Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Николай Ничик. «Я болью сердце выжег»

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
18 лет тому назад трагически оборвалась жизнь кузбасского поэта Николая Николаевского. Ему не было и пятидесяти лет…
За несколько дней до того трагического случая я побывал в офисе компании «Кузнецкуголь». И, спускаясь вниз по лестнице, увидел Николая на шестом этаже у окошка, где он обычно курил. На этот раз он склонился к подоконнику. О чем-то сосредоточенно размышлял… 
 Я не подошел тогда к нему, не хотелось мешать, возможно, в этот момент  у него  рождались новые поэтические строки или он обдумывал замысел статьи о шахтерах.
А это время у угольщиков было неспокойно: авария за аварией, приводившие к несчастным случаям, закрытие вполне пригодных к добыче шахт под надуманным предлогом их нерентабельности. На предприятиях –бесконечные забастовки. Кое-где, получив небольшой аванс, с последующим обещанием начальников выплатить многомесячную задолженность, шахтеры вновь спускались в забой. В других же местах, зная, что свои денежки вряд ли придется скоро выбить у вороватых руководителей, отказывались подниматься на-гора, объявляли голодовки. Начали даже брать директоров шахт в заложники. 
Думаю, эта тема волновала писателя. В будущем он мог бы, наверное, написать если не поэму о шахтерах, то цикл стихов. Это было то время, когда его талант с каждым годом расцветал, стихи становились зрелыми, набирая неповторимые очертания «николаевского» стиля. По сравнению с ранним периодом творчества, в последние годы жизни все чаще появлялись поэтические подборки, как в местной, так и центральной периодике. 
Как-то при встрече я поинтересовался выходом его нового сборника, над которым он не спеша работал. 
- Вот к юбилею,  если найдутся добрые спонсоры, возможно, и порадую своих поклонников новым изданием, - как обычно уклончиво отшучивался Н. Николаевский. 
Не суждено тогда было ему осуществить творческий замысел. Правда, через полтора года после смерти в одном из местных издательств вышел сувенирный сборник избранной лирики «Золотое сечение» мизерным (100 экземпляров) тиражом, который стало библиографической редкостью. Книга даже не попала в центральные библиотеки крупных городов нашего региона. 
И вот в конце 2016 года силами энтузиаста-составителя Николая Калашникова в новокузнецком издательстве «Ник без Compani» появилось избранное «И жизнь до дьявола светла». Поклонники его творчества после длительного 16-летнего перерыва вновь получили возможность встретиться со стихами незаслуженно подзабытого поэта.
В книгу вошло 71 стихотворение. А замысел у составителя возник  неслучайно. Он «выяснил, что Николая Николаевского и его творчество у нас в городе не помнят… да в  принципе, не то что не помнят –  не знают. Нет, старшее поколение, которое лично знало Колю, конечно, помнит. А вот помоложе…»  И далее: «…преподаватель вуза… мне ответил: «А где бы я мог его почитать, чтобы хоть узнать о нем? »… а ведь правда – где? Сборники давно стали библиографической редкостью. Даже в библиотеке – только в хранилище». 
Составителю довелось перелистать множество как региональных, так и центральных периодических изданий, чтобы отобрать лучшее из лучших, что оставил после себя поэт. В сборник вошли стихи  как на гражданскую тематику, так и о природе, любви, историческом прошлом нашего края.   Несмотря на то, что некоторые поэтические строки написаны много десятилетий тому назад, они не то что не потеряли свою актуальность, а наоборот, звучат еще сильнее. Взять, например, «На юбилей трамвая»:
А как ликует и поет!
Набитый силой молодою
Трамвай торжественно идет…
И далее: 
Я заново переживаю
Явленье первого трамвая. 
Как будто сам я рихтовал, 
И рельс крепил и стрелки ставил
В эпохе той. Причастный к славе, 
Высокий воздух тот вдыхал.   
Сейчас в Новокузнецке активизировалось движение за спасение трамвая. С каждым годом сокращаются километры его путей. А ведь это молодость нынешних наших ветеранов, которые строили заводы и фабрики, а потом с ночных смен под стук вагонных колес возвращались кто в палатки, кто в барачные строения. Трамвай ходил с раннего утра и до полуночи, заменяя металлургам и шахтерам будильники. 
Не могу не вспомнить стихотворение «Мне восемнадцать». Как и в творчестве самобытного поэта Виктора Бокина,  оно звучит по-особому искренне, без фальши. Поэт гордится избранной профессией металлурга. Ему, 18-летнему юноше, по душе трудиться в ночные смены, под силу с легкостью поднимать «первый груз на плечи». Была, конечно, и усталость. Но она не валила с ног молодого металлурга. Наоборот, приносила радость и удовлетворение. Да иначе и не могло быть!  Это только лодыри и хвастуны могут приспосабливаться: 
Искал работу. Запах кокса
Приятно нервы щекотал.
Дымился кокс. Тот терпкий дух 
Напомнит будни коксохима.
Смешенье красок, газа, дыма. 
Он для меня, как давний друг. 
Хотя из юности ушли мы, 
Гори во мне, ночная смена, 
Шуми со мной, братва моя. 
В сборник включено несколько стихотворений, обращенных к творческой интеллигенции: «Поэт рожден для крупной драки», «Художники – сильный народ», «Круг». 
Последнее посвящено Виктору Бокину. Здесь философское размышление о месте поэта в обществе, его роли в формировании мировоззрения читательской аудитории, о долге и ответственности за происходящее в мире: 
Но сердце не может гореть взаперти
И вырвется – против металла.
Противница долгих и тихих услад
Покроется к сроку рубцами. 
Не надо стеречься и стариться, брат, 
В полет устремились мы сами.
И листья резные, седые – взгляни –
Каленые, желтые – в круге.
Как нежно на землю ложатся они, 
Сливаясь в священном испуге.
Стихотворение «Они живут, не дуя в ус» - какое совпадение и страшное пророчество! Как бы предчувствуя трагическое событие своей жизни и его последствия, Николаевский писал: 
Они живут, не дуя в ус, 
Те, что однажды похоронят
Меня, и землю заборонят.
Вот их я, как чертей, боюсь.
Мне кажется, они давно
Довольно руки потирают
И день, и место выбирают…
Такое право им дано. 
Ведь похоронят же, куда
От них уйдешь? Везде достанут.
Гроб закопают и помянут.
Коллеги по перу помнят, как  трагически оборвалась жизнь Н. Николаевского прохладной майской ночью 1998 года после семинара профсоюзного актива.  Нашли возможность в тяжелейшее для страны время выпустить сборник воспоминаний о нем «Неоконченный диалог» (1999). «У него появилось до сих пор невиданное желание жить», - вспоминает Валентина Началова, редактор шахтерской газеты, где он работал литературным сотрудником. 
Одну из ежемесячных «Литературных бесед» я посвятил его творчеству. На нее пришли ценители его таланта и многочисленные друзья.  Но, к сожалению,  среди присутствующих непонятно почему не было близких родственников. Несколько раз приглашали на мероприятие теперь уже взрослую дочь Ксению, близких поэта. Но бесполезно. Никто на вечер его памяти так и не пришел. Правда, объявился родной брат Николая Михайловича. Он через сотрудницу Новокузнецкого художественного музея передал несколько семейных фотографий. 
Последние три года часто вижу Валентину Захаровну Началову. И при каждой встрече она беспокоится об обустройстве могилы Николаевского, необходимости установки памятника. 
Вспомнилось, как летом 1996 года поэт похвалился: 
- Знаешь, Николай, я закончил интересную вещь о твоем земляке…
- Это прекрасно, - отвечаю ему. – А когда ее можно будет прочитать? И, если не секрет, то о ком?
- Об этом чуть позже. Вот поправлю небольшие шероховатости текста…
И действительно, 1 ноября в многотиражной газете «Горняцкая солидарность» была напечатана поэма «Больше, чем хохол». И каким же было мое удивление, что она не о шахтерах, а о…  чеченской войне!
Я тогда спросил его, что хотел он показать в образе земляка Петра Иваненко, которого «вознес сначала до героя и до подонка уронил». Он как-то задумался, а потом после длинной паузы ответил: «Ты не обижайся, старик, за земляка: здесь все так, как есть. Сначала он честно работал, возводил новостройки…  Потом пришла горбачевская перестройка, развал Союза, передел собственности… А что в итоге от всего этого досталось нашему герою? Что? «Каких делов ты наворочал. А что же нажил? Геморрой…» 
И след П. Иваненко поэт, казалось, потерял. Но ненадолго. Он отыскался в… Чечне. Как и какая судьба его туда забросила, мы и так можем догадаться без слов… 
Это был мой последний разговор с Николаевским…
Мы были знакомы с ним с начала  80-х годов, когда он работал в строительной многотиражке «Металлургстрой», а я приносил туда вместе с корреспонденциями о плотниках-бетонщиках свои статьи, лирические этюды и рецензии-отклики на вышедшие в России книги украинских писателей. Он все это вместе с редактором Михаилом Койденко готовил к печати. 
На Николая Михайловича можно было положиться в любую минуту. Он всегда приходил на помощь. А сколько начинающих авторов он поддержал в начале их творческой жизни!    Встречался с ними, делился секретами поэтического мастерства. К нему тянулась талантливая молодежь, к которой он шел с открытой душой. Несмотря на большую занятость и семейные обстоятельства (он один занимался воспитанием дочери Ксюши), согласился руководить городским литобъединением «Гренада». Но из-за экономических трудностей он так и не успел провести свой первый литературный семинар. 
За то короткое время жизни, что отвела ему судьба, у него вышло три поэтических сборника:  «Трудный день», «Обернуться на взгляд», «Круг». К посмертному 50-летнему юбилею вышло новое сувенирное издание «Золотое сечение». И вот теперь новый сборник – «И жизнь до дьявола светла». 
Николай Николаевский любил жизнь, дорожил каждым мгновением. Жил радостями и болями своих земляков. Неправда, что поэты умирают. Они долго остаются с нами. Их жизнь продолжается в стихах, в прекрасных делах. Это по праву можно сказать и о Николае Николаевском. Он это заслужил. 
Николай Ничик,
 г. Новокузнецк 
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.