Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Земля спасает от пуль. Военные воспоминания

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

1942 год

Наши двинулись к Сталинграду. От отца никаких вестей, он попал в оккупацию, не успев выехать или уйти из Спаса-Деменска. В июне 1942 года нас, рождённых в 24-ом, вызвали в Абдулино, в военкомат. Долго меня вертела комиссия. Сомневался и военком – брать меня или нет? Уж больно мал я был (около 140 см), и на лицо – школьник 5-го класса. В конце концов решили взять. Если не подойду, вернут обратно. Так я попал в пехоту.

В учебном полку, где нас учили обращению с трёхлинейкой, мне выдали самое маленькое обмундирование, но всё равно пришлось отрезать низ, рукава, в ботинки навертеть портянок. Кое-как приладил брюки и гимнастёрку и занял последнее место в строю. Винтовка была тяжёлая, и когда её нёс по команде на плече, – бросало в сторону. Проходя по посёлку, где формировался наш учебный полк, в баню или на занятия в поле, пожилые женщины останавливались и возмущались: «Да что же это такое! Детей стали брать на фронт. Куда смотрят командиры?» И уже обращаясь прямо ко мне: «Мальчик, не ходи на войну, убьют». Всё это задевало моё самолюбие и унижало как комсомольца и советского человека. Потом тех, у кого было среднее или около этого образование, перевели в учебный полк автоматчиков, где нас морили голодом, издевались, унижали человеческое достоинство воспитатели командиры. Всё тело у меня покрылось чирьями и экземой, грязное нижнее бельё прилипало к телу, отрывалось с кровью и гноем. В санчасть никого не выпускали. Жили мы зимой в фанерном бараке, промёрзшем насквозь, не отапливаемом, и за забором из колючей проволоки. Через шесть месяцев нас отправили в другой город, в формировавшуюся 122 отдельную стрелковую бригаду, где меня лечил старшина-санинструктор: ежедневно смазывал мои язвы зелёнкой, цинковой мазью, накладывая тампоны на спину и перевязывал ноги и руки. Кормили уже нормально, разговаривали по-человечески и относились как к боевым товарищам. Нам выдали боевое снаряжение: автоматы, гранаты, финки, патроны. Мы их опробовали на учебном поле. Командир – лейтенант Гусев по-отечески о нас заботился, щадил от муштровки, и мы ему платили тем же. Как-то в учебных траншеях учились обращению и бросанию боевых гранат Ф-1. Каждому лейтенант выдавал гранату и запальник с кольцом. Солдат должен был сам вставить запальник в гранату, выдернуть кольцо и бросить как можно дальше. Там, за бруствером окопа, она и взрывалась. Когда подошла моя очередь бросать гранату, командир засомневался - сумею ли я перебросить гранату через бруствер? В противном случае могли все в траншее подорваться на ней. Он позволил мне вложить запальник, но бросить не дал. Взяв её у меня, сам бросил из окопа, и там где-то она рванула.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.