Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Строительство центральной обогатительной фабрики «Берёзовская»

Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

В редакцию журнала была передана рукопись В. К. Сенка «От истоков города». Глава о строительстве Березовской ЦОФ показалась нам наиболее интересной. В ней автор как непосредственный участник излагает историю создания крупнейшей в Кузбассе фабрики по обогащению угля, вспоминает о людях, принимавших участие в ее строительстве. В журнальный вариант рукописи, кроме главы о строительстве Березовской ЦОФ, включен и рассказ автора о себе, о причинах, побудивших его взяться за перо.

Никогда не думал, что на склоне лет придется заниматься воспоминаниями о строительстве шахты «Березовская» и двух поселков, а впоследствии и центральной обогатительной фабрики (далее ЦОФ) «Березовская». Задача оказалась гораздо сложнее, чем мне думалось вначале, особенно это касается ЦОФ. Многие детали, в том числе фамилии, имена и отчества даже хорошо знакомых людей, выветрились из памяти, стерлись даты многих, существенных событий. Под рукой не оказалось так нужных сейчас записей, чертежей, документов прошлого. Все меньше становится участников и свидетелей строительства, исчезли в период реструктуризации угольной промышленности и строительные организации.

Что заставило меня, шахтера-пенсионера, вспоминать прошлое, в том числе трудовую деятельность, более того – излагать воспоминания письменно? Я не помню, чтобы у меня была тяга к писательству, хотя я много, но бессистемно читал, а занимаемые мною должности способствовали выработке умения правильно и доступно излагать мысли на бумаге. Я взялся за эту нелегкую работу в основном благодаря усилиям Александра Владимировича Дерюшева, доцента кафедры шахтного строительства Кузбасского государственного технического университета и одновременно руководителя кемеровской фирмы СИНТО (социально-информационное научно-техническое объединение). Он предложил мне подумать о подготовке воспоминаний о строительстве угольных предприятий, в которых я принимал участие, для использования их в книге о шахтостроителях Кузбасса.

СИНТО, заключив договор с общественным фондом «Шахтерская Память» имени Владимира Павловича Романова (директором которого является Михаил Иванович Найдов), приступило в 2007 году к сбору и формированию материалов для подготовки указанной книги к изданию. Я согласился – и в этом сыграли свою роль: мой возраст, накопленный мною опыт шахтного строительства и направленность будущей книги. Я отношу себя к шахтостроителям и на то есть основания – более тридцати лет трудовой деятельности я посвятил строительству и реконструкции предприятий, в основном угольных шахт, разрезов и в меньшей степени обогатительных фабрик. В качестве объекта воспоминаний я выбрал город Березовский, в котором жил и работал 11 лет в период его становления и думаю, что вправе считать себя ветераном города. Здесь произошли наиболее запомнившиеся и полюбившиеся периоды моей трудовой деятельности. Здесь первая моя самостоятельная шахта-новостройка, «Березовская», в строительстве которой я принимал участие почти с «нуля», будучи в должности главного маркшейдера стройки. В честь 50-летнего юбилея шахты мною написан очерк «От шахты к городу». Работая над очерком, я убедился, что о годах строительства этой шахты (1949–58), о людях, строивших шахту и поселок, о трудностях, которые выпали на долю строителей, сохранилось очень мало сведений, а в истории города этого периода много «белых» пятен. А время наше безостановочно движется и то, что было вчера, сегодня забывается и зачастую теряется. Живых свидетелей вчерашнего становится все меньше, большинство участников строительства сменили место жительства, наконец, желающих «напрягать» память и вспоминать прошлое найти довольно трудно. Эти обстоятельства побудили меня вновь сесть за компьютер и попробовать написать воспоминания о строительстве города и ЦОФ «Березовская», участником которого я был, работая в период 1963–69 годов главным маркшейдером треста «Кемеровошахтострой», находившемся в те годы в рабочем поселке Березовском.

Уверен, что главная причина отсутствия в архивах и музеях города Березовского более полных сведений об истории его развития и становления вызвана тем, что в поселке Кургановка, а впоследствии и в рабочем поселке Березовском, не выпускалась местная газета. В ней отражалась бы и систематизировалась информация о ходе строительства шахты и ЦОФ, других объектах и о жизни людей в поселках и о строительстве города.

История города Березовского, как субъекта Кемеровской области, практически стала фиксироваться и сохраняться только с 1965 года, –с момента образования города, с момента появления редакции городской газеты «За коммунизм», с момента, когда страницы газеты стали достоянием корреспондентов и жителей города.

Первым историком и летописцем города стал редактор городской газеты «За коммунизм» Владимир Денисович Чворо, впоследствии Почетный гражданин г. Березовского.

Уместно здесь упомянуть также о выпущенных обогатителямипрекрасно оформленных очерков-буклетов, посвященных 30-и и 35-летним юбилеям ОАО «ЦОФ «Березовская».

В этих изданиях речь идет в основном о трудовых достижениях и успехах действующих в городе предприятий, о работниках и рабочих династиях и очень мало сведений о строительстве шахт, города, ЦОФ и людях, строивших эти объекты. Вполне понятна и объяснима направленность юбилейных выпусков, а также книг, посвященных определенной тематике – они посвящены своему времени и выбранной теме. Разделяю существующее у населения мнение, что о строителях у нас вспоминают редко, в основном тогда, когда строительные объекты сдаются в эксплуатацию. А сами строители, к сожалению, воспоминаниями о своих творениях и как они созданы, занимаются неохотно и очень мало. Отсюда – «белые» пятна в истории города.

Все сказанное относится и к истории строительства ЦОФ «Березовская», здесь также оказались «белые» пятна, особенно о первых годах ее строительства. Я имею в виду не только существующие ошибочные сведения о начале строительства ЦОФ в 1959 году и дате пуска ее в эксплуатацию 31 мая 1969 года, но и отсутствие информации о строительстве фабрики в период с 1961 по 1965 годы, даже в областных газетах.

Мне хотелось рассказать о строительстве фабрики, вспомнить добрым словом многочисленный отряд строителей ЦОФ, которые внесли достойный вклад в строительство крупнейшего промышленного объекта города. Важно особо отметить, что ЦОФ «Березовская сооружалась всем миром – ее строил сводный двухтысячный отряд специалистов – строителей, монтажников и наладчиков не только г. Березовского и многих угольных городов Кузбасса, но и представителей Красноярского и Алтайского краев, Урала. Фабрику создавал большой отряд из 24-х строительных управлений и нескольких специализированных трестов. И это нашло отражение в нашем очерке – в нем повествуется о строительстве конкретных объектах фабрики и о славных делах строителей. Источником нашего труда послужила информация, переданная непосредственными исполнителями работ, представителями прессы, корреспондентами бывшей городской газеты «За коммунизм».

Воспоминания посвящаются 40-летнему юбилею со дня пуска в эксплуатацию ЦОФ «Березовская». Напомню, что это случилось 13 июня 1969 года, хотя обогатители днем рождения фабрики считают другую дату – 31 мая 1969 г.

Основными персонажами наших воспоминаний являются действительные личности – рабочие, бригадиры, ИТР, заказчики, принимавшие непосредственное участие в описываемых событиях – люди, которые строили фабрику, но которые впоследствии оказались незаслуженно забытыми, даже в юбилейные дни.

Не скажу, что взялись мы за воспоминания без колебаний, ибо не были уверены в их конечном качестве. Воспоминания хороши, если читаются с интересом. Но узнают об этом авторы слишком поздно, после публикации, если она состоится.

 

1.Строим ЦОФ. Ошибочная версия газеты «Кузбасс» о начале строительства фабрики в 1959 году.

Когда я приступил к воспоминаниям о строительстве Березово – Бирюлинской ЦОФ (так ее называли в период строительства и вплоть до 1972 года; в настоящее время предприятие называют ОАО «ЦОФ «Березовская», сокращенно – ЦОФ «Березовская»), первой проблемой, возникшей у меня, был вопрос: когда фактически приступили к строительству ЦОФ «Березовская»? Почему он возник? В публикациях газеты «Кузбасс» (статья С. Лебедева «Возраст зрелости» за 1 июня 2004 года) сообщалось, что «ЦОФ заложили в 1959 году» (месяц и строительная организация не сообщались). Этот же год значится в материалах, посвященных юбилейным празднованиям ЦОФ «Березовская» в 2004 году. Полученная информация меня удивила, я не мог ей поверить, так как до осени 1960 года жил и работал в Березовском,а затем был переведен в г. Анжеро-Судженск. Начало строительства фабрики не могло пройти мимо меня как специалиста, выполнявшего разбивки строительных объектов в Березовском. К тому же, в рабочем поселке Березовском имелось в то время только одно общестроительное управление, которое могло приступить к строительству фабрики, других управлений просто не было. Поэтому начать строить ЦОФ в 1959 году (и даже в 1960 г.) никак не могли. Раньше 1961 года начать строить фабрику не могли!

Я решил проверить газетную информацию (о начале строительства ЦОФ в 1959 году) через своих друзей в Березовском и полистать старые городские газеты. В них я нашел статью В. Уткина «Сквозь тайгу», которая мне все разъяснила. Работы строителей-железнодорожников СМП кто-то ошибочно принял за начало работ по строительству фабрики! Отсюда и пошла ошибочная версия про 1959 год.

Выбор площадки для строительства ЦОФ, с составлением соответствующего акта, произвели только в 1960 году после комиссионного осмотра запроектированного места строительства фабрики согласно генплану «Сибгипрошахт». В комиссии принимал участие представитель Березовского ШСУ маркшейдер Сазонов Юрий Матвеевич.

В 1961 году для строительства ЦОФ «Березовская» было образовано на базе строительного участка Березовского ШСУ генподрядное Бирюлинское строительное управление треста «Кемеровошахтострой». Поэтому годом начала промышленного строительства ЦОФ «Березовская» считаю 1961 год. Это подтверждается также статьей главного инженера Бирюлинского СУ Н. Д. Горбула под названием «Проделана большая работа» в газете «За коммунизм» от 10.06.1969 года. Цитирую часть статьи: «Со времен закладки фундамента Березово-Бирюлинской ЦОФ прошло восемь лет….». Стало быть, фабрика была заложена в 1961 году.

 

2. Когда сдали ЦОФ?

Об этом событии существуют два мнения – две даты, одна из них неправильная.

Обогатители в одном из юбилейных буклетов под названием «В авангарде истории» записали:

«ЦОФ «Березовская была сдана в эксплуатацию 31 мая 1969 года. С этого дня и начинается славная трудовая история предприятия».

На страницах городской газеты «За коммунизм» в статье «Березово-Бирюлинская ЦОФ» в строю!» от 14. 05. 69 года, указывается, что днем пуска фабрики является 13 июня 1969 года, цитирую: «Для строителей треста «Кемеровошахтострой», специализированных и монтажных организаций Кузбасса, Урала и Красноярского края вчерашний день надолго останется в памяти – они одержали крупную трудовую победу – сдали в эксплуатацию высокомеханизированную Березово- Бирюлинскую ЦОФ мощностью 4 500 тонн концентрата в сутки» (выделено мною, В. С.).

Думаю, что нужно уважить мнение обогатителей, раз они считают по-другому.

Cтроительство ЦОФ «Березовская» началось слишком поздно, если за точку отсчета брать появление в конце 1958 года новой коксовой шахты «Березовская» и ее экономические и производственные интересы. Объективно же, ЦОФ начали строить тогда, как только на ее строительство были выделены капвложения. Раньше это не представлялось возможным, так как у треста «Кемеровошахтострой» не было ни сил, ни ресурсов для масштабной стройки. Отсутствие ЦОФ негативно отразилось, в первую очередь, на действующей шахте «Березовская», необогащенный высокозольный коксовый уголь которой не пользовался спросом.

 

3. Состояние зольности добываемого угля и обогащение его.

В 1961году в составе треста «Кемеровоуголь» находились 4 кемеровские шахты и две в рабочем поселке Березовский. И ни одной обогатительной фабрики на 6 шахт. К тому же строилась шахта «Бирюлинская -1, коксовый уголь которой также требовал обогащения.

В Анжеро-Судженске, в это же время, на пять действующих шахт того же треста (и одну строящуюся – Анжерскую №4) имелись три обогатительные фабрики и строилась фабрика №5-7.

По поводу отсутствия обогатительных фабрик на кемеровских и березовских шахтах в период пятидесятых годов выскажу свое мнение. Кемеровские шахты и шахта «Южная», в отличие от анжерских шахт, разрабатывали в тот период мощные энергетические угольные пласты Балахонской свиты. Достичь при разработке мощных пластов требуемую зольность добываемого угля легче, чем на тонких и средней мощности пластах. Добытый энергетический уголь использовался в основном как топливо и на продажу. К нему применялись пониженные стандарты качества, чем к углю, идущему на коксование. Речь идет, в первую очередь, о зольности угля (материнской и с учетом добычи). Приведу пример: шахта «Южная» за все время своего существования (1941–1995годы) никогда не обогащала добытый уголь, применяя лишь породоотборку и не всегда грохочение (просеивание и сортировка угля). Могу засвидетельствовать – жители частных домов получали (после грохочения) отличный уголь для топки! Совершенно другой, более жесткий спрос предъявляется к качеству угля, идущему на коксование. Здесь лишняя зольность угля резко увеличивает стоимость его обогащения и коксования. И даже при высокой стоимости обогащения, обогатители неохотно берут у шахт высокозольный коксующийся уголь, так как такие поставки не только нарушают принятый технологический процесс, но и увеличивают поток породы на отвал. Кроме того, обогатителей, в свою очередь, «придавливают» коксохимики и металлурги, которые требуют, чтобы угольный концентрат не только соответствовал ГОСТу, но и зольность его была хотя бы на 0.5 % ниже установленной, с тем, чтобы поставщик, не потерял 1.5тысячи тонн «вала» с каждой сотни тысяч тонн.

Прошли те времена, когда руководители шахт и трестов основное внимание обращали на количество добытого угля (вал), а не на его качество (зольность). Подтверждением тому могут служить железнодорожные составы угля, которые шли на Урал и дальше, наполненные на четверть породой. Хотя пропагандистов углеобогащения и идеологов разумной экономики было достаточно, увещевания не помогали – заставил рынок. Теперь шахты и разрезы и рады бы отправить рядовой уголь, да потребитель не берет.

В условиях непрерывного роста технического уровня угольной промышленности, механизации основных и вспомогательных процессов при добыче углей и ухудшения качества добываемой горной массы обогащение стало являться обязательной стадией в производстве топлива, удовлетворяющего по своему качеству требованиям потребителей. Речь идет об обогащении, в первую очередь, коксового угля.

Так, в период 1968–70 годов в эксплуатацию введены 12 новых обогатительных фабрик общей мощностью 36.3 млн. тонн, в том числе и крупная ЦОФ «Березовская».

Особое значение стало приобретать углеобогащение в связи с развитием рыночных отношений, так как обогащенный уголь (концентрат) в 3-4 раза дороже рядового угля.

Возросшее засорение добываемых углей породными фракциями вызвало необходимость увеличения объема обогащения углей путем строительства новых фабрик более мощных с новыми, прогрессивными методами обогащения:

тяжелые среды[1], отсадка[2] и флотация[3], взамен применявшегося в Кузбассе до 1953 года пневматического метода обогащения[4]. Эффективность пневматической сепарации низкая и не соответствует новым условиям, создавшимся в связи с ухудшением качества рядовых углей и более высокими требованиями к продукции обогащения.

Однако рост объемов обогащения добытых углей происходил медленно. Так, в 2004 году обогащались примерно 30 % добытых углей.

Приятно отметить, что в настоящее время в Кузбассе отношение к обогащению добываемого угля со стороны владельцев угольных шахт и разрезов резко изменилось. Так, по данным газеты «Кузбасс» за 28.08.08г. только за 2008–10 годы в области будет построено 9 шахт, 7 разрезов и8 обогатительных фабрик!

 

4. Общие сведения о фабрике.

Своим появлением ЦОФ «Березовская обязана начавшемуся промышленному освоению Березово-Бирюлинского месторождения коксующихся углей. Толчком для начала строительства в 1961году ЦОФ «Березовская» послужила неудовлетворительная работа первенца нового месторождения – шахты «Березовская» –в первые два года после сдачи ее в эксплуатацию. Причиной плохой работы шахты стал высокозольный пласт XX/V при отсутствии обогатительной фабрики.

Площадку для строительства промышленных зданий ЦОФ «Березовская» проектировщики «Сибгипрошахт» выбрали на восточном склоне местности, примыкающем к пойме реки Шурап, в непосредственной близости от существующей железной дороги Кемерово-Барзас у полустанка в небольшом поселке Нижний Барзас. На месте полустанка предусматривалось построить узловую железнодорожную станцию «Бирюлинская» для приема и отправления грузов ЦОФ, шахт бирюлинских и промышленной базы строителей в поселке Федоровка. В пойменной части, на левом берегу реки Шурап, были запроектированы станция с железнодорожными путями фабрики и яма привозных углей. Остальные, самые сложные объекты, возводились по генплану на довольно крутом залесенным склоне местности. Косогор, однако, способствовал решению технологических задач обогащения угля.

Через этот склон в начале XX столетия проходил из Щеглово на Мариинск так называемый «зеленый» тракт, по которому в годы гражданской войны отступала в сторону Дмитриевки часть белогвардейцев Колчака. Об этом долгое время напоминали остатки разрушенного деревянного моста через реку Шурап, взамен которого во время строительства ЦОФ построили новый, бетонный мост.

Обогатительная фабрика – очень большой и сложный объект. Сложный, с точки зрения строительно-монтажных работ, технологии обогащения и эксплуатации. Основной несущей конструкцией почти всех производственных зданий фабрики является сборный железобетонный каркас. От того, как правильно и точно он смонтирован, зависит эксплуатация здания и оборудования, расположенного в нем, а в итоге – весь технологический процесс. Фундаменты большинства зданий запроектированы на свайных основаниях. Применение свай было новинкой для Березовского. Особенно сложные работы были выполнены при монтаже многоярусного железобетонного каркаса главного корпуса ЦОФ, в котором размещается цех обогащения. Таких, большой протяженности, многоярусных промышленных зданий, в сборном железобетонном исполнении, на свайных фундаментах в Березовском еще не строили. Корпуса фабрики технологически связаны друг с другом, поэтому соединены между собой эстакадами, тоннелями, переходами, к тому же на разных отметках, и подземными коммуникациями. Да и строить на крутом склоне труднее, чем на ровной местности.

 

5. Кто строил ЦОФ?

ЦОФ «Березовская» строилась, особенно в последние два года, буквально всем миром. В ее сооружении принимали участие строители Кемеровской области, Алтайского и Красноярского краев, специалисты Урала. Вот перечень строительных организаций (с указанием сданных ими актов технической готовности):

Бирюлинское строительное управление треста «Кемеровошахтострой»; 38 актов;

Березовское шахтостроительное управление « 19 «

Анжерское шахтостроительное управление « 5

Кедровское разрезостроительное управление « 7

Специализированное управление механизации №5 « 21

Кемеровское СУМ №1 треста «Строймеханизация №2» 6

Шахтомонтажное управление №1 треста «Кемеровошахтомонтаж» 37

ШМУ №3, ШМУ №5, ШМУ №6 « 1 , 73, 122

Тресты:

«Юргапрострой», «Союзтеплострой», Кузбассшахтомонтаж», 3 , 3, 15

«Кемероворемналадка», «Запсибэлектромонтаж», «Запсибсантехмонтаж», 1; 44; 76

«Запсибпромвентиляция», «Востокпромсвязьмонтаж», «Уралмонтажавтоматика», 41;11; 7

«Союзшахтоосушение», «Алтайэлеваторстрой», «Сибтеплоизоляция», 1; 1; 4

«Востокхимзащита», «Союзлифт». 3; 1

Всего: 539 актов

Даже глядя только на перечень, можно представить какой громадный объем строительно-монтажных, специальных и наладочных работ выполнила за 8 лет армия строителей. Весь этот объем был распределен генеральным подрядчиком и заказчиком на 25 крупных технологических комплексов и в акты технической готовности, которых набралось 539 штук. За каждым актом стоит вполне определенный объект с конкретными объемами. Их нужно было выполнить и предъявить к сдаче комиссии. В случае принятия объекта члены комиссии подписывали акт технической готовности. И таких операций нужно было сделать 539. Контроль за качеством выполняемых строительно-монтажных работ и приемку их в период строительства фабрики выполняла Дирекция строительства Березово-Бирюлинской ЦОФ треста «Кузбассуглеобогащение».

Кто был первым начальником Бирюлинского строительного управления, история умалчивает. Здесь начинаются белые пятна.

Строить фабрику, вероятнее всего, начал весной 1961года строительный участок Березовского ШСУ. Примерно в сентябре 1962года на основе строительного участка образовалось Бирюлинское строительное управление.

Стройка началась на «ровном месте» – ни кола, ни двора, ни конторы, ни жилья. Кадровый состав строительного участка был не самым лучшим, так как Березовское ШСУ испытывало в этот период недостаток квалифицированных рабочих и ИТР. Пополнение участка кадрами происходило за счет малоопытных строителей, теми, которые любят менять место работы, особенно, если это вновь организованное строительство.

Фабрику начали строить с двух, отдельно стоящих на генплане, объектов – двухэтажного административного здания будущей фабрики и химлаборатории. Первое определили под контору управления, сделав в нижнем этаже временную котельную, второе стало временной столовой. Хуже пошли строительные дела, когда приступили к возведению фундаментов первых промышленных зданий, особенно цилиндрических сгустителей. Фундаменты этого блока из четырех цилиндров для новичков-строителей сделать качественно было очень трудно. Сразу почувствовалось отсутствие специалистов, нужного опыта у рабочих и надзора строительного участка,

Первая тревожная весть о браке пришла из котлована цилиндрических сгустителей Здесь приготовились принимать бетон в основание первого цилиндра, но оказалось, что оно занижено почти на полметра по вине мастера, который неправильно вынес отметку.

Пришлось делать подбетонку в полметра по всему основанию. В другом цилиндре – заморозили часть фундаментов, пришлось ликвидировать брак. Дальше–больше, неправильно разметили на местности одно из зданий, пришлось переделывать брак. Оказалось, что заказчик, до начала строительных работ, не закрепил в натуре (на местности) знаки опорной строительной сетки и высотные реперы, что входило в его обязанность, а подрядчик не потребовал, чтобы эти работы были выполнены. Наконец, поняли – дальше работать без своего геодезиста в управлении нельзя, не тот объект.

Для производства разбивочных работ по выносу в натуру зданий, технологически связанных друг с другом, на сложном рельефе, на свайных основаниях фундаментов и сборных железобетонных каркасах требовался опытный и аккуратный маркшейдер (геодезист).

На эту должность в сентябре 1962года пригласили Ф.Т.Рыжухина и не ошиблись в выборе. Я также хорошо знал Федора Тарасовича, работал вместе с ним в маркшейдерском отделе Березовского ШСУ в период 1955–60 годов. Я был главным маркшейдером управления, строившего шахту «Березовскую», а он маркшейдером, а затем геодезистом. Мне с ним повезло, он был трудолюбивым, исполнительным и надежным помощником.

Вот краткая биография этого способного человека: 1919года рождения, окончил в 1938году курсы землеустроителей в городе Томске, работал по специальности в Алтайском крае. Призван в армию в апреле 1941года, демобилизован в сентябре 1946, заслужил боевые награды. Нелегко сложилась его фронтовая судьба, о чем сообщается в подборке «Рядовой фронта».

В поселок Кургановка приехал в 1951году, устроился в производственно-технический отдел Березовского ШСУ. Затем его перевели маркшейдером на разбивочные работы по оснащению стволов к проходке строящейся шахты «Березовская» и разбивке временных и постоянных зданий на промплощадке и в строящемся рабочем поселке шахты.

Федор Тарасович был мастером на все руки не только на производстве, но и в быту – рисовал картины, играл на баяне, он – и охотник, и рыбак, и пчеловод. Все умел делать. Жил в доме, построенном собственными руками. Одаренный от природы смекалкой, наблюдательностью и умением все схватывать на лету, он помог мне быстро акклиматизироваться на новом месте и оказался хорошим помощником в дальнейшем. Не имея специального горнотехнического образования, он с успехом заменял его творческим решением возникающих задач. Например, там, где требовалось произвести аналитические расчеты, он применял графические построения в крупном масштабе. Вычисление координат съемочных точек он производил с помощью специальных таблиц и счет (отечественных вычислительных калькуляторов с тригонометрическими функциями в то время не было).

Монтаж сборных железобетонных колонн в многоэтажных промышленных зданиях требует большой точности и аккуратности. Очень много сил и времени отдал Федор Тарасович на разбивки и исполнительные съемки подземных коммуникаций, которых на ЦОФ насчитывается несколько десятков километров. Их было так много, причем разного назначения, что трудно было разместить на одном чертежном листе – плане. Пришлось делать несколько листов, помещая на одном – только различную канализацию, на другом – только водопровод, на третьем – только кабельные сети.

Федор Тарасович был в числе первых строителей поселка Березовского, шахты «Березовская» и ЦОФ «Березовская». Трудно назвать крупный строительный объект в городе Березовском, к которому не приложил свои трудовые руки Федор Тарасович. Более 30 лет непрерывной работы в строительстве отдал ветеран на развитие города, из них 20 лет в Бирюлинском строительном управлении.

Федор Тарасович, будучи землеустроителем, на строительстве ЦОФ работал с начала и до завершения стройки фактически главным геодезистом Бирюлинского СУ. Как специалист он не допустил в работе ни одной ошибки и тем самым доказал свою зрелость как геодезист-строитель. Ф.Т.Рыжухин работал геодезистом в Бирюлинском СУ вплоть до ухода на пенсию, в марте 1981года. Его трудовой стаж в этом управлении составил 20 лет. Сейчас я задумываюсь: почему руководство управления не ходатайствовало перед администрацией города о присвоении Федору Тарасовичу Рыжухину звания «Почетный гражданин» города Березовского? Ведь он пользовался в управлении, поселке и городе большим, заслуженным уважением; к нему, как геодезисту, строители управления обращались за помощью, когда он уже не работал, а находился на пенсии. И он помогал!

На монтаже колонн хорошей помощницей Федору Тарасовичу Рыжухину была геодезист Галина Ивановна Бочарова (Колесникова), которую без преувеличения можно назвать верхолазом – высотницей. Она –сестра известного строителя, В.И.Бочарова, который стал начальником стройки после А.И. Юрасова и сдал ЦОФ в эксплуатацию.

Впоследствии Галину заменил молодой специалист маркшейдер Павел Иванович Асин, получивший на строительстве фабрики богатый опыт геодезиста-строителя. После сдачи в эксплуатацию ЦОФ П.И.Асин переехал в Анжеро-Судженск и стал работать участковым маркшейдером на шахте Судженская №5-7. Я вспоминаю его как способного специалиста, энергичного и трудолюбивого человека и кстати, хорошего шахматиста.

 

6. На стройке новый начальник.

О новом начальнике Бирюлинского строительного управления, Викторе Ивановиче Бочарове, который вывел строительство фабрики из прорыва и довел начатое дело до победного конца, мой рассказ будет гораздо длиннее и интереснее. Этот неординарный человек в дальнейшем станет известной в стране личностью и получит за свой труд почетное звание – Героя социалистического труда.

Забегая вперед, скажу, что после сдачи ЦОФ он несколько лет успешно руководил трестом «Кемеровошахтострой», построил и сдал в эксплуатацию крупную шахту «Первомайскую» и многие объекты в городе. Но полностью талант крупного руководителя, Виктор Иванович проявил позднее, когда он начал работать начальником строительства крупнейшего Нерюнгринского угольного разреза на востоке страны. После сдачи его в эксплуатацию он был назначен заместителем Министра угольной промышленности СССР по капитальному строительству. Вернувшись в Кузбасс, В. И. Бочаров работал начальником комбината «Кузбассшахтострой» до ухода на пенсию.

По образованию он – инженер –механик строительных машин. До назначения на новую должность работал начальником управления механизации треста «Анжерошахтострой» и показал себя там как энергичный способный руководитель, специалист высокой квалификации. Сам, будучи трудолюбивым и исполнительным, он этого же требовал и от своих подчиненных. Уважал и ценил труд строителей, особенно ветеранов производства.

В. И. Бочарова назначили начальником строительства ЦОФ в конце сентября 1963года, сразу после того, как стало ясно, что обстановка со строительством фабрики не меняется в лучшую сторону, и когда убедились, что А. И. Юрасов не потянет такую громадную и нужную стройку. Бирюлинскому стройуправлению в качестве неотложной помощи требовалось вливание молодых, энергичных, свежих сил. Нужен был, прежде всего, – пробивной, требовательный начальник с командой единомышленников. Это назначение произошло в период, когда тресты «Кемеровошахтострой» и «Анжерошахтострой» уже были объединены в один трест под названием «Кемеровошахтострой», который перебазировался из Анжеро-Судженска в рабочий поселок Березовский. Близость треста позволяла Бирюлинскому СУ решать оперативно многие производственные вопросы, в том числе и в части технической помощи

В. И.Бочаров сформировал костяк управления из анжерских специалистов, строивших обогатительную фабрику №5-7, в основном начальников участков. Главным инженером стройки стал инженер-строитель Николай Дмитриевич Горбул, начальником ПТО – Вячеслав Носов, начальником строительного участка Пронин. Бригадиром бетонщиков поставили опытного строителя Степана Павловича Тарасюка, прибывшего из Анжерки в 1963году.

Инженерные кадры управления В. И. Бочаров ежегодно пополнял выпускниками институтов и техникумов, делая ставку на молодых. Хуже обстояло дело с рабочими кадрами. Их не хватало всем в молодом строящемся городе – шахтам, промышленным предприятиям, стройкам. Так, по состоянию на середину 1967 года Бирюлинское СУ имело в своем составе только 500 человек, а требовалось на строительные работы не менее 1350 человек. Это сильно сдерживало строительство ЦОФ. Строительных рабочих новый начальник набирал из выпускников профтехучилищ, (в основном – местных), и демобилизованных солдат, которые прибывали небольшими партиями, благодаря договоренностям с воинскими строительными частями. Большинство из них, окончив курсы, получали строительные специальности. Средний возраст работающих на стройке был порядка 25-28 лет.

Большой вклад в строительство фабрики внесли главный инженер управления Николай Дмитриевич Горбул и начальник производственно-технического отдела Вячеслав Носов, особенно в части внедрения новой технологии строительных работ, обеспечения качества и безопасности на стройке. В 1968 году решением комитета Выставки достижений народного хозяйства СССР главный инженер Бирюлинского СУ Н. Д. Горбул награжден дипломом третьей степени и бронзовой медалью. Эти награды присуждены за применение эффективного метода профессора Арбеньева по предварительному подогреву бетона.

Н.Д.Горбул и В.Носов прибыли по переводу из строительного управления №3 треста «Анжерошахтострой». Оба прежде работали начальниками участков на строительстве ЦОФ №5-7. Они были друзьями и даже несколько походили друг на друга, хотя Николай был гораздо ниже ростом; походили черным цветом волос и живостью характеров; за это их дружески называли «валетами», особенно, когда второй «валет» исполнял обязанности первого. Николай Дмитриевич практиковал проведение занятий с ИТР и бригадирами по изучению проектных решений. Во вводном занятии он рассказал слушателям о том, что будут представлять собой строительные объекты фабрики:

«Размещение зданий и сооружений и их компоновка запроектированы с учетом использования рельефа местности. На высоких отметках располагаются приемные и обогатительные устройства, внизу – железнодорожная станция, яма привозных углей с вагоноопрокидывателем и погрузочные устройства. Это позволяет обеспечить более легкое перемещение угля, сократить конвейерный транспорт и уменьшить размеры промплощадки.

Здание углеподготовки и дробления представляет собой многоэтажное каркасное здание, стоящее в блоке со зданием топочного отделения и соединяющееся конвейерными мостами с ямой привозных углей и со зданием аккумулирующих бункеров.

Здание главного корпуса фабрики представляет блок производственных помещений, в котором размещены: а) отделение тяжелых сред и регенерации суспензии, б) отделение отсадки и обезвоживания продуктов отсадки, в) отделение флотации, г) вспомогательные помещения (электроподстанция, распредпункты, мастерские, склады, бытовые помещения, проборазделочная).

Сушильное отделение фабрики расположено в отдельно стоящем здании, связано с главным корпусом и погрузочными воронками конвейерными мостами.

Топочное отделение, где расположены топки, аккумулирующие и питающие устройства, бытовые помещения для рабочих сушильного отделения, представляет собой многоэтажное каркасное здание.

В отдельно стоящих зданиях размещаются склады, контора с химлабораторией, столовая, шламовый бассейн, радиальные сгустители, котельная на три котла.

Кроме того, для обеспечения ЦОФ технической водой будет построен водозабор на реке Барзас, а для обеспечения электроэнергией – подстанция.

Строительная часть основных зданий ЦОФ решена в сборном железобетонном исполнении. Для связи всех объектов предусматривается строительство автодорог».

По этому описанию можно понять, каким сложнейшим объектом была строящаяся фабрика.

И вот 13 июня 1969года ЦОФ «Березовская» вступила в строй действующих обогатительных фабрик – итог грандиозной работы многочисленной армии строителей ЦОФ «Березовская»!

У шахтостроителей и заказчиков-угольщиков существовали хорошо отработанные сценарии начала и завершения стройки – наступлении долгожданного дня сдачи-приемки объекта в эксплуатацию.Сценарий начала строительства объекта выглядит скромно, с небольшим числом участников и не всегда с забивкой пресловутых «колышков», обозначающих контуры здания или сооружения. Застолье происходит на природе, вблизи участка строительства (возможны изменения места проведения застолья – в зависимости от погоды); митинг – на усмотрение участников, которому должен обязательно предшествовать акт выбора площадки. Впрочем, этот акт иногда составляется в проектном институте без выезда всех членов комиссии на местность. Теперь при закладке объектов строительства стали практиковать присутствие служителей церкви (шахта «Владимировская»).

Завершение строительства широко отмечалось праздничными мероприятиями.

Прежде, чем праздновать завершение строительства, надо было выполнить ряд работ:

1. Опробовать в работе (вначале вхолостую, затем под нагрузкой) установленное оборудование.

2. Уголь (концентрат) выдать по технологической цепочке к месту назначения (в железнодорожные вагоны или автотранспорт).

3. Подписать акт сдачи и приемки предприятия Государственной комиссией (с перечнем недоделок и сроками их устранения).

И только после этого все дружно и радостно отправляются на традиционный митинг, в том числе председатель Госкомссии, заказчик, проектировщики, генеральный подрядчик и субподрядчики, председатель горкома угольщиков, пресса. Не забывают при этом и подрастающее поколение (школьники, детсадники) –нашу смену и надежду. После митинга – небольшое застолье участников строительства, впрочем во многом зависящее от щедрости заказчика и остатка сметного лимита. Так было, так, наверное и осталось.

В заключении хотелось бы привести яркий очерк С. Койкова о праздновании окончания строительства Березовской ЦОФ «Радость трудовой победы» и короткую справку В Рыжухина о технологии обогащения угля. Наверное, жителям шахтерского края это будет интересно.

 

Радость трудовой победы

На фоне зеленой тайги высятся здания разных цветов и оттенков. Огромные сверкающие трубы, большие окна придают этим сооружениям необыкновенную легкость. Цилиндрические сгустители напоминают помещения оранжереи. И на лицах людей радость, люди любуются делами своих рук. Они построили обогатительную фабрику! Отсюда страна получила уже первые сотни тонн угольного концентрата.

13 июня 1969 года. 15 часов 10 минут.

Первый секретарь Березовского горкома партии Валентин Петрович Поздняков открывает митинг. Он говорит, что сегодня у березовчан необычный радостный день. В строй действующих предприятий вступает ЦОФ. На строительстве фабрики работали 24 строительных, монтажных и специализированных организаций. Все справились с заданием и представили акты технической готовности. За самоотверженный труд всем сердечное спасибо.

Затем Позняков В.И. вручает почетные грамоты горкома партии и горисполкома. Их получают бригадир шахтомонтажного управления №6 Федор Иванович Третьяков, машинист экскаватора строительного управления механизации №5 Виктор Иванович Юханов, штукатур-маляр Березовского ШСУ Анастасия Максимовна Островская, бригадир комплексной бригады Кедровского разрезостроительного управления Федор Васильевич Чижов.

Председатель Государственной комиссии Александр Петрович Дубровин говорит о результатах труда тех, кто сдает фабрику в эксплуатацию, а обогатителям желает успехов в освоении проектной мощности нового предприятия.

На митинге выступил начальник генподрядного Бирюлинского строительного управления Виктор Иванович Бочаров. Без преувеличения можно сказать, что сегодня он – главный герой свершившегося долгожданного события. Благодаря его организаторским способностям и упорству в достижении благородной цели, многотысячный сводный отряд строителей взял намеченный рубеж, одержал трудную победу.

– Большая честь выпала нам, – сказал Виктор Иванович, – участвовать в сооружении красавицы-фабрики. И сегодня хочется вспомнить тех, кто строил ЦОФ. Это – Санаев, Тарасюк, Баннова, Нохрина, Парфенов, Похлебин и многие, многие другие, кто с первых и до последних дней упорно работали на фабрике и добились победы.

Затем В. И. Бочаров вручает директору фабрики Валентину Павловичу Сарычеву символический ключ и бюст В. И. Ленина с тем, чтобы эти скромные подарки напоминали о строителях, чтобы обогатители жили и работали по-коммунистически, как завещал Ленин.

На трибуне – дети, воспитанники детского сада «Солнышко». Мальчику Олежке этот день запомнится надолго. Румяный, с огромным букетом, он звонким от счастья голосом приветствует собравшихся с трудовой победой.

С волнением выступает бригадир плотников Бирюлинского СУ Николай Максимович Казаков. Он сказал, что они выполняли разные работы. Были и плотниками, землекопами и бетонщиками, работали там, где нужно. И добились победы.

На митинге выступил председатель горкома профсоюза угольщиков Евгений Григорьевич Запорощенко. Обращаясь к собравшимся, он сказал, что сегодня один из долгожданных и радостных дней в жизни большого коллектива строителей ЦОФ. Государству преподнесен замечательный подарок. Угольщики города и всего Кузбасса говорят за это большое спасибо.

На митинге выступил бригадир монтажников Бирюлинского ШМУ-6 Ф.М.Третьяков. Управляющий трестом «Кемеровошахтомонтаж» С.С.Адаскин от имени своего коллектива пожелал обогатителям трудовых успехов, а управляющий трестом «Кемеровошахтострой» А.С. Усенко вручил приветственный адрес.

 

В помощь интересующимся читателям!

Кратко о технологии обогащения.

Березово-Бирюлинская ЦОФ осуществляет мокрое обогащение коксующихся углей марки «К» и «КС». Обогащение – это отделение от угля примесей породы. По определению – обогащение происходит легко (взял и отделил), но как тяжел этот процесс на практике! Обогащение угля проходит в несколько этапов и зависит от многих факторов, в первую очередь от качества обогащаемого угля, гранулометрического состава и обогатимости. Применяемые в углеобогащении аппараты и машины используют три вида разделительной среды: 1. воздух, 2. воду и 3. минеральные суспензии.

1. Разделение обогащаемого материала в пульсирующем воздушном потоке происходит в пневматических сепараторах. Они применяются для малоценных углей, в том случае, когда исходный материал является достаточно сыпучим. В Кузбассе до 1953 года применялся только пневматический (воздушный) метод обогащения. Эффективность его низкая и не соответствует новым условиям, создавшимся в связи с ухудшением качества рядовых углей и более высокими требованиями к продукции обогащения. 2. Разделение в водной среде производится в отсадочных и флотационных машинах. Отсадочные машины, как правило, позволяют обогащать угли всех классов крупности, начиная с 0.5 мм, одним или двумя машинными классами. Флотация применяется для обогащения углей, крупностью менее 0.5 (0.3) мм, предварительно обработанных реагентами, которые увеличивают контраст (разницу) в смачиваемости водой породных и угольных частиц. 3. Минеральная суспензия, как разделительная среда, используется в тяжелосредных сепараторах и циклонах. Затраты при таком довольно сложном методе обогащения более высокие. Однако при обогащении труднообогатимых углей и углей с большим количеством крупной породы эти затраты, как правило, окупаются.

 

Публикацию подготовила В. Л. Лаврина


[1] При тяжелосредном обогащении в качестве тяжелой разделительной среды с объемным весом от 1300 до 2200 кг/м3 используется минеральная суспензия (обычно магнетитовый концентрат). Тяжелосредное обогащение угля занимает одно из ведущих мест.

[2] Отсадка – метод обогащения, основанный на расслоении по плотности смеси минеральных зерен под действием потока воды, пульсирующей «вверх- вниз» относительно решета. Отсадка эффективно применяется для обогащения углей различной крупности и обогатимости (около 50 % всего объема обогащаемых углей).

[3] Флотация – метод обогащения полезных ископаемых, основанный на всплывании измельченных частей полезного ископаемого, тогда как пустая порода осаждается на дне обогатительного устройства.

[4] Разделение обогащаемого материала в пульсирующем воздушном потоке. 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.