Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Всекузбасская Книга памяти (из истории создания)

Рейтинг:   / 9
ПлохоОтлично 

Содержание материала

На газетные публикации редколлегия получила многочисленные отклики родных и близких погибших, сведения которых значительно обогатили Всекузбасскую Книгу памяти. Приведу лишь некоторые из них.

«Уважаемые товарищи редакционного совета подготовки Книги памяти! Прочитал Вашу заметку в «Кузбассе» (за 20.10.89), сообщаю следующее: «7 декабря 1990 года в газете «Кузбасс» был опубликован материал «Навечно, поименно». В списке погибших в годы Великой Отечественной войны значилось имя Иванова Ильи Семеновича, погибшего в немецком плену 7 декабря 1941 года. Это мой дядя, брат моей матери. Мы с Илюшей простились в августе 1940 года. Я уезжал в Томск, чтобы вскоре уйти в Красную Армию. Посмотрели друг на друга, обнялись и расстались. Меня отправили служить на Дальний Восток, а его вскоре призвали на лагерный сбор, а потом отправили подо Львов. В первые дни войны он вступил в бой. Судьба его для нас была неизвестна. Илюшу считали без вести пропавшим. И вот газета «Кузбасс» известила нас о трагической гибели нашего близкого человека. Почти 50 лет ничего мы не знали о нем, многие родные уже умерли, а мы состарились, и вдруг стало известно об Илюше. Спасибо вам, дорогие товарищи, за этот материал. Участник Великой Отечественной войны, подполковник в отставке В.Е. Королев. 03.03.91, г.Свердловск».

«Читая в газетах «Кузбасс» и «Комсомолец Кузбасса» списки погибших, я не нашла имени своего отца Ермолаева Михаила Васильевича, 1908 года рождения. В январе 1942 года его призвали на фронт Барзасским райвоенкоматом. 10 августа он написал из-под Воронежа последнее письмо: «В ночь или завтра утром идем в бой». Больше писем от него не получали. Мама посылала в розыск, нам ответили, что он пропал без вести. С просьбой к вам включить имя папы в Книгу памяти. Ермолаева Валентина Михайловна».

«Уважаемая редакция! Я постоянно читаю ваши публикации «Навечно, поименно». В начале войны и до Победы я жил в деревне Упоровка и хорошо помню, как ушли на войну молодые парни и мужчины. Почти все они не вернулись с войны домой. Я прошу внести их имена в Книгу памяти. Посылаю список на 14 человек – на тех, кого сохранила память. Краснодубский Иван Владимирович».

«В газете «Комсомолец Кузбасса» за 28 августа 1990 года в рубрике «Книга памяти» среди погибших назван мой родной брат Голендухин Анатолий Матвеевич, однако не указаны дата и место его гибели. Очень прошу Вас сообщить мне эти данные. Может быть, когда-то, если не я, так мои дети съездят поклониться той могильной земле, где он лежит. А мне дата гибели нужна для поминок его, чтобы в церкви отпеть, ведь он был крещеным. И. М. Тушкова».

«С 28 дворов нашей деревеньки на фронте было 29 человек. Вернулись домой лишь восемь мужиков. 21 человек погиб. Погиб на фронте и мой брат Иван Малышенко, уроженец села Старочервово. Он был трактористом в колхозе «Красный луч», комсомольцем. Воевал на Карельском фронте связистом. 10 ноября 1942 года во время боя, после того как с линии связи не вернулось несколько человек, на исправление порыва пошел мой брат. Был тяжело ранен в грудь, живот и 11 ноября 1942 года умер в медсанбате. Его похоронили в братской могиле на берегу Ван-Озера Ленинградской области. Занесите, пожалуйста, имя брата в Книгу памяти. А. Малышенко».

«Прочитала в опубликованном списке погибших в газете «Кузбасс» следующее: Миронов Семен Иванович, 1908, рядовой, пропал без вести в октябре 1942 года. Да, это мой отец. Эти строки всколыхнули во мне воспоминания. Когда он уходил на фронт, взял меня на руки, а мне было шесть лет, и сказал:

– Доченька, слушайся маму, я не приду долго-долго. Он знал, куда идет. Прошли годы. Теперь я пенсионерка. И со слезами на глазах вспоминаю своего отца, молодого, энергичного, работящего, любящего жизнь и нас, троих детей, ушедшего на фронт и не вернувшегося. Валентина Григоровская».

Получая эти и многие-многие другие письма, слушая рассказы родных и близких погибших воинов (а к нам шли, писали, звонили люди, словно в отдел соцзащиты), мы, создатели Всекузбасской Книги памяти, спешили делами утешить людей. Трудились над поименным историко-документальным памятником Победы самозабвенно, в две смены, без выходных, первые шесть лет – в основном на общественных началах. В роли спонсора периодически нам на помощь приходило Кемеровское отделение Фонда мира (председатель В. Г. Коптелов, зам. председателя Н. П. Киселева), разово – «Главкузбассуголь» (Ю. А. Милехин), время от времени поддерживала администрация Кемерова (глава города В. В. Михайлов). Финансирование из областного бюджета началось только в 1995 году.

Этим не ограничилась подготовительная работа. Добытую из архивов информацию, поступившую от родных и близких погибших, предстояло тщательно изучить, «слить» ее в единое целое, воплотить в определенном порядке, научно обработать и, что немаловажно, выявить не снятые вопросы. На это требовался высокий профессионализм и, если хотите, чутье, интуиция.

В целях достижения правильности записи сведений о погибших земляках в 1991–1994 годах по первым двум томам Всекузбасской Книги памяти (г. Кемерово) мы издали «Подготовительные материалы» отдельными книгами-брошюрами в пяти частях (154, 224, 196, 198, 242 стр. в каждой), разместили их в областных и городских библиотеках, военных комиссариатах, советах ветеранов, в администрациях, разослали по всей области и через СМИ обратились к согражданам с просьбой внимательно прочитать их и о выявленных неточностях сообщить в областную редколлегию. И только после проведенных уточнений мы вписывали имена не вернувшихся с войны в Книги памяти. Эти и другие виды нашей деятельности были вынужденными. На сегодняшний день на некоторых погибших в архивах пока не найдены документы. Этот пробел частично восполняют их родные и близкие. На основе их информации вносились поправки, уточнения. К примеру, Л.М.Спиридонова сообщила сведения о брате – гвардии лейтенанте Викторе Михайловиче Агарине, 1922 года рождения, призванном в 1941 году и умершем от ран, номер последней его полевой почты 25677 и о дяде – рядовом Александре Терентьевиче Агарине, 1899 года рождения, призванном в армию в сорок первом и пропавшем без вести в декабре сорок второго.

В связи с тем, что сведения о безвозвратных потерях офицерского состава в основном сосредоточены в архиве облвоенкомата и в центральных архивах отдельно, всю работу по их извлечению проводили студенты под моим руководством. Редколлегия взяла на себя и весь спектр вопросов по научной обработке. Затем в 1994 году издали две книги-брошюры (в них 2442 и 2813 имен, соответственно 264 и 258 стр.) и разослали в рабочие группы для дополнений и уточнений. Продолжить и завершить публикацию книг-брошюр этой серии не удалось, что в дальнейшем серьезно затруднило нашу работу.

Несмотря на проделанное, в числе проблем, с которыми мы столкнулись, – существенная утрата нашим обществом семейной памяти. Ушла из жизни немалая часть людей старшего поколения, переживших жгучую горечь невосполнимых утрат родных и близких. Их личная, индивидуальная память, составлявшая мощный пласт нашего духовного богатства, не была своевременно востребована обществом. Представители же младшего поколения военной поры, многим из которых сейчас под семьдесят и более, мало что помнят о войне – в те годы им было немного лет от роду. Эта проблема превратилась в серьезную в сочетании с состоянием архивных фондов периода Великой Отечественной войны и недостаточностью содержащейся в них информации, необходимой для нашего издания.

Одним из направлений нашей деятельности явилась проверка по 38 «Перечням Генштаба Красной Армии» всех названных в документах воинских частей, соединений, вхождения полков, подразделений в ту или иную дивизию, соответствия времени, направления их боевых действий датам гибели солдат, офицеров, местам их захоронений. Эту работу проводили совместно с облвоенкоматом.

Не менее сложной оказалась расшифровка военной аббревиатуры – сокращений военной терминологии. Нередко они казались бессмысленным набором букв. К примеру: автп – автотранспортный полк, аминп – артиллерийско-минометный полк, апабр – армейская пушечная артиллерийская бригада и т. п. Такое обстоятельство вынудило меня разработать и создать научно-методическое пособие и вести по нему сплошную проверку военных обозначений.

Колоссальная работа проведена по сверке географических названий. С этой целью нами использовалось буквально все, что можно было добыть: карты, схемы железных и шоссейных дорог, почтовые индексаторы, всевозможные справочники административно-территориальных делений. Среди них наиболее ценными оказались издания предвоенного периода – 1940-1941 годов. Все виды справочных работ вылились в весьма сложную проблему. Это обусловлено и скудностью научно-справочной базы, и тем, что в войну и в послевоенную пору с лица земли исчезли тысячи и тысячи сел, деревень, всевозможных «неперспективных» населенных пунктов, проверить правильность написания которых документально стало практически невозможно. На первых порах в этой работе участвовали сотрудники областной библиотеки, потом отказались наотрез.

Особо следует сказать о проведенных уточнениях солдатской судьбы в связи с разноголосой информацией, а также искажениями и неточностями в сведениях о них, которые в огромной массе документов надо было еще выявить! К примеру, трижды получали «похоронки» родные Михаила Финогеновича Гонишева, 1923 года рождения. В одной из них сообщалось, что рядовой М. Ф. Гонишев пропал без вести в ноябре 1942 года, в другой – первого августа 1943 года (ЦАМО РФ, оп. 977520, д. 25, л. 51; оп. 18001, д. 453, л. 133 об.; архив Кемеровского РВК, д. 19, л. 54). Однако, как свидетельствуют документы Военно-медицинского архива, М. Ф. Гонишев дослужился до старшего сержанта, с боями дошел до Восточной Пруссии, был ранен и умер от ран 05.02.1945 в полевом подвижном госпитале 5142, похоронен на братском кладбище, южн.окр. г. Аленштайн, Восточная Пруссия. Эти данные о гибели старшего сержанта, прошедшего сложный боевой путь, и легли в Книгу памяти (ЦАМО РФ, оп. 18003, д. 283, л. 14 об.; ф. 5142, оп. 1, д. 3, л. 1, место хран. ВМА, доп. свед. 2 отд., 43 хран.).

Василий Максимович Дубанов, 1913 года рождения, рядовой. В августе сорок первого считался пропавшим без вести, в сентябре сорок второго – погибшим. Фактически, по архивным данным и сведениям, которые сообщил брат погибшего Н. М. Дубанов, ефрейтор В. М. Дубанов продолжал сражаться в составе 151 гвардейского артиллерийского полка 71 гвардейской стрелковой дивизии до августа 1944 года. 16.08.1944 он погиб на х. Бицени Баусского уезда Яушулской волости в Латвии (ЦАМО РФ, оп. 18002, д. 807, л. 98).

Михаил Никанорович Грищенко, 1924 года рождения, рядовой, по данным одного документа, погиб 21.07.1943, похоронен в с. Богородичное Славянского района Донецкой области. Но, как свидетельствуют другие архивные материалы, остался жив, в звании младшего лейтенанта продолжал сражаться в составе 129 стрелкового полка 93 стрелковой дивизии и скончался от ран 31.03.1945, похоронен в с. Заловеч в Венгрии (ЦАМО РФ, оп. 18001, д. 312, л. 187 об.; дон. 27698 с., 10.08.1943; оп. 11458, д. 760, л. 147 об.; архив Кемеровского ОВК, д.73, л. 496; д. 174, т. 8, л. 427, 428).

В списках погибших 03.03.1945 значится Василий Михайлович Лыков, 1923 года рождения (ЦАМО РФ, оп. 11458, д. 741, л. 321). До войны он жил в Кемерове. Отсюда ушел в армию. Молодой лейтенант стал прославленным летчиком, мастером штурмовой авиации, командиром эскадрильи. Личной отвагой, мужеством, героизмом был известен всему 2-му Украинскому фронту. За период боевой работы 143 гвардейского штурмового авиационного полка 8 гвардейской Полтавской штурмовой авиационной дивизии на Старорусском, Белгородском, Харьковском, Полтавском и Кировоградском направлениях он совершил 120 успешных боевых вылетов, лично уничтожил и повредил 95 танков, 230 автомашин, 10 железнодорожных вагонов и два паровоза, подавил огонь 20 зенитных и 26 полевых батарей артиллерии, взорвал 16 складов с боеприпасами противника и т. д.

За успешные боевые действия В.М. Лыков награжден орденами Отечественной войны II степени, Боевого Красного Знамени в 1943 году. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1944 года ему присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Эскадрилья летчиков-штурмовиков, которой командовал кемеровчанин В. М. Лыков, совершила немало подвигов и в 1944 году на 1-м и 2-м Украинских фронтах. В начале 1945 года Василий Лыков в одном из боев был ранен. Из госпиталя командир эскадрильи вернулся в свою часть, которая размещалась на захваченном у немцев аэродроме под Берлином. Штурмовики продолжали наносить бомбовые удары по скоплениям войск противника, сконцентрированным на подступах к Берлину. В одном из таких боев 3 марта 1945 года самолет В. М. Лыкова был сбит. Тяжело раненного летчика захватили гитлеровцы. Фронтовые друзья считали его погибшим. Семья получила «похоронку». А в это время Василий Лыков находился в лагере военнопленных Люкенвальд под Берлином. Без медицинской помощи, не имея возможности подняться, лежал он на лагерных нарах. Товарищи по плену помогали чем могли. После освобождения лагеря советскими войсками В. М. Лыков более года пролежал в госпитале. Гангрена – и врачи ампутировали ногу. Только летом 1946 года вернулся он домой в Кемерово, где его оплакали как погибшего. А он окончил электротехнический техникум и много лет работал конструктором на заводе «Кузбассэлектромотор».

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.