Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Василий Козлов. Два письма из Новокузнецка

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
 
В Кемеровской  области проходили Дни литературы, и я был в группе приглашенных вместе с Валентином Григорьевичем Распутиным, мы выступали с кемеровскими писателями в библиотеках, школах, на предприятиях, что было естественно для того времени. Кто-то из местных писателей предложил нам посетить в Новокузнецке православный храм, новый, недавно построенный, что уже было интересно, так как  до 1988 года, т.е. до 1000-летия крещения Руси, новые храмы воздвигались исключительно редко.  Настоятелем был протоиерей отец Василий Б., широкий в кости смуглый человек, весьма подвижный, целеустремленный. Он показывал нам службы от отдельно стоящей крестильни до подвала со столяркой, двухэтажный храм, где ещё не всё было завершено, но служба велась. Народу по праздникам было немало, поэтому служба транслировалась  на второй этаж. Отец Василий с удовольствием рассказывал,  как  он получал разрешение на возведение нового храма, как до этого служил в приспособленном одноэтажном бараке, зимой   стены промерзали, и во время литургии пар валил изо рта, натопить это здание было невозможно. Рядом пустующая территория, но для храма выделили ровно столько, сколько было прежде, потому хозяйственный и практичный настоятель под всей территорией сделал цокольный этаж, где разместил хозяйственные службы. Каменный забор украсили прорезными крестами, но по требованию атеистического городского начальства их пришлось закладывать кирпичом. Храм был запланирован значительно большим по высоте, но высота была ограничена. От этого храм приобрёл византийскую воинственность. Обо всех этих недоразумениях отец Василий говорил как-то отстраненно, улыбался, радость светилась на его лице, он по-особенному смотрел на Валентина Григорьевича. Распутина куда-то торопили, и он, попрощавшись, уехал, а я остался на вечернюю службу, и мы долго за чаем беседовали. Отец Василий признался мне, что не читал повесть Распутина «Прощание с матёрой».
 - Я хотел спросить Валентина Григорьевича, но не решился.
 С отцом Василием было легко, как будто душа очищалась  без исповеди сама собою только от его присутствия и голоса. Я пообещал ему, прощаясь, найти и прислать книгу с автографом В. Г.
Выполнил обещание, но ответа долго не было, и я с сожалением стал думать, что бандероль, скорее всего, не дошла, затерялась где-то. Хотел было звонить друзьям в Кемерово, чтобы узнать, вдруг о. Василия перевели на другой приход, мало ли что могло случиться, но в конце июня получил долгожданный ответ.
«Дорогой мой и досточтимый Василий Васильевич, здравствуйте! Примите  мои слова и чувства искренней сердечной благодарности за оказанные мне честь и внимание Вашим письмом и дорогим подарком. Должен сказать, что я не ожидал, чтобы наши труды в деле сооружения церкви могли бы вызвать у кого-либо  из Вашей группы какое-то впечатление и тем более такую оценку. Спасибо Вам! Это трогательные слова в адрес всех наших тружеников – прихожан, слова человека хотя и светского, но духовно мыслящего, который воспринимает значение и сущность нашей веры, нашего православия не так, как преподносят большинству,  нашим современным людям с позиции атеистических лекций.
 Поскольку храм наш пришёлся Вам по душе, я пожелал подарить Вам на память комплект фотографий, а второй прошу передать любимому мною автору, Валентину Григорьевичу, которого заслуженно называют совестью нашего времени, ибо он выражает тревогу за спасение нашей  дивной  природы – среды обитания всего живущего – от имени лучших людей нашего века.
 При съемке в храме я забыл второпях подсказать своему старосте, чтобы включил фотовспышку, тогда бы снимки получились ярче и контрастнее. Но для меня и это дорогая память.
 Вместе с фотографиями нового храма посылаю Вам виды наших старых зданий.
 Вашу бандероль, как ни странно, я получил седьмого июня, в письме же Вашем проставлено 17 апреля. На главпочтамте мне объяснили, что на бандероли было неправильно указано отделение связи – 30-е вместо 41-го. Но улица-то и номер правильно написаны. Неужели потребовалось столько времени, чтобы заглянуть в справочник и уточнить, какое отделение связи обслуживает ул. Транспортную, № 10? Посылаю Вам ответ, который мне прислали из нашей 41 почты. Надеюсь, что такой случай не повторится. На будущее, для уточнения, хочу напомнить наш адрес: 654041 Новокузнецк, ул. Транспортная №10.
 В настоящее время в храме у нас установлены сплошные леса, на которых пять художников из Москвы производят роспись потолка. К осени должны выполнить работы. Приходится мне выезжать в храмы области в поисках приличных старинных изображений и переснимать их на слайды и цветные фотографии в качестве образцов.
 5-го июня мы совершили торжественное богослужение и запланировали по программе мероприятия в связи с тысячелетием Крещения Руси. А в Кафедральном соборе в Новосибирске программа праздника намечена на август, с 4 по 8-е.
 С 1 сентября я ухожу в отпуск, хочу навестить в Минске двух старших братьев (один настоятель собора и секретарь митр. Филарета, а второй – старший, светский и уже на пенсии. Затем планирую поехать в Ленинград, где младший зять мой перешел на IIкурс Духовной академии, священник, временно служит в храмах Ленинграда, а дочь – на детской скорой помощи. 9-го мая у них родился первенец и наш внук Кирилл.
 Каково Ваше впечатление о праздновании Юбилея в Москве, а также  о потоке опубликованных репортажей и статей в прессе?
Разрешите спросить Вас: над чем сейчас работаете? Во всяком случае, от души желаю успешных трудов Вам, дорогой Василий Васильевич, и  премногоуважаемому Валентину Григорьевичу.
 Прошу прощения, что отнял столько времени своим письмом. Ещё раз хочу засвидетельствовать пред Вами о своих благодарных чувствах за дорогой для меня подарок!
Молитвенно желаю Вам всего радостного, светлого и доброго!
                                                                        Протоиерей Василий Б.  16 июля 1988 г.
 
На втором письме стояла дата  11.10. 88
Здравствуйте, глубокоуважаемый Василий Васильевич!
Опять я заслуживаю строгое замечание за свою нерасторопность. Если в первом случае по вине почты, то на сей раз причина только во мне. Но при этом есть «смягчающие» обстоятельства, о чём скажу ниже.
 С превеликим удовольствием прочитал Ваш выпуск[1] в честь 1000-летия: талантливо, смело, содержательно и авторитетно. Не сомневаюсь, что большинству читателей Вы открыли глаза на то, что было за семью печатями. Пришло время прозрения. Ведь народ пребывал в неведении не только в отношении своей тысячелетней истории, но и в отношении таких сравнительно недавних лет прошлого, как времена Сталина, Хрущева, Брежнева и прочих «деятелей» - народных избранников. В знак взаимности мне захотелось тоже чем-то ответить Вам. Я узнал, что на епархиальное Управление высланы кое-какие книги, в том числе о Крещении Руси. Пока, то да другое – вот и затянулось у меня время с ответом. Отсылаю Вам один томик, второй прошу передать всеобщему любимцу нашему, Валентину Григорьевичу. Очень может быть, что такая книга у него уже есть, тогда он может передать  её кому-то по своему усмотрению
   В связи с тысячелетием я имел семь посещений приходов, в которых участвовал или совершал специальное юбилейное богослужение. В частности, такие поездки у меня были в Барнаул (там подарили мне трехтомник В. М. Шукшина), в Томск, где был гостем митрополит Хризостом из Греции, в Кемерово и  в Новосибирск. С 1-го сентября был в отпуске. Первую неделю провели с матушкой и ещё в компании двух семей в тайге под Томском, куда, можно сказать, по сложившейся традиции мы выезжаем заготавливать грибы. Такая поездка воспринимается как  приятный праздник: красивый и чистый сосновый бор с озером. А с 7 сентября и до конца месяца мы отдыхали в Железноводске. За время этих трёх недель мы несколько раз побывали в Пятигорске, были в храме, в котором в своё печальное время отпевали М. Ю. Лермонтова. На память об этом бабушкой поэта была подарена в храм икона Б. М. «Всех скорбящих радосте», которая и ныне стоит на своём месте. Также участвовали в двух экскурсиях – на Домбай и в окрестности горы Казбек, в село Казбеги. Обе поездки очень интересны. Сейчас от них остались на память слайды и фотографии.
   Во время отпуска с удовольствием прочитал (ибо дома некогда) книгу, которую Вы прислали мне – «Прощание с Матёрой». А также В. А. Солоухина «Прекрасная Адыгене», «Тихая охота», и «Травы». Там же, в Железногорске, купил журнал «Смена», где прочитал большую статью по проблемам экологии Валентина Григорьевича, и в этом же журнале имеется репродукция картины И. С. Глазунова на тему тысячелетия.
   Вот такая взаимосвязь и явилась причиной моей задержки ответного письма. Но главное в том, что мне хотелось вместе с письмом выслать Вам эти две книги.
   С приятным чувством хочу сообщить Вам о том, что за лето у нас хорошо потрудились московские художники: ещё месяц работы - и роспись потолка храма будет завершена. Так что храм наш обретает надлежащий вид.
   На этом заканчиваю. Желаю Вам всех благ и успехов в Ваших авторских трудах. Поклон Валентину Григорьевичу. Храни Вас Господь! В.Б.
 
Мы переписывались и дальше, но грянули девяностые, залихотило страну и всех нас, привычный уклад жизни рушился, и многое из того, чем жила страна, рассыпалось во прах. Два месяца назад, когда ещё был жив Валентин Григорьевич, в который  раз с неохотою стал разбирать свой архив. Иногда посещает мысль, что пора избавиться от этого пыльного хозяйства, сложить всё в пластиковые мешки да отправить на свалку истории. Перебирая старые, скопившиеся за жизнь бумаги, в картонной папке с выцветшими тесёмками обнаружил два письма с фотографиями и подумал, что сегодня, после кончины Валентина Распутина, всякая вещь, всякая деталь или  эпизод, связанный с его жизнью приобретает новый смысл и новое значение.  
К сожалению, в папке не оказалось ни одного конверта, по которым можно было бы уточнить, восстановить фамилию  протоиерея отца Василия, но фотография, сделанная фотоаппаратом священника, запечатлела навеки большого русского писателя Валентина Распутина и  преданного поклонника его творчества в год тысячелетия крещения Руси, в год, с которого началось новое исчисление истории России, второй раз входившей в крещенские воды.
 
 


[1] Протоиерей о. Василий имеет в виду газету «Литературный Иркутск», составителем и редактором которой была иркутская писательница Валентина Сидоренко. Но средоточием, движителем этого издания был, конечно же, Валентин  Распутин, в каждом номере появлялась его  новая статья, и многие авторы, жившие  далеко за пределами нашего города, привлекались к участию в газете Валентином Распутиным.
 
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.