Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Раиса Кулябина. Не забыть до конца жизни

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 Пытался согреть его закоченевшие ноги.

В 1941 году Володе исполнилось только 3 года. Что-то о том страшном времени, несмотря на свое малолетство, он помнил, что-то узнал из рассказов мамы, когда подрос.

Семья жила до войны в Ленинграде. Папа Иоаким Яковлевич трудился на Кировском заводе, мама Татьяна Федоровна - на обувной фабрике. В июне 1941 года отдыхали в деревне у бабушки в Смоленской области. Отец не поехал: не позволила работа. Когда 22 июня по радио объявили о начале войны, мама быстро собрала детей: надо было возвращаться назад, домой.

Добирались долго, больше месяца, ехали на попутных машинах и поездах, несколько раз попадали под бомбежки немецких самолетов. Чуть не погибли.

Всю дорогу мама беспокоилась об отце, не было никаких известий о нем. где папа? Что с ним? Дома или его призвали на фронт? Когда приехали в Ленинград и разыскали отца живым и здоровым, радости не было предела. Отец рассказал, что его в армию не взяли, а оставили работать на Кировском заводе на казарменном положении. Он трудился мастером в кузнечном цеху, который круглосуточно выпускал танки для фронта. Фактически отец постоянно находился на заводе, дома не бывал, но само ощущение, что где-то рядом находится родной близкий человек, давало чувство защищенности и какую-то хрупкую уверенность в завтрашнем дне. К концу 1941 года кольцо немецкой блокады вокруг Ленинграда сжалось и в город на Неве пришли сильный мороз и голод. В январе 1942 года от полного истощения и тяжелой работы, без выходных дней, тяжело заболел отец. У него была третья стадия дистрофии, от которой он скончался.

Смерть папы помнит смутно. Мама рассказывала, что труп отца почти месяц лежал в холодной квартире. У голодной и обессиленной матери было сил вынести труп даже на улицу. Володя подходил к отцу и своими детскими ручками пытался согреть его закоченевшие ноги. Эту ужасную картину, наверное, будет помнить до конца своей жизни. Не приведи, Господи, никому пережить подобное испытание.

В то ужасное время весь Ленинград был усыпан трупами не погребенных людей. Мертвецы лежали не только в квартирах, но и на лестничных клетках, на улицах, около колонок с водой. От голода и холода в людях, как будто, замерли все человеческие чувства. На покойников никто не обращал внимания. Смерть стала привычным и обыденным делом. В это тяжелое для семьи время, мать трудилась техничкой в типографии. Ей был положен паек: 250 граммов хлеба в сутки и 125 граммов хлеба на детей-иждивенцев. Но этого не хватало чтобы выжить, и она стала менять более или менее ценные вещи, которые были, на хлеб. Какое-то время сумели продержаться. Но, в конце концов, дожили до того, что ничего продать или поменять на хлеб, не осталось. Ложились спать голодными, просыпались голодными. В голове навязчиво крутилась одна мысль: «Хочу есть». Уже не было сил спускаться в

бомбоубежище, когда звучал сигнал воздушной тревоги. Ели все подряд. Все, что ползало и бегало: насекомых, крыс, мышей, кошек, собак.

Когда Володе исполнилось 5 лет, наступило самое тяжелое время. От крайнего истощения скончалась младшая сестренка. Мальчик тяжело заболел. От голода отнялись ноги. Однажды мама отправилась получать по карточкам пайку хлеба. Тогда за хлебом стояли длинные очереди чуть живых людей, и маме приходилось проводить в них несколько часов. На этот раз её не было весь световой день. Володя очень боялся потерять мамочку. Всегда волновался за нее, когда она уходила из дому. Она была его единственной защитой. Ребенок начал горько плакать, представляя, что она уже умерла. Тут неожиданно для него в квартиру вошел здоровый мужчина - военный, который нес на руках маменьку. Он бережно положил ее на кровать. Маленькому ребенку он представился добрым великаном-спасителем.

С женщиной в очереди случился голодный обморок. На счастье рядом оказался этот человек. Он фактически спас мать от смерти . Ведь если бы он не пришел ей на помощь, она бы могла остаться лежать на улице и замерзнуть.

Этого солдата звали Михаил Сергеевич Можаев. Он был родом из Алтайского края. Служил в Ленинграде, охранял мосты от налетов вражеской авиации. Этот человек стал для Володи вторым родным отцом. Он спас его и мать от голодной смерти. Часто стал приходить в гости и всегда приносил что-нибудь поесть. Питаясь этими продуктами, они и выжили. То мерзлую картошку где-то раздобудит, то кошку. «Если мне сейчас кто-нибудь сварит кошку, я кошачье мясо узнаю по одному запаху. Однажды отчим принес откуда-то кошку, начал точить нож, чтобы ее зарезать и сварить суп. А кошка, как будто, почувствовала свою гибель, начала метаться по квартире и жалобно мяукать. Я тогда очень болел, был слабенький и уснул. Как отчим убивал кошку и разделывал ее, я не видел, был в забытьи. Помню только, как меня разбудили и сонного кормили этим сваренным мясом. Вот особенный вкус и запах этого мяса я отчетливо помню до сих пор», -вспоминает Владимир Иоакимович.

В конце 1944 года отчим и мать поженились. После снятия блокады он остался жить с ними в Ленинграде. Работал надзирателем в питерской тюрьме «Кресты».

 

«Продолжали жить впроголодь»

Послевоенная жизнь в Ленинграде тоже была очень трудной. Жили впроголодь. Отчим предложил матери переехать в Алтайский край на свою родину. У его родителей в деревне был небольшой дом с огородиком и

домашней живностью, и ему казалось, что там будет легче выжить и прокормиться. В 1947 году, когда Володя окончил второй класс, сдали свою ленинградскую квартиру и уехали на постоянное место жительства в Алтайский край. Поехали с надеждой, что на Алтае их ждет сытная сельская жизнь и свежий деревенский воздух.

Но надежды не оправдались. Мама и отчим пошли работать в колхоз. Мама - в поле, отчим - на конюшню. С 1947 по 1950 год на Алтае свирепствовали засуха и неурожай. Колхозники были нищими людьми. На трудодень крестьянин зарабатывал 300 граммов зерна в день, а проедал килограммовую булку хлеба. У родителей не было паспортов. Уйти из колхоза жить и работать в город, было нельзя. Сельские жители по сути, стали крепостными колхозов и не распоряжались своей жизнью. Сам Владимир Иоакимович начал трудиться в колхозе с 12 лет. Сначала на сенокосе, а потом на полевых работах. Вступил в комсомол и в начале 50-х годов принимал активное участие в освоении Алтайских целинных и залежных земель. Его даже за ударную работу наградили медалью.

Он был молод и силен и его как магнитом тянуло в город. В деревне не было ни электричества, ни радио. Вечерами жили при керосиновой лампе. А в городе, было не только электричество, но работали и кинотеатры, Дворцы культуры и эта жизнь притягивала. Было только два «законных» способа вырваться из колхоза и уехать жить в город. Первый - начать дома гнать самогон, «попасться» участковому и «загреметь» в тюрьму на два года. После выхода из тюрьмы, отбывшему наказание давали справку об освобождении. И уже по этому документу можно было получить долгожданный паспорт и уехать жить, куда хочешь. Все нынешнее население Абагура Лесного в Новокузнецке - переселенцы с Алтайского края, «бывшие самогонщики».

Или просто пойти служить в армию. С 1957 по 1960 год проходил службу в танковых войсках в ГДР. Демобилизовался. Приехал в деревню, получил паспорт. Председатель колхоза предлагал остаться в деревне участковым. Долго уговаривал, но он уже твердо решил уехать в город.

Приехал жить и работать в Прокопьевск. Привлекала работа и заработная плата шахтера. Это уже были живые деньги, а не «палочки-трудодни». У отчима в Прокопьевске жил родной брат, у него и остановился. Пришел устраиваться на работу в отдел кадров шахты «Коксовая». Подал военный билет и паспорт. И только тут выяснилось, что, уехав из деревн, он не выписался по месту жительства и поэтому принять на работу не могут. Настолько был «отсталым» сельским жителем, что не знал общеизвестных вещей, что, уезжая, надо выписываться, а приезжая, прописываться. Ему же казалось: если у человека есть паспорт он – «птица свободная». Теперь вы можете наглядно, представить, насколько резко различался жизненный кругозор сельских и городских жителей.

1960 года Владимир Иоакимович живет в Прокопьевске. Общий трудовой стаж 40 лет. Из них 22 года трудился на угольных предприятиях горнорабочим и проходчиком. Женат, у него двое детей: сын и дочь.

 

Об этом забывать нельзя.

«Удостоверение блокадника» получил очень поздно, только в 2000 году. До этого несколько раз делал запросы в соответствующие органы, но оттуда приходили дежурные отписки: мол, документы, подтверждающие проживание в блокадном Ленинграде, не сохранились. Уже не веря в успех своей затеи, написал в Министерство обороны. Наверное, ему попался очень добросовестный чиновник, который поднял нужные документы и нашел всю информацию о нем и родителях и выслал необходимые справки. Бывший мэр Ленинграда Владимир Анатольевич Яковлев прислал значок и удостоверение жителя блокадного Ленинграда. С этими документами пришел Владимир Иоакимович в городской отдел социальной защиты населения и ему присвоили все полагающиеся по закону льготы. Сразу же вступил в городское общество жителей блокадного Ленинграда, которое долгое время возглавляла очень добрый и отзывчивый человек - Майя Александровна Ванюпша. Когда она сложила свои полномочия, в связи с тяжелой болезнью, Владимира Иоакимовича Власова избрали председателем.

Не все знают, что в Прокопьевске в годы войны действовав детский дом, в которой прожили эвакуированные дети-сироты из блокадного Ленинграда. Некоторые из тех воспитанников до сих пор проживают в Прокопьевске. Недавно общество «Жители блокадного Ленинграда» организовало встречу бывших детдомовце с Мысякиной Людмилой Станиславовной и Сычевой Людмилой Фектистовной.

Большую помощь обществу оказывает губернатор области Аман Гумирович Тулеев и глава города Валерий Анатольевич Гаранин. КогдаВ.И. Власова избрали председателем общества, Аман Гумирович подарил ему сотовый телефон, а Валерий Анатольевич выделил 10 тысяч рублей на телефонные переговоры по нуждам нашего общества. Ветеранам уже по 70-80 лет. И прожить без помощи со стороны очень трудно. Члены общества часто посещают школы и другие учебные заведения города. Рассказывают молодежи о прошлом нашей Родины, о тех нелегких испытаниях, которые легли на плечи старшего поколения. Об ужасах, которые пережили жители блокадного Ленинграда, никогда нельзя забывать.

Р.И.Кулябина,

председатель

Прокопьевского городского Совета

ветеранов войны и труда

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.