Журнал Огни Кузбасса
 

Афганский след

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Сумасшедший автомат

Я – автомат АКа.
Блестят мои бока,
Но лучше бы мне было заржаветь.
Пускай молчу пока,
Но чья-то смерть близка:
Ведь я рожден, чтоб песню смерти петь.

Я – автомат АКа.
И, значит, мне рука
Прикажет вновь в кого-нибудь стрелять.
Короткий разговор,
На смерть взведен затвор,
Хочу иль не хочу я это знать.

Припев:
Не трогайте курка,
Не трогайте курка,
Мне от бессилья хочется кричать.
Не трогайте курка,
Не трогайте курка,
Я не хочу стрелять и убивать!

Я не хочу стрелять,
Я не хочу стрелять,
Но как об этом и кому сказать.
Мне б разучиться петь,
Мне б напрочь онеметь,
Мне б, гарью поперхнувшись, замолчать.

Но дослан в ствол патрон,
Как кость мне в горле он,
Наперекос пошел бы хоть один.
И крепкая рука
Вновь жмет мои бока,
И душу давит полный магазин.

* * *

Задавлен темнотой
На дальней сопке пост.
Пунктирною чертой
Под ним бетонный мост.
Чужая сторона,
Чужой развал дорог,
И нервы – как струна,
И командир так строг.

Слипаются глаза,
Но ночь еще стоять.
Эх, горькая слеза,
Нельзя, солдатик, спать!
Нельзя – один ответ.
От холода продрог,
Из дома писем нет
И правый жмет сапог.

Задавлен темнотой
На дальней сопке пост.
Не спит, залит тоской
Окопчик в полный рост.
 

Бумеранги

Коль генерал сказал: «Вперед!»,
Что ж, на войне как на войне:
Если на смерть отправил взвод,
Так значит, смерть теперь в цене.
А коль в цене – она придет,
Она не любит долго ждать,
Не худших – лучших отберет:
Она умеет выбирать.

Припев:

А мы с тобою бумеранги
И обязательно назад,
Пройдя сквозь грязь, обман и морги,
Несем с собой войны заряд.
И если выстрелили нами,
Назад мы выстрелом летим.
И если топчут сапогами –
И мы навряд ли пощадим.

Коль генерал сказал: «Умри!»,
Что ж, стало быть, ему видней.
В глаза костлявой посмотри –
Не раз уж виделся ты с ней.
Не может родина не знать
Про жизнь солдатскую твою:
Она ведь Мать, она ведь Мать,
Не посрами же Мать в бою…
 

Тропка к дому

Тропку к дому занесло
Да не снегом, а песком.
Тропку к дому запуржило
Злым солдатским ремеслом,
Заглушило русским матом
Да багровой пеленой,
Подружило с медсанбатом,
С плащ-палаткою женой.

Тропка к дому – крик печали
Да надгробная свеча.
Тропку к дому помечали
Цинк да запах сургуча.
Улетали в путь неблизкий
Похоронные листы,
Вырастали обелиски
Да могильные кресты.

Тропка к дому – дни и ночи –
Перечеркнуты войной,
Да скупая пара строчек:
«Здравствуй, мама, я живой!»
Тропка к дому – сны солдата:
Все когда-нибудь пройдет,
Все пройдет, и нас, ребята,
Тропка к дому приведет!
 

Чужой окоп

Окоп на войне у каждого свой,
А мне почему-то достался чужой.
Он мне не по росту, он мне мелковат.
Бог видит – не я в этом был виноват.

Он мне как рубаха с чужого плеча,
Эх, мать твою, Сашка, шепчу сгоряча.
Не вышло, видать мне, не выпала масть,
Так что ж теперь, руки сложить и пропасть?

Нет, так не по мне, нет, так не пройдет,
Возьмусь-ка за дело: война любит пот.
Возьмусь-ка за дело, и вот уж чужой
Теперь мне по росту, теперь-то он мой.

Ну, что же ты, брат, меня не признал?
Ну, что же ты, брат, меня не пускал?
Уж коль так сложилось – ну, как теперь быть?
Ты хочешь – не хочешь, нам нужно дружить.
Уж коль так сложилось, – шепчу горячо, –
Подставь мне свое земляное плечо.
Теперь нам с тобой все делить на двоих:
И правду, и ложь, и своих, и чужих.
Теперь на двоих нам и отдых, и бой.
Теперь все делить до команды «отбой».
Шепчу и шепчу, а окоп все молчит,
Иль, может, сказал он, да сердце стучит.

Вздрогнуло небо, и взрыва волна
Огнем опоила – не кружкой вина.
Окоп не сберег
И, склоняясь надо мной,
Послышалось мне, он ответил: «Чужой!»

* * *

Колеса, колеса, колеса, колеса стучат.
Вагоны, вагоны, вагоны, вагоны спешат,
А я без билета на полочке верхней лежу.
Идет проводник, я, наверное, скоро сойду.

Делюсь сигаретой и хлебом с попутчиком я.
Одно же ведь небо, одна же под нами земля.
Ну, что нам делить, разве дело во рваных рублях?
Ты скажешь – не так – ради Бога! пусть будет не так.

Пусть будет не так, но за деньги не купишь рассвет,
Не купишь «прощай», и не купишь от друга «привет»,
Не купишь заката, не купишь полета шмеля.
Не я так придумал, но это приветствую я.

Колеса, колеса, колеса, колеса стучат.
Вагоны, вагоны, вагоны, вагоны спешат,
А я без билета на полочке верхней лежу.
Идет проводник, я в ромашковом поле сойду.

* * *

Дождь которую неделю льет и льет,
А лесник Потапов Федор водку пьет.
Пьет и пьет, да не хмелеет – вот беда,
Стала водка под дождями как вода.

Что же ты, Потапов Федор, пьешь и пьешь?
Отчего к своим зверушкам не идешь?
Без хозяйского без глаза Вор полез,
Если ты не доглядишь – погибнет лес.

Что у Феди приключилась за беда?
Может, все его напасти – ерунда?
Может, время коротая, солнца ждет?
А может, просто захотелось – вот и пьет.

* * *

Не поет, не поет
О любви соловушка.
Не болит, не болит
Ни о ком головушка.
Над дубравами туман
Пеленою стелется,
Не поет соловей,
Знать, в любовь не верится.

Рядом, словно ручьем,
Трель переливается.
Рядом кто-то другой
Песней заливается.
Почему же ты молчишь,
Сердце, неприкаянно?
Почему не грустишь
О любви нечаянной?

Солнца луч не согрел
Сердца одинокого,
Пробудить не сумел
Голоса высокого.
Нежто век свой проживешь
До глубокой старости,
Ни о ком не споешь
Без любви и радости?

* * *

За окном мороз,
А я придумал лето.
За окном поземка
Холодом поет,
Ну, а я придумал,
Что, теплом согрета,
Девица-березка
Час свиданья ждет.

Только дверь откроешь –
Холодом потянет.
На стекле мороз
Узоры начертал.
Ну, а я придумал –
Ветки-руки тянет
И зовет березка
На весенний бал.

Ветерок-проказник
Юбкой заигрался,
Тонкую косынку
С плеч ее сорвал.
Я к березке вышел
И залюбовался,
И за белый ствол
Рукой ее обнял.

За окном мороз,
А я придумал сказку,
Как волшебник злой
Ее зачаровал.
Как девчонку эту,
Тонкую березку
Жарким поцелуем
Я расколдовал.

* * *

На облаке сижу.
На облаке верхом,
На облаке скачу,
Как на коне лихом.
И нет в руках хлыста,
И на ногах нет шпор,
Могу и без того
Лететь во весь опор.

Припев:

Лишь небо подо мной,
И небо надо мной,
И небо впереди,
И небо за спиной.
Чего еще хотеть?
О чем еще мечтать,
Когда я на коне
И может конь летать?

Какая красота,
Какой вокруг простор.
И неба синева,
И радуги узор.
На облаках легко
Сбывается мечта.
Ращу на них сады
И строю города.

А в городе моем
Прекрасные дома.
Куда ни кинешь взгляд:
Дворцы и терема.
В садах моих растут
Чудесные цветы,
Конечно, не земной –
Небесной красоты.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.