смешной и напыщенный воин мне не справиться с ночью своим пацифистским «люблю» я его заверну поплотнее в свое одеяло закричу затолкаю поглубже под ржавый доспех мне не мало тебя мне не мало не мало не мало это жанр такой оставаться один против всех.


Гаврила Цап

г. Новосибирск

***
по Гринвичу ровно в восемь
каждый раз, из года в год
в город приходит осень
не принимая в свой обиход
индивидуальные признаки
человеческого существования,
засыпает листьями домов призраки
и административные здания...
срывает ветрами дерзкими
крыш головные уборы
дождями холодными мерзкими
вскрывает дверные запоры...
нахально шагает по улицам
сутулясь, подняв воротник
туда где река свинцовая
луны отражает блик!
прожектор зоны промышленной
плюется в несобранность стен
расхлябанная, злобная, вымышленная!
Это Осень В Городе ЭН!
На черепную коробку города
Новостроек давит рука
Холодно! Холодно! Холодно!
Тяжелые облака
проносятся над домами
заглушая проблемы людские
это осень смеется над нами
сиренами ментовскими


Евгения Поляничко

г. Томск

Неоценимые и бесценные

И сказку о нас не напишут
И песню о нас не споют

От имени бракованного чемодана с двойным дном, дырявого ковша, двуногой табуретки, от имени воротника из драной кошки, побитых молью штанов полувековой давности, от лица рухляди, провонявшей нафталином, заявляю: мы бесценны.

За нас копейки не дадут, что значит, мы дороже денег. Нас выбрасывают из домов – на вольный воздух. Прошли времена, когда мы мечтали стоить хотя бы рубль, да что там рубль – медный грошик! Ушло, опало, сгнило, покрылось снегом, вытаяло, навеки слившись с почвой.

Мы не радуем глаз, мы не украсим герба или даже полки в прихожей. Мы нищета, бесславная, пустая, гулкая, пахучая, как воздух в банке из-под огурцов. Блаженны мы, поскольку мы свободны.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.