Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Юрий Радченко, Дмитрий Суйканен, Людмила Иванова (стихи), Наталья Килоч (рассказ)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Наталья Килоч

Ссора

Ирина с шумом захлопнула дверь спальни и бухнулась на кровать, сердце учащенно билось, внутри всё кипело от злости: «Ну и шел бы тогда к своей маме, раз она у тебя такая распрекрасная! Конечно, где же мне с мамой-то тягаться! – продолжала мысленно высказывать мужу Ирина. Перевернулась. Легла на спину, уткнувшись глазами в потолок, опять мысленно передразнила мужа – «Ой, мама готовит вкусно. . , у мамы всегда порядок на кухне. . , мама плохого не посоветует…» Мама, мама…только и слышу каждый день. Зачем человек женился? Ну и жил бы со своей мамой… Всё, всё, всё, успокойся, Ирина, успокойся. Не стоит он твоих слёз. Нервные клетки не восстанавливаются, – вытирая слёзы, успокаивала себя молодая женщина, – всё, хватит, натерпелась, соберу вещи и уйду, пускай один живёт». Ирина повернулась на бок. Взгляд упал на небольшую книжку, лежавшую на прикроватной тумбочке. Это был сборник стихов, накануне подаренный подругой, но Иринка так и не нашла время почитать – положила на тумбочку и забыла. С обложки приятно улыбалось лицо автора. Ирина протянула руку и, взяла книжицу. Стала рассматривать портрет цветущей женщины на фотографии:

«Что улыбаешься? Хорошо тебе. Конечно, наверняка у тебя таких проблем нет. Вон, стихи сочиняешь, книжки печатаешь, а поддержать в трудный момент, посоветовать-то ничего и не можешь. Что, молчишь? Хотя, постой, вот сейчас ради шутки открою на любой странице, это и будет твой ответ», – и Ирина открыла наугад сборник стихов и прочла следующие строки:

«Непрочный мир стареет и качается.
И чувствуешь ты с некоторых пор
Пружину эту, как она сжимается,
Чтобы однажды выстрелить в упор».

«Хм, неплохо сказано. Как тебя там?… Наталья Мурзина. Молодец Наталья. Понимаешь ситуацию. Небось, тоже у тебя не всё ладно по жизни-то бывает. А, вот строчка, так прям про меня:

«Неужели окончился он, наш роман без названья?»

Как я тебя понимаю! Мне тоже порой кажется – а может, и не было её, любви-то? Может, сама придумала себе принца? А он прискакал ко мне на белом коне, да только не один, а с мамой. И теперь мы всю жизнь по маме сверяем. А может, бросить все и уйти, куда глаза глядят? А? Что скажешь?» – Ирина листнула сборник, и глаза наткнулись на строку:

«Немного горек вкус у одиночества…»
Ну что же ты мне соль-то на рану, – заплакала Иринка, – сама понимаю. Он у меня, знаешь, какой хороший. Когда познакомились, он под моим окном красной краской имя моё написал, цветы дорогущие дарил. А на «8 марта» на центральной площади кричал во весь голос – «Люди, я люблю Иринку!» Разве такое легко забыть? – Ира захлюпала носом, вытирая слёзы. – Но ведь я тоже не железная, мне же обидно каждый раз слушать, что я его маме в подмётки не гожусь. Ну, вот сегодня, например, разорался, что рубаху его любимую утюгом сожгла. Но я же не специально, А он опять: «Вот моя мама…» Ну, и что, что его мама ни разу в жизни ничего не сжигала. Я что обязательно об этом должна знать? Да? – и Ирина опять открыла сборник стихов, ища поддержку:

«Молчание бывает как спасение,
Как тайный оберег. Оно не лжёт.
Оно от рокового потрясения
Непрочный мир собою бережёт».

«Значит, ты считаешь, промолчать надо было, да? Ладно, допустим, я не права, – глядя на фотографию, рассуждала Ирина, – согласна, мама – это святое, и нечего здесь психовать. И рубашка вправду хорошая была, но зачем же обзывать «безрукой»? Вот он уселся в кресло на мои очки, я же его «беспопым» не назвала, я же его ласково – слоном. Ну, что скажешь? Давай свои стихи, – и женщина зашелестела страницами книги в поисках ответа.

«Сгоряча наговорил, сгоряча.
И укор в твоих речах неспроста.
Что ж кручина затаилась в очах,
Да молчание легло на уста?»

Ты, правда, так думаешь? Думаешь, он переживает о том, что накричал на меня? Да? Ну, Наталья не молчи же, ну же…, а вот:

«Как мелочью расхожей, праздными
Размениваемся словами…
Но – слышишь! – эхо недосказанного
Повисло зыбко между нами. »

Точно ты говоришь, порой из-за всякой мелочи ссоримся. Может, вправду я «курица безрукая»? Что же мне теперь делать-то? У? Подскажи, пожалуйста, Наталья. Дай совет, – Иринка опять листнула книжку:

«Повяжу неторопливо я
На головушку платок с бахромой
Поплыву к тебе, любимый мой,
Как большая птица счастливая».

Думаешь выйти из спальни? Думаешь, надо помириться? Думаешь, он простит меня за рубаху? Ладно, попробую» – Ирина чмокнула книжку и положила на тумбочку. Тихонечко приоткрыла дверь в зал. Муж лежал на диване, прикрыв глаза. Услышав, что дверь спальни отварилась, он моментально сел и посмотрел на Ирину. Его глаз, цвета неба, были наполнены грустью:

– Иришка, ну хватит дуться, прости меня. Бог с ней с рубашкой. Не обижайся, зайчонок. Иди ко мне.

Иринка радостно взгромоздилась к нему на колени, обхватив шею руками:

– Да я сожгла-то всего ничего – один рукав. Слушай, а может обрезать рукава и сделать рубаху с коротким рукавом, у? Такой летний вариант. Поносил с длинным рукавом – теперь с коротким походишь.

– Да придумаем что-нибудь. Не бери в голову, солнышко.

– А хочешь маму твою попроведаем, у?
– У меня лучше предложение – ужин при свечах. Что скажешь?

– Чудно! – засмеялась Иринка, и крепко обняла супруга, – сейчас только одно важное дело сделаю, и займёмся ужином.

Ирина взяла сотовый телефон и набрала сообщение для подруги: «Спасибо за подаренную книжку. Стихи просто супер!», и радостно побежала на кухню, где супруг уже что-то шумно доставал из холодильника.

г. Ленинск-Кузнецкий

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.