Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Он был под властью сияющей личности Христа. Предисловие Л.Никоновой

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Галина Ветрова,
преподаватель Новокузнецкой Духовной семинарии

 

Он был под властью сияющей

личности Христа

 

В конце 2008 года, по благословению епископа Кемеровского и Новокузнецкого Аристарха, издательским центром «Сретение» выпущена в свет книга воспоминаний о митрофорном протоиерее Александре Ивановиче Пивоварове (1939 – 2006 гг.) – «Отец Александр».

Этот «пастырь добрый» всю свою жизнь посвятил служению Богу, Православной Церкви и людям.

Вся православная Сибирь знала его. Много храмов построил он на сибирской земле, в трудные для Церкви времена бесстрашно проповедовал Слово Божье, с изменением общественно-политической обстановки налаживал социальное служение Церкви, создавал церковные общины, боролся за духовное возрождение и просвещение народа, являя собой яркий образец деятельного христианина.

Последние 13 лет жизни отец Александр служил в Новокузнецке. Он был настоятелем Спасо-Преображенского собора, старинного храма с трагической и мученической историей.

Восстановление собора и – параллельно – открытие в Новокузнецке Православного Духовного училища, а затем и семинарии стали главной заботой отца Александра.

12 мая 2006 года город осиротел: отец Александр погиб в автокатастрофе на 66 километре скоростной трассы Кемерово – Новокузнецк.

Но посевы любви не исчезают. Об этом свидетельствуют воспоминания, опубликованные в книге «Отец Александр».

Во время работы над книгой материал Г.А. Втеровой случайно выпал из состава сборника. Хотелось бы восполнить этот пробел публикацией в рубрике «Православное чтение» в «Огнях Кузбасса».

8 июня 2009 года отцу Александру исполнилось бы 70 лет.

Его памяти посвящается статья Г.А. Ветровой «Он был под властью сияющей личности Христа».

Любовь Никонова

 

Мое знакомство с отцом Александром состоялось весной 1975 года. Из г. Томска, гонимый городскими властями, батюшка с семьей переехал в Новокузнецк. Он был назначен настоятелем Михайло-Архангельской церкви. В след за отцом Александром из Томска в Новокузнецк приехало множество народу из числа преданных ему духовных чад, готовых следовать за батюшкой всюду. Где только он их не размещал! Он немедленно приступил к строительству церкви, хотя для этого было много препятствий. Батюшка был молод и полон жизненных сил, неудержим в стремлении к подвигу, основанном на любви к Богу.

Я была среди тех верующих, которым он поручал писать прошения властям о разрешении на строительство церкви. Я говорила:

- Батюшка, вы напишите, а мы подпишемся, не проще ли? И быстрее.

- Нет, - говорит, - надо, чтобы просьба исходила от вас, местных жителей, особенно тех, кто трудился в военное время на КМК день и ночь, приближая победу.

На этом заводе выпускали танки в военное время. Тогда, после окончания войны, прошло лишь 30 лет, в большинстве те труженики были живы и ходили в единственную тогда церковь, то есть деревянный старенький дом, отданный под храм.

Но присутствие батюшки в Новокузнецке тогда было недолгим.

Новая встреча с отцом Александром произошла только через 18 лет. В 1993 году – в разрушенном, но уже действующем с 1989 года Преображенском соборе, где я с 1991 года была первым регентом. Эта встреча запомнилась особенно. На первом этаже собора, в правом углу, где сейчас киоск, была перегородка из досок, за которой находилась бухгалтерия. Я вошла туда и увидела батюшку тихим, спокойным, мудрым. Годы жизни, труды, подвиги, болезни и гонения превратили его в сильного духом, преодолевающего физические немощи, закаленного испытаниями человека.

Он рассказал тогда, что был болен, что у него отнимались ноги, он не ходить и уже не надеялся, что Господь даст ему еще возможность послужить. Говорил, что он молился Господу, просил Его об этой милости. Уже тогда в словах батюшки сквозила мысль, что собор его последний удел по промыслу Божию. Отец Александр посвятил нас в свои планы, из которых следовало, что главная его цель – духовно-просветительская работа: открыть Духовное училище, организовать работу сестричества при больницах, создать православное братство, развивать сеть воскресных школ. Он хотел, чтобы в общеобразовательных школах велись уроки православной культуры.

Мы думали, что главная его цель – построить церковь, на что он сказал так:

- А церковь Бог построит.

И так началась наша совместная деятельность, которая продолжалась год – до открытия Духовного училища.

Указом владыки Софрония я была переведена в Михайло-Архангельскую церковь.

Работать с отцом Александром было удивительно легко, отношения складывались просто, по-доброму, со свойственной ему человечностью и теплотой. Он никогда не ругал меня за ошибки в богослужении. Бывало, приоткроет дверь из алтаря и с мягкой улыбкой покажет, что надо петь дальше. А вот хвалить любил, хвалил щедро, перед всем храмом.

С первых дней мы с батюшкой ездили по предприятиям города искать людей, которые могли бы оказать помощь в строительстве собора и в духовном развитии города.

Тогда батюшка говорил, что нужны люди, через которых Господь явит Свою помощь. Люди, которые могли бы оказать не только финансовую поддержку, но и были бы готовы потрудиться в церкви, делами прославлять Бога.

И вот по приглашению батюшки приходили в собор все новые и новые люди. Прихожан становилось больше и дел больше. Шли благодатные службы, чувствовал батюшка молитву прихожан. Бывало, после службы скажет всем:

- Благодарю вас за ваши молитвы, - а другой раз, - мало сегодня молились, слабо. И учил молиться собственным примером, убедительным словом.

Отец Александр преподавал в воскресной школе, где у меня был детский церковный хор. Так мы с батюшкой и детским хором выезжали с концертами в школы, музеи, сельские клубы, где батюшка проповедовал, а я дирижировала. Дети исполняли церковные песнопения. Особенно мне запомнились выступления в музее Ф.М.Достоевского и поездка в село Красулино. В Красулинском сельском клубе пел взрослый хор Спасо-Преображенского собора, поэтесса Любовь Никонова читала свои духовные стихи, в фойе разместили выставку икон, литературы. А отец Александр окрестил множество народу. Такого события сельские жители Красулино не видели 70 лет. Когда-то Роговцы сожгли там церковь Покрова Божией Матери.

Люди слушали проповедь отца Александра, затаив дыхание. Батюшка к каждому относился с искренней любовью и теплотой, для каждого находил добрые слова утешения. Там были малые ребятишки и весьма пожилые люди, и со всеми он разговаривал на равных, легко находил общий язык с любым контингентом прихожан.

Эта незабываемая поездка в с.Красулино совпала с днем памяти св.Николая – 19 декабря 1993 года.

Все мы ощутили значительность этого дня и добрых дел, которые объединяли всех нас вокруг отца Александра.

Весной 1994 года во время Великого поста, в день 40 мучеников, с воскресной школой ездили мы в качестве паломников в Ленинск-Кузнецкий монастырь. Отец Александр заказал большой комфортабельный автобус на раннее время утра, так как мы хотели успеть на Литургию. Многие пожелали ночевать в соборе.

И вот ученики наши вместе с родителями уже с вечера расположились в соборе кто где: кто на полу, кто на чем, как могли. И было ощущение, что мы одна большая дружная семья, счастливая семья, потому что центром ее, основой был отец Александр. В необустроенном соборе было уютно, тепло и не лицах всех присутствующих было выражение тихой радости, веры и любви. Ребятишки играли и конечно шалили в меру возраста, взрослые тихо беседовали между собой о духовном, расположившись на скамейках и деревянном неокрашенном полу. Горели, пощелкивая свечи. Батюшка стоял у аналоя и всех по очереди исповедовал. Все хотели причаститься в монастыре и накануне готовились к этому таинств. Мне запомнилось, как батюшка исповедовал Лидию Константиновну (она вела уроки фортепиано в воскресной школе). Он, читая разрешительную молитву над ее головой, сказал:

- Господи, прости ей ее многоумие.

Позже я спросила Лидию Константиновну каялась ли она в грехе многоумия? Она ответила, что даже не помышляла. Тогда я поняла, что батюшка видел нас без исповеди, какие мы есть, и молился о прощении наших грехов.

Потом мы вместе молились, читали вечерние правила. На детей никто не давил, чтобы они стояли по стойке смирно, но они в детской простоте своей и в атмосфере храма были похожи на ангелов.

Батюшка пришел рано утром, когда еще все спали, благословил нас в дорогу и спросил:

- Какой сегодня день?

- 40 мучеников, - ответили мы.

- Это хороший день, - заключил он.

Да, прав был батюшка, прошло с тех пор 13 лет, а этот «хороший день» у нас запечатлелся в памяти навсегда.

Вспоминаю Рождественский утренник для детей 1994 года. На первом этаже собора была установлена елка. Нарядные детки по очереди читали стихи, получали подарки. Батюшка тихо сидел как бы не в центре, но был центром внимания. И вот вышла девочка лет пяти, в растерянности помолчав, вдруг сказала:

- Батюшка, я ведь ничего не умею!

На что батюшка ласково погладил ее и благословил рождественским подарком равно, как и тех детей. Которые что-то «умели».

Позже я часто вспоминала этот детский возглас: «Батюшка, я ничего не умею» и снисходительную батюшкину доброту к детям, которые думают, что ничего не умеют.

В его любвеобильном сердце хватало места всем. Любил батюшка делать подарки. Каждому ученику воскресной школы подарил Евангелие, напечатанное крупным шрифтом. Мне подарил серебряный крестик, я храню его. А в день мнч.Галины всем Галинам собора подарил иконы с образом этой святой.

Когда узнал батюшка, что у меня нет домашнего телефона, он договорился с директором телефонной станции, и мне быстро установили телефон безплатно. В то время это было большой проблемой и стоило по деньгам 1993 года три миллиона. Он никогда и ни перед кем не оставался в долгу. Если за работу не мог заплатить деньгами, то находил чем отблагодарить, да так, что на всю жизнь запомнишь.

8 июня 1994 года, в день рождения отца Александра, вся воскресная школа готовилась к этому событию. Детским хором мы пели Литургию, которую служил отец Александр. Родители учащихся принесли цветы. Каждому ребенку дали по одной розе. Пропев «Многая лета», дети поздравляли батюшку каждый своим цветком. После службы отец Александр удивил нас своим признанием. В этот день он должен был явиться к владыке и принимать поздравления, но отказался, когда узнал, что его будут поздравлять дети. Вот такой выбор сделал батюшка.

В 1994 году отец Александр готовился к открытию Духовного училища. Нужна была база, помещение, где можно было разместить училище. Было известно, что пустует здание бывшего детского сада, которое принадлежало КМК. В городе состоялось совещание на уровне городской и областной администрации. Где присутствовали губернатор М.Кислюк и владыка Софроний. Решался вопрос о передаче помещения Духовному училищу. В повестку дня входила экскурсия по собору. Отец Александр поручил мне собрать детский хор на втором, не действующем этаже собора, и сказал:

- как только представители собрания будут подниматься на второй этаж, вы сразу начните петь.

И вот я выстроила хор, стоим, ждем. В незаклееные окна разрушенного храма дует ветер, стены голые, разбитые…Пономарь дал мне знак, что идут, и дети запели. Спели мы несколько церковных песнопений, после чего со стороны присутствующих посыпались добрые слова благодарности и восхищения.

Позже батюшка мне рассказал, что до посещения собора на собрании в администрации о передаче помещения под Духовное училище все молчали. А после того, как послушали поющих молитвы детей, все присутствующие проголосовали «ЗА» единогласно. Хороший батюшка стратег, все просчитал…И я рада, что могла помочь ему и послужить большому делу.

Итак, помещение есть! Но будут ли ученики? Отец Александр дает объявление через газету, телевидение и другие средства информации, где был объявлены день и время записи желающих поступить в училище. Это еще не экзамены, а предварительное прослушивание, собеседование.

Отец Александр поручил это дело мне и Любови Алексеевне Никоновой. Был сентябрь 1994 года. Мы с Любовью Алексеевной просидели весь день на Энтузиастов, 19, но молитвами батюшки желающие учиться шли, записывались. Их было больше, чем теперь – чувствовался религиозный подъем. Я прослушивала музыкальные способности, а Любовь Алексеевна вела собеседование. Составили список, отдали батюшке. Теперь он владел информацией, кого предстоит учить. Встал вопрос – кто будет учить? Из Тобольска приехали Ангелина Александровна и Сергей Борисович Толстокулаковы, привезли учебные планы, программы, необходимую литературу – у них ранее уже был наработан опыт преподавания на регентско-псаломническом отделении.

Назначен был день вступительных экзаменов, педсовет шел своим чередом. Вдруг, резко открылась форточка и подул ветер. Я сказала, что этот ветер перемен подул. Батюшка часто шутил сам и принимал шутки других. Все делал легко, без напряжения, не показывал вида, что болел, и никогда не жаловался. Для регентского отделения нужны были музыкальные инструменты. Батюшка просил везде, где можно, и ему жертвовали. Мне довелось поехать с ним к заведующей районным отделом культуры Цукановой Т.И. Она приняла нас у себя на квартире, угостила чаем. Никто не мог сказать батюшке слово: «НЕТ», наверное, потому что он сам никогда не говорил это слово. Бывало, обратиться к нему кто-нибудь с какой-либо просьбой, а он, если чувствует, что человеку не надо то, что он просит, опустит голову и промолчит или кивнет. Мол, ладно, видно будет. Помолится, и все само собой кА-то разрешилось.

Так, с 1 октября 1994 года начались занятия в училище. Первый год существования Духовного училища был особый. Во всем чувствовалась благодать, радость общения, совместной молитвы, общей трапезы. Все делалось по благословению батюшки.

Были и искушения, как без них? Однажды, дежурная училища, что подавала звонки на уроки, сказала мне, что батюшке плохо, ему нездоровится и он очень просит, чтобы за него молились. Дома я прочитала 40 раз за батюшку молитву «Да воскреснет Бог». На другой день он позвонил мне и сказал: «Спасибо за твои молитвы, родная». Откуда узнал? Я ведь никому не говорила, потому что такие дела надо делать тайно. Был ли он прозорлив? Не знаю. Но обладал он широким, неограниченным диапазоном понимания глубин человеческой души.

Случилось мне однажды опоздать на службу на несколько минут (живу далеко от собора). На клиросе прочитали часы, пора начинать Литургию. Регента нет, батюшка вышел на амвон и стал говорить проповедь в ожидании регента. Я быстро вхожу в церковь, пробираюсь в хору. За мной следом спешит на службу дедушка – прихожанин. Отец Александр во время проповеди так, чтобы слышали все нарочно строго, обращается к дедушке:

- Почему опоздал? Разве можно опаздывать на службу? Нехорошо! – и так далее. Я понимала, что это относится ко мне, это меня он стыдил, обращаясь к нему, так как дедушка был свободным прихожанином. Мне же батюшка так и ничего не сказал. С тех пор я больше не опаздывала на службу. Вскоре по ходатайству отца Александра в городе был пущен 14-й рейсовый автобус, который следовал из Заводского района до собора. Тогда еще не было маршрутного такси. Не было и церкви в Заводском районе. Теперь прихожане могли ездить в собор без пересадок.

О периоде заключения он никогда не рассказывал, но от отца Сергия Хомутова (п. Темир-Тау) я узнала, что отцу Александру в тюрьме явился Господь.

Сколько может носить в себе человек: социальных неурядиц, личного состояния здоровья, нервного напряжения и душевных скорбей. Все это может превращаться в срывы или надрывы душевные. И вот чудо – одно благословляющее прикосновение батюшки разом снимало всю усталость жизни и наполняло чувством благодатной радости, душевного покоя.

… иду к могилке батюшки, молюсь, несу ношу жизни, называемую «крест» и вижу на фотографии его глубокий, всепонимающий взгляд: как будто чувствует нашу боль и наши движения души.

- Благословите, батюшка, - трепетно шепчу.

- Бог благословит, родная.

- Что же я напишу о Вас, я ведь не умею.

- Господь поможет.

Хочу закончить эти воспоминания словами Ф.М.Достоевского, которые, как мне кажется, характеризую отца Александра: «Он был под властью сияющей личности Христа».

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.